Больной человек Азии: есть ли у арабов будущее?

__________________________________

 

Миф об арабской угрозе.

 

Наверно этот вопрос вызовет усмешку у обывателя или приступ ненависти у диванных борцов за чистоту расы, льющих крокодиловы слезы по умирающей белой Европе. Конечно, олигархической пропаганде выгодно вопить о мифической «арабской угрозе», так же, как она любит вопить о такой же мифической русской, германской, иранской, японской или китайской угрозе, ведь это отвлекает народы от борьбы с главным врагом – мировым олигархатом. На самом же деле, под эти вопли об «арабизации» Европы в среде офисного пролетариата разжигается ненависть к иммигрантам, а в это время фининтерн уничтожает одну арабскую страну за другой, творя геноцид и сея хаос в арабском мире.

»

Рассмотрим сначала так называемую «арабизацию» Европы. Большая часть европейских арабов живет во Франции и отчасти в Бельгии. Там они составляют основную массу иммигрантов. В остальных же европейских странах арабы составляют незначительную часть от общего количества иммигрантов, которые состоят в основном из турок, индийцев, пакистанцев и бангладешцев, которых с арабами объединяет только религия. Разница между ними такая же, как между литовцами и басками, но всем «неравнодушным» гражданам на это конечно наплевать, чему во многом способствует западная пропаганда, рисуя всех мусульман исключительно в черном свете.

 

Еще один миф – арабы продолжают ехать в Европу и чудовищно там плодятся, грозя вытеснить коренное население. Начнем с того, что эмиграция из арабских стран в Европу к рубежу столетий практически сошла на нет, из-за ужесточения миграционного законодательства в Европе, перемещению миграционного потока в страны Персидского залива, спекулятивному повышению уровня жизни в странах Арабского мира, урбанизации, и как следствие падению рождаемости. Этот процесс продолжался бы и далее, если бы не демократический зуд у некоторых западных правителей, уничтоживших и ввергнувших в хаос в 2003-2011 гг. с десяток арабских государств, из-за чего в Европу вновь хлынули миллионы арабских беженцев.

 

Теперь о тех арабах, которые сидят на пособиях, и даже не прерываясь на намаз, размножаются в геометрической прогрессии. Спасибо за это надо сказать, правящему в Европе олигархату, который сам делает все для этого, раздавая грошовые пособия и делая недоступным образование для детей иммигрантов. Железной пяте не нужны новые граждане – им нужны рабы, на которых можно натравливать ежечасно беднеющих коренных жителей Европы. Ну, или наоборот, натравливать эмигрантов на коренных жителей Европы. Divide et impera как оно есть. Но Европа в целом не станет, конечно же, арабской или турецкой. Будет ли она исламской? Может быть, но лично я довольно скептически отношусь к этому. Я предпочитаю не впадать в грех экстраполяции. Демографические процессы нелинейны и зависят от множества внешних факторов. Время покажет, в общем. Но оставим гнить старушку Европу и перенесемся на Ближний Восток.

 

Больной человек Азии.

 

Так по аналогии с цинским Китаем я называю Арабский мир. Более того, я считаю, мы наблюдаем его последние дни, предсмертную агонию этой великой цивилизации. Я уверен, что арабы не переживут грядущую ресурсную Зиму, по крайней мере в нынешних этнических границах. Почему я так считаю?

 

Начнем с того, в течении 400-500 лет арабы были под властью турок и вышли из под нее не собственными силами, а при помощи англичан. Власть турок сменилась властью англичан, французов и итальянцев. Хотя арабы все же нашли в себе силы начать понемногу сопротивляться новым захватчикам. Так продолжалось 30 лет, пока на арабских землях Палестины не было создано так называемое «государство Израиль». Не было бы счастья, да несчастье помогло. Оккупация Палестины послужила мощным толчком для пробуждения арабского мира от многовековой китаеподобной спячки, но изгнать захватчиков не удалось. Зато удавка европейских колониальных держав начала постепенно спадать. Но часть Палестины была потеряна, а 700 тысяч палестинцев стали беженцами. Так, впервые со времен Реконкисты, произошло изгнание арабов с мест своего проживания и сокращение территории Арабского мира, который я далее для краткости буду называть «Арабистан».

 

Подобный исход войны был предсказуемым, поскольку на тот момент (1948 г) все немногочисленные формально независимые арабские страны, за исключением Сирии и Ливана, являлись отсталыми феодальными монархиями (Египет, Саудовская Аравия, Ирак, Трансиордания и Йемен). Даже сонные китайцы, вечно держащиеся за свои традиции, и то уже избавились на тот момент от подобного анахронизма. После сокрушительного разгрома в первой арабо-израильской войне, арабы таки начали что-то подозревать и стали свергать своих королей одного за другим (в Египте революция произошла в 1952, в Тунисе в 1957, в Ираке в 1958). В Египте после революции к власти пришел молодой амбициозный лидер, новый Салах-ад-Дин – Гамаль Абдель Насер, поставивший перед собой цель объединить арабов и вырвать их из гнетущей тьмы Средневековья. Казалось бы, арабы успели вскочить на ступеньку последнего вагона уходящего поезда цивилизации.

 

Золотое двадцатилетие и упущенные шансы.

 

Насер развил бурную деятельность – ликвидировал удушающую зависимость Египта от Запада, национализировал Суэцкий канал, приступил к индустриализации с братской помощью СССР и начал готовиться к экспансии за пределы Египта. Его деятельность заставила шевелиться оставшиеся неповоротливые монархии, и в феврале 1958 года была создана Арабская Федерация Ирака и Иордании под эгидой Хашимитской династии. Хашимитская династия, правившая в обоих королевствах, будучи на переднем крае борьбы, как с сионизмом, так и насеровским Египтом решила стать противовесом Насеру. Казалось бы арабские элиты поумнели и поняли все плюсы единого арабского государства, но уже в августе того же 1958 года в Ираке произошла революция и король Фейсал был свернут иракскими военными по египетскому сценарию. К власти пришла партия БААС (Партия Арабского Социалистического Возрождения), ставившая те же цели, что и Насер – создание единого арабского социалистического государства. Но стороны так и не смогли преодолеть узконациональные интересы, в итоге Ирак, выйдя из Объединенного Арабского Королевства, остался на обочине объединительного процесса, закуклившись в своих границах, возможно не без помощи саудов и американцев, всеми силами препятствовавших арабскому интеграционному процессу.

 

Но это было бы полбеды, если бы не самый главный шанс, бездарно упущенный арабами – нефть. Воистину, это был подарок Аллаха. Цивилизация, влачившая до этого жалкое существование под пятой различных завоевателей и, казалось, доживавшая свои последние дни, в одночасье получила шанс вырваться в мировые лидеры, построив за счет доходов от нефти первоклассную промышленность и университеты мирового уровня. Но нефть оказалась в руках Саудов, а не Насера. Думаю, если бы все было наоборот, Насер так бы и поступил и сейчас мы бы имели дело с аналогом Китая или СССР на Ближнем Востоке, но, увы, нефть оказалась там, где она оказалась и Насеру пришлось в одиночку строить единое арабское государство, без нефтяных сверхдоходов. Конец был немного предсказуем – в результате прозападного переворота, Сирия вышла из Объединенной Арабской Республики, созданной Насером, а поражение в войне 1967 года и смерть Насера в 1970 году, поставили крест на дальнейших серьезных попытках объединить арабов. Запоздавшая звезда Каддафи, который стал духовным наследником и продолжателем дела Насера, не смогла переломить тренд – Ливия не имела достаточных культурных, демографических и ископаемых ресурсов, чтобы всерьез бороться за лидерство в Арабистане. Она так и осталась африканской страной на периферии Арабистана до самого своего конца.

 

Новые горизонты: индо-иранская Аравия и Месопотамия?

 

После поражения в войне Судного дня, вызванного расколом арабских стран из-за предательства Садата, идея единого арабского государства плавно сошла на нет, наряду с социализмом, на который прогрессивная арабская элита возлагала все свои надежды. Пришедшая к власти в Сирии партия БААС, во главе с Хафезом Асадом не только не создала единого государства с соседним баасистским Ираком, но и даже стала его врагом, вступив в войну с Хусейном на стороне американских империалистов. Хотя, единое сирийско-иракское государство могло бы с успехом заменить выпавший из борьбы садатовский Египет, учитывая нефтяные запасы Ирака, но снова что-то или кто-то помешал этому. В итоге арабы так и не смогли создать свое единое государство, а ЛАГ выродилась в арабский вариант СНГ, став под конец орудием американских империалистов и их саудовско-катарских марионеток.

 

А между тем, неплохой стартовый капитал уже «проеден» – саудовцы скребут по дну нефтяных месторождений, некогда казавшихся бездонными, а знаменитая матка арабской женщины сильно постарела и уже не в состоянии рожать новых арабов как раньше. Средний уровень рождаемости в Арабистане – по 2-2,5 ребенка на женщину. В Тунисе она уже ниже уровня простого воспроизводства – всего 2,0 ребенка на одну женщину по данным Книги фактов ЦРУ за 2014 год. Исключения составляют только Ирак, Иордания, Йемен и Судан, но за вычетом последнего, назвать высокой там рождаемость нельзя: всего 3 – 3,5 ребенка на женщину со стабильным понижающимся трендом. На одну афганскую женщину, для сравнения, приходится в среднем 5,43 детей. Кроме того, в арабском мире обострились продовольственные проблемы, усилилась нехватка пахотных земель и питьевой воды. Теперь уже речь может идти только о том, как бы не потерять последнее, но оно все равно будет неизбежно потеряно.

 

Арабский мир похож на Русский мир в своей разделенности, и также как у Русского мира есть свое «матричное» государство – Россия, у арабов также есть такие государства. Их насчитывается четыре: это Саудовская Аравия – колыбель арабов и ислама, Египет – самая густонаселенная арабская страна, нередко бывавшая лидером Арабистана, Ирак – центр великого Багдадского халифата и Сирия, чья столица Дамаск была второй столицей Халифата. За прошедшее десятилетие три из этих четырех государств были уничтожены или стали балансировать на краю гибели, а четвертое судорожно пытается не скатиться вслед за первыми тремя. За это время арабы потеряли контроль над двумя богатыми нефтеносными районами – Курдистаном и Южным Суданом. Любопытный факт: до «независимости» в Южном Судане было два госязыка: арабский и английский. В новой же «независимой» конституции Южного Судана остался только один – английский. Территория же Арабистана сократилась на примерно миллион квадратных километров (это территория двух Франций), а самих арабов из стран Персидского залива вытесняют многочисленные иммигранты с Индостанского полуострова. Там они уже давно составляют абсолютное большинство населения, и только жесткая тоталитарная политика монархов позволяет этим странам все еще оставаться арабскими. Даже разговорный язык в госорганах там английский, а не арабский. Кстати, самые большие общины пакистанских и бангладешских эмигрантов живут в арабских странах Персидского залива. Арабов самих теснят иммигранты, причем в таких масштабах, о которых Европе и в кошмарном сне не снилось.

 

Арабский мир стремительно сжимается как шагреневая кожа. Такова плата за узконациональный эгоизм, свидомизм и феодальный хуторской менталитет. Арабы так и не смогли преодолеть свои предрассудки. Причем в последнее время межарабская усобица перекинулась и вовнутрь казавшегося монолитного до этого геронтократического блока во главе с Саудовской Аравией – это, прежде всего показательный остракизм Катара и усиление проиранской фронды со стороны Омана.

 

Итак, что мешает сейчас арабам пережить грядущую ресурсную Зиму:

 

1. Отсутствие источников энергии следующего поколения – арабы так и не смогли построить у себя достаточное количество АЭС и очевидно, что уже не построят. Первую АЭС в Арабистане планируют построить только к 2017 году в ОАЭ.
2. Отсутствие крупной промышленности – «мудрые» арабские шейхи и полковники сделали ставку на туризм и финансовый сектор, с довольно предсказуемым результатом
3. Нехватка пахотных земель и воды – это тоже надолго, теперь уже видимо навсегда.
4. Высокое демографическое давление – тоже надолго, пока видимо остатки арабской государственности не будут окончательно уничтожены грядущими событиями.
5. Как следствие – критическая продовольственная зависимость от внешнего мира.
6. Низкое качество населения и социальная неразвитость – вместо университетов и школ арабские дети ходят в мечети и медресе и учатся убивать друг друга.
7. Присутствие сильных внешних врагов, заинтересованных в уничтожении Арабистана – Израиля, США и Ирана, причем последний находится сейчас на восходящем тренде и уже подомнул под себя Ирак, Сирию и отчасти Ливан. (Кстати, Арабистан – это иранский термин, по аналогии с Суннистаном и Шиитстаном небезызвестного рисователя шизофреничных карт Ральфа Петерса. Да, арабские территории теперь называют иранскими названиями. Тенденция, однако).

 

Поэтому я ставлю на то, что этот больной человек уже никогда не поднимется. Природа мстит тем, кто пренебрегает ее дарами, причем мстит жестоко и беспощадно. Арабская весна – это лишь первый акт арабской трагедии, жалкое начало той кровавой драмы, которая уничтожит эту некогда великую цивилизацию и даже может быть превратит арабский язык в мертвый язык, подобно арамейскому и древневавилонскому языкам. Печальная история арабов – это наука для всех нас. Русский мир должен вновь стать единым и неделимым, чтобы не повторить судьбу несчастных арабов.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.6 (всего голосов: 9).

реклама 18+

 

 

 

___________________