Украинский цирк

__________________________________________

 
свидомисть «Мой друг-доктор не знает, что со мной», – гурствовал Борис Борисович Гребенщиков, мне же пора спеть обратное: не знаю, что с моим киевским другом-доктором. Человеком начитанным, интеллигентным. Ещё месяц назад мы могли беседовать на любые темы. Впрочем, чего лукавить, неизбежно скатывались в политику, но и в ней старались если не слышать, то слушать друг друга. Удавалось не разругаться, не проецировать конфликт политический на конфликт личностный.

Так было, но теперь доктор не хочет видеть меня, ёрничает, злится, попрекает Крымом. В хамской, безапелляционной манере.

Сперва возражал ему, приводил доводы, выдержку прокачивал до верхнего уровня, но тщетно.

Он не один такой, мой доктор. Их, всезнающих, самоуверенных, достаточно. Тех, кто воспылал странной формой патриотизма к великой, единой Украине. Я, к слову, тоже за подобные дефиниции, но боюсь, с такими батькивщинопоклонниками слишком весом фактор обречённости моей страны.

Хотя, казалось бы, всё не кончилось, но пошло на убыль. Евромайдан состоялся. Президента выбрали. Перемирие объявили. Должны были подуспокоиться, но нет – патриотический градус только вырос. И основная локация страсти не в Западной Украине, а в столице. То ли патриоты, переехав сюда во время Евромайдана, остались, то ли вирус, заставляющий мыслить лозунгами, а действовать по законам толпы, интегрировался в киевлян, не привычных к подобной заразе. Исполнились пророческие слова Михаила Лермонтова: «Смешались в кучу кони, люди…»

В этом коллективном бессознательном хорошо отыскивать материал для изучения психических расстройств и отклонений, но не жить в нём. Слишком ломкой, как вермишель «паутинка», становится психика. Ведь Евромайдан, похоже, стал ключевым этапом гигантского психологического эксперимента, реализованного над украинцами и отчасти напомнившего, но с куда большим масштабом, Стэндфордский опыт, в рамках которого обычных людей превращали в рабов-животных и злодеев-садистов. Украинцев акцентуировали на внешнем враге, внушили, что они избранные.

Так откуда столь навязчивый культ всего украинского? Нелепый, прежде всего, в своих проявлениях культ. Вывесили, где ни попадя – даже к собачьей будке примостили – флаги. Раскрасили что только можно – и мусорные контейнеры тоже – в жёлто-голубые цвета. Десяток раз вместо зарядки прокричали про Путина. Надели вышиванку или майку с трезубцем. Набили татуировку «Воля або смерть». Проорали сорок раз гимн. А главное – заговорили на родном языке.

Да так, что Азаров с его «прошарком кровосисив» завидует. Суржик? Нет, скорее дебют пьяных марсиан в польско-украинском рэпе. Откуда подобное неуважение к языку? К собеседнику? К себе? К Украине? В угоду каким таким патриотическим идеалам?

Где всё это было раньше? Или Украина не была Украиной, а мы не были украинцами? А теперь стали? Почему о патриотизме – вот о таком – вспомнили лишь сейчас?

И вспомнили не через призму любви к своей державе, а через ненависть к другой. Сидим на встрече. Напротив – взрослый мужик, ездит на солидной машине, носит часы за сотню тысяч. А ведёт себя как пацан – задирает, подначивает: «Да что там ваш Крым? Засуха! Нищета! Убогость! Голодайте, русские, голодайте. Только об одном жалею – в этом году не съездил туда на перепелиную охоту. А шампанское видел? На акцизную марку Украины нацепили ленточку колорада, написали «Продукт русского Крыма». А-а-а, клоуны! Ну, скажи, ну, скажи: Крым – Украина!».

Что с ним? Чем накормили? Если каждая вторая его крымская история больше подходит для рассказов Лавкрафта или романов Донцовой.

А вот другая патриотка, познакомились на книжном форуме во Львове. От того логично пробую говорить с ней о замечательном украинском писателе Тарасе Прохасько. Не знает его. И Ешкилева с Издриком тоже. Кулиша с Франко не читала, с украинскими режиссёрами и художниками – совсем беда. Мне что ли, крымчанину, рассказывать ей об украинской культуре?

Патриотичные извращения на Украине не просто сделали нормой, а возвели в некий образец, идеал, к которому нужно стремиться. Если же ты – в силу врождённого чувства противоречия, здравого смысла или банального неумения – отказываешься «скакать» вместе с остальными, то записываешься в лепрозорий тех, к кому подходить мерзко; дадут балахон, колокольчик и отправят в Россию.

В основе нынешнего украинского патриотического безумия – подчёркиваю речь именно о крайностях, китче – «страх того, что мы могли бы быть лучше, и радость того, что мы в надёжных руках». «Менеджера выбрали, менеджера грамотного»! – клокотали одни после президентских выборов. «Ляшко наведёт порядок, он парень конкретный!» – трепетали другие. «Юле – волю!» – ностальгировали «староверы». А толку?

Да и в какой момент популистская, а подчас абсурдная риторика украинских политиков, обзаведшихся человеческими личинами, превратилась в адекватную относительно других граждан норму? Когда было такое, чтобы на улицах бредили сильнее, чем в Раде?

В подобных условиях гротескный, воинствующий акцент на своей «украинскости» – это, прежде всего, вызов, провокация. Смотришь на меня, патриота, косо? Под сомнение Украину великую ставишь? Да ты не наш, братец! Мы тебя сейчас – цап! Не хочешь? Тогда полезай в вышиванку, разучивай наизусть тексты Вакарчука!

Да, любовь к своей родине – это прекрасно. Но лишь до тех пор, пока конструктивное высшее чувство ни перерастает в деструктивный фетиш. Ведь флаг – это не наклейка на бампер и не атрибут на «торпеде», аккурат между иконками и голыми тётками. И гимн лучше петь в соответствующей обстановке, а не в преддверии алкогольной комы, когда ненароком сбиваешься на песни Русланы и Ани Лорак. Потому что – уж простите за пафосный, дидактичный регистр – герб, флаг, гимн – это сакральные символы, а не модные «фишки», растиражированные с целью подзаработать и унять страх.

Изобилие, тем более, такое – аляповатое, китчевое – неизбежно приводит к обесцениваю даже самых правильных, важных ценностей и идей. Беснующейся толпой они нивелируются, перестают существовать.

И это вдвойне страшно, потому что неуёмная эксплуатация их на Украине изначально была негативна. Она должна была решать две задачи: во-первых, скрывать пустоту, образовавшуюся от нехватки реальных дел и проектов, во-вторых, снимать всякую ответственность за их отсутствие.

В том числе и потому в псевдопатриотическом китче нет ни единения нации, ни развития свидомости, ни пиршества украинского духа – нет, это больше похоже на цирк, где дрессировщики гоняют зверей, думающих, что они главные звёзды шоу, а клоуны смешат зрителей. Только клоуны эти жаждут крови и жутко напоминают Оно Стивена Кинга. От того местами смешно, но чаще – как никогда грустно.

Автор: Платон Беседин - писатель, литературный критик, публицист

Besedin.jpg

#SaveDonbassPeople
#DonbassAgainstNazi

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 19).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

---------------------------