Ростислав Ищенко:.«На территории Украины окажется одно огромное Сомали»

__________________________________________

 


Происходящие сегодня на международном поле процессы мало зависят от Украины и Крыма, и начались они ещё в середине 90-х годов, считает украинский политолог Ростислав Ищенко.

Это результат политики США, пытающихся ослаблением России доказать своё военно-экономическое превосходство.

Позиция России, которая, в принципе, была согласна быть партнёром США, даже в какой-то степени младшим, перестала устраивать Вашингтон. Потребность штатов в военно-политическом доминировании уже исключала партнёрство. Потому что партнёр имеет какие-то собственные интересы, с ним надо считаться. И где-то с начала 2000-х годов США переходят к открытому наступлению на Россию.

Ослабляя позиции РФ, Америка решала все свои текущие проблемы, оставаясь единственной доминирующей системой.

Ахиллесова пята

Почему инструментом для этого выступления была выбрана Украина?

Ростислав Ищенко: Украина для России – наиболее уязвимое место. Не только потому, что там, по состоянию на февраль прошлого года, жило 45 миллионов преимущественно русских людей, не только потому что на этой территории было сосредоточено около 40% промышленности, около 60% ВПК бывшего СССР, но и потому что эта территория является связующим звеном между Россией и ЕС. А Европа – это как раз тот прутик, который переламывает спину лошади. До тех пор, пока Европа находится в американской сфере влияния, США в северном полушарии ничего не угрожает. Но по мере того, как Европа начинает становиться экономическим партнёром России, позиции США подрываются автоматически. Поэтому Украина была стратегически важной точкой, удар по которой приводил к серьёзному подрыву международных позиций РФ, к срыву массы интеграционных проектов на постсоветском пространстве и к подрыву внутриполитической стабильности в России – то есть для США решалась сразу масса проблем. Это не получилось в 2000-м году, это плохо получилось в 2004-2005 годах, но удалось в 2014.

Как вы считаете, на какой сценарий в 2014 году рассчитывали США, и что из этого им удалось реализовать?

– В феврале 2014 года США загоняли Россию в логическую ловушку. Вашингтон предполагал два варианта развития событий. Первый: Россия отправляет на Украину войска и не допускает укрепления новой власти в Киеве. В таком случае ее обвиняют в нарушении норм международного права, в удушении молодой украинской демократии, в нападении на суверенное государство. Что, в свою очередь, ведёт к цепочке проблем: в отношениях с Европой, которая ввела бы более жесткие санкции, после которых отношения с Россией, по сути, были бы разорваны; к проблемам со своими союзниками, потому что в Минске, Астане, Ереване начинают думать: «если можно в Киеве, то можно и у нас». И потом вся заботливо выстроенная российским руководством конфигурация интеграции постсоветского пространства просто начинает рушиться.

Второй вариант: Россия войска на Украину не посылает. Там укрепляется откровенно нацистский антироссийский режим, который начинает провокации и дестабилизацию приграничных российских регионов. В принципе, само его появление и отказ от защиты русских на Украине приводит к значительному росту недовольства населения внутри РФ. Государство объективно слабеет, у него появляется масса внутренних проблем, ему уже не до международной активности. И опять-таки, таким образом многие проблемы для США решаются, они получают выигрышную позицию.

США выгодна гражданская война на Украине

По какому сценарию пошла Россия?

– Российское руководство нашло выход из этой сложной ситуации: когда вроде бы и война не началась, и мир не наступил. Вроде как неонацистское правительство в Киеве сохранилось, но укрепиться ему явно не удалось. И ликвидация этого правительства вопрос времени, а не принципа. Причём с высокой долей вероятности, это должно было произойти осенью прошлого года. С моей точки зрения, то, что его существование затянулось до сих пор и продлится ещё какое-то время, как раз непосредственно инициировано Москвой.

В результате Вашингтон оказался перед тяжёлым сложным выбором между плохим и худшим. Ему либо надо содержать бессмысленное украинское правительство, тратить на это собственные дефицитные ресурсы. А вся история с Украиной была развязана для того, чтобы, напротив, использовать чужие ресурсы для поддержания своей стабильности. Другой вариант для Вашингтона – уходить с Украины, признавая своё поражение. Причём очень серьёзное поражение, которое реально переводит всю Европу в российский лагерь. Конечно, не за одну ночь, ни за одну неделю, ни за месяц, может быть даже не за год.

Сейчас у США остаётся практически один не очень хороший, и не очень плохой для них выход – разжигание гражданской войны на всей территории Украины. В принципе, проблема решается очень просто. Надо убрать Порошенко как условно легитимную фигуру. Следующий поворот будет к полной дестабилизации, к полному выходу из под контроля различных неонацистских формирований, к началу быстрой фрагментации страны и к тому, что на территории Украины окажется одно огромное Сомали, куда рано или поздно вынуждена будет зайти Россия и решать все проблемы за свой счёт.

Европа боится пожара

Какую роль в этих процессах играет ЕС?

–Послушно следовавшая в фарватере американской политики Европа начала понимать, что сейчас Украина вспыхнет (это фактически уже нельзя предотвратить), но следом за ней вспыхнет и Европа. Здесь объективно совпали интересы России и ЕС, с этим собственно связан визит Оланда с Меркель в Москву и быстрое начало переговоров в формате «Минска-2». Тогда, по сути дела, Европа продемонстрировала готовность «сдать Киев», но не продемонстрировала готовность «сдать США». Сейчас, как мне представляется, европейские лидеры пытаются повторить путь Януковича – усидеть на двух стульях: с одной стороны, и с Россией не поссориться, с другой стороны, и США не изменить. Но ещё в 2013 году Украина была тем призом, который можно было отдать и таким образом дистанцироваться от борьбы. Сейчас сдача Украины не решает проблемы Европы. Проблемы Европы может решить только переход из лагеря в лагерь (из американского в российский – ред.). Россия объективно заинтересована в выстраивании многополярного мира, а США по мере сужения пространства для ограбления, заинтересованы в ограблении уже своих ближайших союзников, того же ЕС.

Каким Вы видите ближайшее будущее мировой политической системы и Украины?

– Если исходить из динамики процессов, то в течение этого года должен рассыпаться киевский режим и гражданская война на Украине перейдёт в завершающую стадию. Не знаю, каким образом: путём занятия всей территории ополчением, путём введения каких-то коллективных миротворческих сил, путём отправки туда российской армии – тут возможно масса вариантов. После этого в завершающую стадию должна перейти и геополитическая борьба. Поскольку мы исключаем возможность прямого ядерного конфликта (потому что, если мы его не исключаем, тогда нам говорить не о чем), то мы можем посчитать, что США до полной капитуляции или финансово-экономического коллапса осталось примерно два-три года

С моей точки зрения, к концу 2017-началу 2018 года ситуация в мире должна коренным образом поменяться: то есть фактически должна быть прописана новая конфигурация планеты, новое международное право, полностью ликвидирован постялтинский мир, нарисован какой-то другой. Его контуры сейчас очень трудно представить, но понятно, что это будет мир без Соединенных штатов, мир, в котором США будут занимать примерно такую позицию, какую Германия и Япония занимали в 45-м году. Я думаю, что это понимают не только в Москве, но и в Вашингтоне. Поэтому 2015 год будет очень сложным и напряженным, а для Украины он, скорее всего, принесёт очень много проблем. Я думаю, то, что было до этого, окажется ещё детской игрой в песочнице по сравнению с тем, что может ожидать регионы Украины.

«Мы миновали возможность открытого вторжения в Крым»

Каково место Крыма в глобальном противостоянии западного проекта с российским?

– Понятно, что в глобальном противостоянии Крым не может постоянно занимать такое место, как Китай. Но он может, как Донецк и Луганск, на какое-то врем стать точкой приложения стратегических усилий. В феврале-марте 2014 фактически от ситуации в Крыму зависело очень много. В Севастополе находится база российского флота. И находилась там всегда. Если бы Киеву тогда удалось расшатать здесь быстро ситуацию: то есть быстро перебросить нацистских боевиков, быстро подкрепить их местными крымскотатарскими боевиками и начать банальную резню, то Черноморский флот бы просто не мог бы не выступить. Под угрозу были бы поставлены жизни членом семей российских военнослужащих, и хочешь, не хочешь, люди, у которых есть оружие, пошли бы защищать свои семьи. И тогда Россия должна была бы признать либо то, что её флот вступил в войну на Украине, либо то, что она не контролирует крупную войсковую группировку – целый Черноморский флот. И одно, и второе было бы очень плохо с международной политической точки зрения. Поэтому в Крыму произошло то, чего не произошло, допустим, в Донецке или Харькове. Здесь внезапно появились люди одетые в непонятную форму, блокировали украинские воинские части. И в течение двух недель всё закончилось: быстро и эффективно.

Сейчас Крым является уже не такой важной, с точки зрения геополитики, но достаточно чувствительной точкой для России. Потому что это труднодоступный, уязвимый регион, который требует поддержки и избыточного военного присутствия. Поэтому Россия развернула здесь большую войсковую группировку, значительно более крупною, чем требовалось бы для защиты Крыма в других условиях.

С моей точки зрения, летом прошлого года мы счастливо миновали опасность открытого вторжения Украины в Крым. При необходимости втянуть Россию в военный конфликт, у Киева был, кстати, единственный вариант: он никогда не признавал перехода Крыма под новую юрисдикцию. И в любой момент он мог бы послать войска на перешеек с заявлением, что он просто восстанавливает свой суверенитет над утраченной территорией. Тогда был избран другой вариант. В Киеве, или, скорее всего, в Вашингтоне, показалось, что проще «додавить» ДНР и ЛНР и таким образом заставить Россию выступить открыто. Таким образом Крым счастливо миновал опасность вторжения.

С моей точки зрения, сейчас эта опасность минимизирована, потому что все силы Украинской армии ушли на войну на Донбассе. И все, что у неё осталось, увязло там. Но существует другая опасность: при распаде украинского государства появится большое количество нацистских банд, которым, по большому счёту, всё равно, с кем воевать. Они ведут полупартизанскую войну. Тогда Крым тоже становится уязвимой точкой, потому что у боевиков здесь есть свои счёты. Им, в какой-то степени было бы даже приятно нанести России удар в Крыму. Тогда возникнет просто опасность мелкого точечного террора.

«Создание независимой Украины было абсурдом»

Вы сказали, что Украина стала лишь орудием в геополитическом конфликте. Но ведь страну как-то готовили к этой роли. Как вы считаете, откуда у части украинского населения взялась привычка винить Россию во всех бедах?

– Сам факт создания независимого украинского государства было абсурдом, потому что на территории, населенной на 90 или 80% русскими людьми создавалась второй русское государство. В процентном отношении от общей численности населения, русских на Украине, даже, если они в паспорте будут записаны, как украинцы, больше, чем в России. Потому что в России живут чуваши, мордва, якуты, буряты и другие народы. А на Украине – сплошные русские, даже, если они себя считали украинцами. И после того, как это независимое государство было создано, необходимость его независимости надо было каким-то образом обосновать. Сделать это можно только одним образом: сказав, что за границей живут враги. От кого сепарируются – от тех, с кем плохо. Поскольку отделялась от России, значит, плохо Украине было жить с русскими. Почему? Потому что «колбасу забирали, и вообще всю жизнь угнетали». И плевать на то, что в Харькове и Белгороде, Донецке и Ростове люди друг от друга практически не отличаются.

Вдобавок ко всему, местная элита, получив в руки государство, обладавшее огромным постсоветскими наследием, и приступив к его приватизации, совершенно не хотела делиться с центром. Всё это сложилось в одну мозаику: элите необходимо государство, потому что необходимо поделить все, что осталось от Советского союза. Народу надо рассказать, зачем это государство необходимо. Единственное логическое идеологическое – это галицийско-русофобский проект, он уже готов и существует практически сто лет. Осталось только взять его на вооружение и наложить на нужную матрицу. Совпадение интересов привело к тому, что с первых же дней существования современного украинского государства в нём началась русофобская пропаганда. Кстати, если будет создано государство Новороссия, через 10 лет оно будет таким же русофобским, потому что надо будет объяснить новороссам, почему они новороссы, а не русские, почему у них там проходит граница, зачем собственное государство и зачем содержать собственную элиту.

via aif.ru

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.6 (всего голосов: 14).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

---------------------------