Не метать бисер перед Западом

__________________________________

 

Виктор Мартынюк

 

Идея повторного референдума о статусе Крыма лишена какого бы то ни было смысла, полагает эксперт

У западного истеблишмента, возможно, есть коллективная совесть. У которой есть имя и фамилия.

На такую неформальную честь явно претендует депутат Бундестага, он же член немецкой делегации в ПАСЕ Андрей Хунко.

Во всяком случае, его слова, сказанные на прошедшей накануне в Москве пресс-конференции являются достаточно редким в наше безумное время порывом найти для евробюрократии цивилизованный выход из возникшей неловкости с непризнанием Крыма. Она - неловкость эта - пока что маскируется сухими протокольными фразами, но звучат они уже не так уверенно, как год назад.

«Жертва агрессора» как могла приближала эту неизбежную минуту сомнений. Приближала в том числе своими новыми законами и рядом вопиющих заявлений, вроде того памятного - о «грязной бомбе».

Посмотришь, послушаешь, почитаешь... Нет-нет, да поймаешь себя на мысли, что у тех 97%, что голосовали за воссоединение с Россией, похоже, были на то существенные мотивы. Они, собственно, и не скрывались. За минувшие недели, если судить по словам г-ну Хунко, такое понимание пришло к немалому число европолитиков. Потому что, признался он, дискуссия большая во влиятельном экспертном сообществе имеет место быть - как же осекшемуся Западу все же закрепить Украину за Россией?

«Есть еще один политик, с которым я во многом согласен..., он предложил провести новый референдум в Крыму, который был бы признан на международном уровне, дал бы Крыму стать международно признанной частью России», – заявил Андрей Хунко на встрече с журналистами.

Неназванный «один политик» вполне может оказаться действительно коллективным...

В беседе с обозревателем KM.RU политолог, философ, главный редактор «Агентства политических новостей» Константин Крылов раскритиковал «заботливое» предложение немецкого депутата:

- В разговорах с нашими, как сейчас выражаются, западными партнерами о признании Крыма могло бы вполне сработать утверждение, что Крым в свое время был завоеван именно русскими, что именно русские являются его коренными жителями, а никак не украинцы.

Крым был завоеван известно когда и известно по какой причине и, в отличие от многих других завоеваний, причина эта была весьма и весьма уважительной - речь шла о необходимости добить крымское ханство и покончить с работорговлей. И это сделало то русское государство, правопреемницей которого и является нынешняя Россия.

Но ключевая проблема в том и состоит, что Российская Федерация на официальном уровне так и не признала себя правопреемницей Российской Империи и, соответственно, мы уже не можем использовать данный аргумент в свою защиту.

Есть и другой путь: говорить о том, что Крым в свое время был передан Украине генсеком Хрущевым незаконно. Но тогда придется говорить и о тех обстоятельствах, которые сделали возможным это преступление, о системной проблеме самодурства вождей, которые при принятии стратегически важных решений считались порой лишь с какими-то сиюминутными соображениями и не были способны просчитывать возможные варианты развития событий на десятилетия вперед.

Придется громогласно признавать порочность установившейся тогда номенклатурной системы, докапываться до ее истоков и, наконец, заявлять о том, что все мы стали жертвами коммунистического режима, который, помимо всего прочего, отнял у России Крым и передал его Украине.

Возможно, такая риторика действительно произвела бы на Запад должное впечатление, но, полагаю, не стоит лишний раз пояснять, почему мы такую риторику не использовали, не используем и, очевидно, использовать не будем.

Все остальные варианты «задобрить» Запад, если мы вдруг действительно решим этого добиваться, заведомо обречены на провал. Не надо думать, что им неведомы ярко пророссийские настроения жителей Крымского полуострова, что они не знают об этническом составе этого региона.

То есть практического смысла в повторном референдуме нет. И прежде всего для самого Запада. Если упрощенно, теоретически новый референдум может пройти ровно по двум сценариям: под жестким контролем Европы и вообще Запада или под жестким контролем Москвы. При этом с практически стопроцентной вероятностью любым его итогам «цивилизованным миром» будет дана предсказуемая оценка: референдум на «оккупированной территории» не может быть законным по определению.

Соответственно, резюмирую, если вдруг мы все же решимся попытаться «легализовать» Крым, нам, прежде всего, нужно будет либо официально признать себя правопреемниками Российской Империи, либо публично отречься от преступных решений советской номенклатуры.

При этом, полагаю, два эти варианта можно было бы и объединить.

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 2.9 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

 

 

___________________