Эти странные совпадения и воспоминания...

__________________________________

 


«Вот приедет барин — барин нас рассудит». А какая еще строчка из произведений хоть Николая Алексеевича Некрасова, хоть любого другого русского или иностранного поэта может прийти в голову, когда читаешь новость о том, что посол США на Украине Джеффри Пайетт вознамерился прибыть в Закарпатье и в частности посетить Ужгород? Только эта - «холопы» уже десять дней не могут разобраться в жизненно важном вопросе, кто на свете всех милее, всех прекрасней и белее — новая власть в Закарпатье, приехавшая на танках и БТР бороться с контрабандой и «Правым сектором», старая власть, крышевавшая контрабанду, или «Правый сектор», доблестно отстаивавший территориальную целостность Украины в нескольких тысячах километрах от зоны боевых действий? Тут барин не просто нужен — он насущно необходим, и вот он едет...

Почему-то есть смутное, но неотвязное подозрение, что ни с чем Пайетт в данном случае не разберется. И то сказать — это же не Верховная Рада, и здесь такой надежный и проверенный временем инструмент как шантаж (заморозим счета в западных банках, лишим ваш бизнес рефинансирования, не дадим кредит МВФ), может дать сбой. Чем дальше в лес, тем больше белых единорогов, которые не имеют счетов в The Bank of New York, зато имеют на руках оружие. А это весьма неприятно и небезопасно.

Возможно, поэтому меня посетили воспоминания о «делах давно минувших дней» - ну, если быть честной, не так уж давно минувших. Всего-то ничего — каких-то неполных три года назад в ливийском городе Бенгази при не до конца выясненных обстоятельствах был убит посол США Кристофер Стивенс. Не хочется становиться рабой теории символичных совпадений, но много общего было у этого ныне покойного чиновника американской Администрации и пока еще здравствующего г-на Пайетта. Ну, хотя бы возраст: Кристоферу Стивенсу было 52 года, когда его жизнь прервалась в результате физического воздействия на его организм, оказанного «благодарными ливийцами». Джеффри Пайетту на данный момент 51 год...

На этом совпадения не исчерпываются. Стивенс, как вспоминал впоследствии его личный друг, небезызвестный в узких кругах философ Берна-Анри Леви, рьяно поддержал восстание против Муаммара Каддафи и являлся представителем США при Переходном национальном совете в Бенгази во время ливийской революции. В видеообращении Госдепартамента, выпущенном вскоре после утверждения Стивенса в новой для него должности, сияющий от восторга «старина Кристофер» заявлял: «Меня охватило восхищение при виде того, как ливийский народ восстал и потребовал свои права». Ничего не напоминает? - Отож...

Восхищение, судя по всему, оказалось недолгим, как, впрочем, и срок пребывания Стивенса в должности, и продолжительность его земного существования после назначения его послом в Ливию. Неожиданно (!) выяснилось, что свободолюбивый ливийский народ не является единым целым, а попытка создать на территории Ливии конфедерацию обернулась войной между племенами и религиозными группировками по принципу «все против всех». Это обстоятельство напрягало несчастного Стивенса все больше и больше, поскольку его попытки разобраться «товарищи, а почему сыр-бор горит?», оказывались тщетными. И он, по крайней мере, трижды слал своему непосредственному начальству письма, содержащие просьбы либо отозвать его из Ливии, либо предпринять какие-то действия, направленные на умягчение ливийских сердец.

Самое интересное в том, что до сих пор толком неизвестно, как он погиб, да и, судя по всему, конкретные обстоятельства насильственного перевода Стивенса в альтернативное живому состояние никого не волновали. Есть версия, что автомобиль, в котором он пытался бежать из Бенгази, был расстрелян боевиками одной из ливийских враждующих группировок. Есть версия, что он и его охранники пытались укрыться в бункере, где и задохнулись, поскольку туда пустили газ. Есть версия, что боевики ворвались в бункер и... Короче, в чем — в чем, а в версиях нет недостатка, но независимо от того, какая из них соответствует действительности, факт остается фактом. В стране, формально находившейся в тот момент под прямым управлением США, был убит один из чиновников этой страны, который, по сложившейся традиции, должен был являться ее истинным правителем...

Лично я на месте Пайетта задумалась бы над этой историей. Впрочем, может, он и так уже над ней задумывается. Как знать... Несколько месяцев назад выяснилось, что Украина — це не Европа. Так, может, Украина — це Ливия?

PS. Уже поставив статью, обратила внимание на расцветку галстука покойного посла США в Ливии. Честное слово, это было сделано не нарочно! Но видно сегодня такой день, что символичные совпадения буквально повсюду...

Анастасия Скогорева

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.4 (всего голосов: 16).

Категории:

реклама 18+

 

 

 

___________________