«Турецкий поток» оставит Украину без газа

__________________________________

 


Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов отмечает, что «Турецкий поток» поможет частично снизить транзитную зависимость от Украины, которая становится все более важной проблемой по мере приближения 2019 года, когда истекает долгосрочный транзитный контракт с этой страной.

— Этот проект абсолютно логичен и может быть реализован. Даже год назад, когда случились всем известные события, было понятно, что к нему вернутся после того, как Турция принесет извинения и покажет, что была не права. После попытки переворота в Турции Эрдоган понял, что его положение вовсе не так прочно, как он думал, принес извинения Москве, после чего снова открылась дорога для реализации этого проекта.

Турции он нужен, так как несмотря на все громкие слова ее руководства, они не способны отказаться от российского газа. Он составляет более половины всего объема потребления страны. «Турецкий поток» позволяет получать этот газ напрямую и дешевле, и это важно для Анкары. Что касается России, мы уже провели масштабную подготовительную работу для «Южного потока», поэтому «Турецкий поток» станет хорошей альтернативой для использования инфраструктуры, которая уже была построена практически наполовину. Кроме того, этот проект важен в виду того, что мы планирует отказаться от украинского транзита.

— И это станет возможным с «Турецким потоком»?

— Отмечу, что нам не удастся полностью избавиться от транзитной зависимости, потому что возникновение любого транзитного государства, в том числе Турции, — это и есть транзитная зависимость. Однако само по себе это не так плохо. Если экономически выгодней транспортировать газ через территорию какой-то страны, это стоит делать. Тем более, если это вменяемое государство, которое ответственно относится к своей транзитной функции и не использует ее, как довод для получения политических преференций.

Например, Белоруссия — это адекватная страна, а другая страна на букву «У» — неадекватная. И если через территорию первой прокачка увеличивается и находится на максимуме, то через вторую прокачка либо снижается, либо остается на низких уровнях.

Но отказываться от транзита через Украину нужно даже не из-за политики ее руководства, которая всегда была такой. Сегодня риторика стала более откровенной, но неадекватное отношение украинских властей к российскому транзиту и представление о себе, как о чрезвычайно важной стране, которая может диктовать условия, ничего не предлагая взамен, мы наблюдали на протяжении 20 лет.

Собственно, 20 лет назад впервые заговорили о том, что нужно строить обходные пути, тогда же возникли идеи «Северного» и «Южного потоков». Последний реализовать не удалось из-за политической позиции ЕС.

Отказываться от транзита через Украину нужно потому, что их труба стареет, а недовложения средств в ее ремонт и модернизацию чудовищны. В лучшем случае, в нее вкладывалось 20% от необходимых средств, и в каком состоянии сегодня находится украинская ГТС, никто не может сказать.

Наш транзитный договор с Украиной истекает в 2019 году, и к этому моменту желательно иметь структуру, которая позволит направлять газ европейским потребителям, минуя Украину. Сегодня существует «Северный поток», который с каждым годом наполняется все больше. Последние два года он заполнялся сверх квот. В 2015 году было превышение квоты Еврокомиссии на два миллиарда кубометров, а сегодня превышение в среднегодовом выражении превысит четыре миллиарда. Это значит, что маршрут начинает работать более эффективно.

Строительство «Турецкого потока» позволит обеспечить как турецкий рынок, так и балканских потребителей по реверсным схемам. Для этого можно использовать трубопроводы, по которым сегодня газ через Балканы поступает в Турцию. Их можно использовать и для реверса газа из Турции. Это важно, так как Балканы — самый уязвимый регион во время любого газового конфликта между Россией, Украиной или ЕС.

— Значит, новый трубопровод на территорию Европы проложить не удастся?

— В сложившихся политических условиях это практически невозможно. Руководство Евросоюза, которое, кстати, полностью сменится к 2019 году, уже заблокировало строительство «Южного потока». Но проблема украинской трубы никуда не делась и ее нужно решать. «Турецкий поток» в какой-то мере позволит это сделать. Глобально же эту проблему сможет решить «Северный поток-2», работа по которому идет, несмотря на препятствия со стороны некоторых европейских политиков.

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник полагает, что успех «Турецкого потока» может заставить европейцев изменить свое мнение и вернуться к идее прокладки российского газопровода на юге ЕС.

— Этот трубопровод будет полностью соответствовать Третьему энергопакету ЕС, поэтому дальше европейцам придется синхронизироваться с нами. Но теперь это их заботы. Раньше у них, по большому счету, были лучшие условия.

Мы занимались всей инфраструктурой и отвечали за ее строительство. Теперь же мы больше в этом не участвуем, и им придется самостоятельно инвестировать в нее. Это их труба. Мы поставим газ до границы, а дальше пусть делают, что хотят. Если они не захотят покупать газ, то мы, как сказал Алексей Миллер, просто уйдем на другие рынки.

Но разве у европейцев есть альтернативы? Внутренняя добыча газа у них падает, все их дополнительные проекты по развитию возобновляемых источников энергии пока не финансируются в необходимом объеме и развиваются слабо. При низких ценах на углеродные энергоносители вся альтернативная энергетика вообще становится нерентабельной. Так что, в крайнем случае, мы подождем.

— А газопровод из Азербайджана через Турцию не может повлиять на планы строительства «Турецкого потока»?

— В какой-то степени это конкуренция. Но мы ведь строим и «Турецкий поток», и «Северный поток-2», в том числе, как вариант обхода Украины. Перед нами стоят задачи диверсификации поставок и ухода от транзитных рисков. Плюс мы делаем ставку на то, что стагнация в Европе не может быть вечной, когда-то должен начаться рост. Есть прогнозы, что газопотребление начнет расти, и спрос на российские энергоресурсы будет устойчивым.

— Нет ли опасности, что новые разногласия с Турцией вновь приведут к заморозке проекта?

— Твердых юридических гарантий пока нет, но межправительственное соглашение подразумевает и политическую ответственность сторон. Всякое может быть, но не думаю, что возникнет какой-то разворот из-за внешних факторов. Например, европейское законодательство в случае с «Турецким потоком» не работает.

— Алексей Миллер сказал, что «Турецкий поток» не конкурирует с «Северным-2», так ли это?

— И да, и нет. Мы усилили свою конкурентную позицию «Турецким потоком». Теперь у нас по «Северному потоку-2» тоже может быть определенный прогресс. В Брюсселе внимательно следят за ситуацией, и хотя сейчас они чинят препоны по второй очереди «Северного потока», мы можем получить послабления, если они увидят, что мы форсируем «Турецкий поток», а их история может быть отложена на неопределенный срок.

Как и сказал Миллер, конкурировать эти потоки не будут, и это логично. Наш газ будет в обеих трубах, просто это разные пути обхода Украины с севера и юга. Один по дну Балтики, другой — трансчерноморский проект. Их объединенные мощности будут перекрывать мощности украинской ГТС, причем с запасом. Кроме того, и «Турецкий», и «Северный потоки» могут быть расширены при необходимости.

Мы рассчитываем работать над этими проектами поступательно. Думаю, сначала будет построена труба для Турции. За это время появится понимание насчет того, как вести трубу к турецко-греческой границе, а там и европейцы определятся со своим решением.


Мария Безчастная

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 22).

реклама 18+

 

 

 

___________________