Мем о нелегитимности Порошенко

__________________________________________

 

   Пишет pavel_shipilin


Среди противников Майдана — как в России, так и на Украине распространено заблуждение, что нэньку возглавляет нелегитимный президент, поскольку он занял этот пост в результате антиконституционного государственного переворота. Я уже как-то объяснял, почему и для кого Петр Порошенко все-таки легитимен. Но, оказывается, периодически нужно повторять пройденное. Поскольку мем живуч.

 

Во время инаугурации Петр Порошенко принимал присягу, положив руку на старинное Евангелие и на не действующую Конституцию исчезнувшей страны. Фото Сергея Грица (Associated Press).


Буквально на днях в скандально известном ролике украинского телеканала NewsOne, где ведущий и гость студии поливали друг друга водой из стаканов, политолог Александр Семченко отказал Петру Порошенко в легитимности. После чего, собственно, и разгорелся скандал.

А в ДНР пишут конституцию нового государства Малороссия как правопреемницы Украины, и тоже прямым текстом указывают на незаконность прихода к власти нынешнего президента незалэжной державы.

При этом глава МИД России Сергей Лавров еще три года назад заявил: «Мы признали президента Порошенко и рассчитываем, что он использует мандат доверия, который получил, со всеми нюансами тех выборов, которые прошли 25 мая». После чего наши патриотично настроенные сограждане заподозрили Кремль в предательстве русского мира.

Внесем же ясность в этот животрепещущий вопрос, который до сих пор многим не дает покоя. Но для начала определимся с терминологией.

Легитимность — это согласие народа с властью, когда он, народ, добровольно признает за ней право принимать обязательные решения.

Революции зачастую заканчиваются отпадением от страны регионов, не признающих итоги силового захвата власти и установления новых порядков. Например, после октябрьского переворота столетней давности Россия потеряла Польшу, Финляндию, Прибалтику. Не говоря о том, что возникла угроза потери Закавказья, Средней Азии и даже Дальнего Востока.

По этой же причине за революциями часто следуют диктатуры — порой новые хозяева не могут побороть искушение силой удержать расползающиеся части бывшего единого государства. А также подавить сопротивление тех, кто не согласен с приходом власти, которую они не выбирали.

Поэтому после победы «революции гидности» вполне объяснимо из состава Украины вышел Крым и восстала Новороссия. Также вполне предсказуемо победители Майдана попытались вести себя, как диктаторы. То есть, сугубо варварскими методами — бомбардировками, расстрелами на месте, а также при помощи установок залпового огня они решили привести к покорности мятежные регионы.

В большинстве областей им это удалось — благодаря жестоким репрессиям и даже убийствам протестующих. Непобедимым оказался лишь Донбасс, с которым Украину теперь принуждают договариваться. Причем, на его условиях.

Однако, напомню, Петр Порошенко пришел к власти не в результате госпереворота, а в результате всенародных выборов. Это — факт. Его и зафиксировала Россия, признав украинского президента легитимным.

Но глава российского МИДа прав: нюанс имеется.

Дело в том, что Петр Порошенко стал главой нового государства — без Крыма, а может быть, и без Донбасса, которые за него просто не голосовали. Там даже не было избирательных участков. Для остальных регионов он вполне легитимен и даже, возможно, уважаем. Впрочем, как они там к нему относятся — их дело.

Самим фактом своего избрания исключительно в областях, признавших госпереворот и принявших итоги Майдана, новый президент установил новые границы новой державы. Разумеется, Крым и Донбасс в нее не входят — население этих регионов Украина собственноручно вычеркнула из избирательных списков 25 мая 2014 года. Что бы сегодня ни говорили в Киеве и с различных международных трибун. Следовательно, и территории, на которых проживают эти люди, нэнька автоматически удалила из своего состава.

На инаугурации первого президента новой страны со старым названием присутствовали:

президент Грузии Георгий Маргвелашвили
премьер-министр Канады Стивен Харпер
президент Литвы Даля Грибаускайте
президент Германии Йоахим Гаук
президент Польши Бронислав Коморовский
вице-президент США Джо Байден
президент Швейцарии Дидье Буркхальтер
заместитель Генерального секретаря ООН Джеффри Фельдман
председатель Европейского совета Херман Ван Ромпёй
генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Заньер

Они и освятили рождение нового государства, разумеется, не осознавая этого. Оно не является правопреемником старого, поскольку границы прежней Украины к тому моменту изменились.

Таким образом, украинского политолога не зря облили водой. Ведь он не прав: Петр Порошенко является вполне себе легитимным президентом — остатков Украины. А поскольку все сидевшие в студии телеканала NewsOne, скорее всего, принимали участие как в госперевороте, так и в последующих за ним в выборах, то по-человечески понятна причина их искреннего возмущения его безапелляционным заявлением.

А вот Александр Захарченко, наоборот, прав. Если донецкие республики, согласно минским договоренностям, входят в состав Украины, то стране требуется переформатирование. То есть, новая конституция, новый состав Верховной Рады и новый президент. Ведь ни в ДНР, ни в ЛНР за Петра Порошенко не голосовали, он для них никто.

Не голосовали и за богатеющих у всех на глазах депутатов, лихо таскающих друг друга за чубы в нынешнем парламенте.

Кроме того, в Донецке и Луганске совершенно справедливо и юридически обоснованно считают, что прежняя конституция перестала действовать, после того как была грубо нарушена победителями «революции гидности». А значит, нужна новая. Написанная при участии всех политических сил и регионов, включая ДНР и ЛНР, о чем, между прочим, сказано и в минских соглашениях.

Проект будущего Основного закона должен быть вынесен на всенародный референдум и принят большинством голосов. Так поступают в цивилизованном мире.

Короче, эта сложная многоступенчатая процедура — и есть учреждение нового государства взамен старого, разрушенного в результате революции. О чем, собственно, и сказал Александр Захарченко, предложив название для новой страны, — Малороссия.

Так что Петр Порошенко — президент легитимный. Он является лидером нового государственного образования со старым названием. В него не входят ни Донбасс, ни, уж тем более, Крым.

А если он хочет, чтобы его власть распространялась хотя бы на ДНР и ЛНР, то придется принять условия Александра Захарченко. Малороссия, может, и спорное название, но мне оно нравится. Впрочем, окончательное решение — за референдумом, в котором примут участие жители Донбасса. Только оно и может считаться легитимным.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 8).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________