Недержание гегемонии

__________________________________________

 

 

Настоящая сверхдержава США рвет жалкую Российскую Федерацию, как тузик грелку. Буквально по всем фронтам — судите сами.

Пока Россия все еще складывает свой бюджет за счет сырьевого сектора экономики (это только недальновидные экономисты-путинисты называют это использованием недр в социальных целях и стимуляцией реального сектора — настоящий-то эксперт лучше бы сутками отверткой «Барби» собирал, без пенсии и медстраховки, но гордился бы званием «фабрики мира», а не какой-то сырьевой социалкой), в США построена экономика услуг и инноваций, и энергосберегающий Илон Маск пиу-пиу бороздит просторы дальнего космоса. Бороздить — не мешки таскать.

Плохи наши дела не только в экономике — в политике все еще хуже.

США высылает наше консульство и обыскивает его помещения, демонстративно нарушая Венскую конвенцию о дипломатических сношениях. А Россия, пока американские специалисты выдавливали из тюбиков зубную пасту сотрудников консульства, смогла всего лишь только деблокировать Дейр-эз-Зор в Сирии да окружить группировку «Исламского государства»* (террористическая организация, запрещенная в РФ).

Тем временем США блестяще и прогрессивно закупают у России двигатели РД-180 и РД-181 для своей космической программы. Создания собственного экологичного инновационного многоразового двигателя на биотопливе и ветряках с закругленными уголками пыщ-пыщ — не произошло.

А Россия… Да какие у нее могут быть успехи? Достаточно поглядеть, как медленно, с мучениями, она импортозамещает турбины большой мощности — аналогичные тем, из-за которых недавно случился скандал с Siemens. Или как воздвигает первую железнодорожную арку Керченского моста. Ну, разве это успехи, без закругленных уголков?

Все эти мосты и турбины бледнеют перед сияющими высотами американской экономики инноваций.

Скажем, в США не так давно рванул ввысь крутейший стартап Juicero. Проект по созданию невероятных продвинутых свежевыжатых суперсоков с помощью девайса, подключенного к интернету, стартовавший в Калифорнии, мекке продвинутых стартапов, привлек инвестиций на сумму 120 миллионов долларов.

«Помещая пакеты в девайс и нажимая кнопку, вы получаете сок, ни в чем не уступающий лучшим свежевыжатым, и таким образом оказываетесь в высшей потребительской лиге…»

Смелый стартап разбился о прессу. Нехорошие люди из Bloomberg сравнили работу девайса с человеческим кулаком, выжав один пакет сока с помощью Juicero, а другой — просто рукой в соседний стакан.

Но это не важно. Ведь нюанс блестящего провала с суперсоками заключается в том, что все собранные умелыми инноваторами деньги — то есть 120 миллионов долларов, составляющие стоимость 13 двигателей РД-180, — в статистике будут обозначены как доля инновационного, высокотехнологичного сектора в ВВП Соединенных Штатов. И фиг ты чего опровергнешь.

А вместе с этими 120 миллионами в том же высокотехнологичном секторе окажутся миллионы из других прорывных инновационных проектов — таких как гендернонейтральные презервативы для лесбиянок, туалетная бумага с наноэкранами и энергосберегающее мыло.

Конечно, все эти прорывные проекты прорвутся как гендернонейтральные изделия. Но свою долю в статистику, которой вам примутся тыкать в нос, они внесут. И тыканье это будет сопровождаться воплем про то, что «капитализация одного Apple больше, чем у всей России».

Чему нас учит данная ситуация?

Во-первых, два плюс два может не равняться четырем не только в условиях сурового военного времени по приказу товарища прапорщика, но и в условиях охреневшего от безнаказанности фондового рынка. Статистика фондового рынка наглядно демонстрирует невероятные успехи ценных бумаг компаний, которые не производят ничего или производят себе в убыток.

А еще эта статистика обожает демонстрировать рост сектора инноваций при отсутствии изобретений. Это потому, что разница между изобретением и инновацией примерно такая же, как между творцом и криейтором.

Во-вторых, в политике, как и в экономике существует ошибка восприятия явлений. В экономике из-за нее почему-то стало крайне сложно считать что-то инновацией и успехом, если все это не сопровождается презентацией с черной водолазкой. Вот и в политике теперь так же — любое начинание принято считать провалом, если оно не связано с чьим-то унижением.

Сами посудите, разве можно назвать инновациями новое композитное авиационное крыло? Перед кем тут выходить в водолазке? Перед авиаинженером? Перед директорами авиакомпаний?


А в новейшем ядерном реакторе — ну, что может быть инновационного? Перед кем ходить на фоне экрана со словами «невероятная эргономика создаст невероятное удобство пользования»? Перед физиками-ядерщиками? Для них это все пустые слова.

Или если у нас изготавливается робот, позволяющий обучаться хирургии, — кому втирать о его необходимости, попивая сельдереевый фреш? Хирургам? Больным?

Поэтому нету в России никаких инноваций. Ведь инновация — это не новый реактор, а закругленные совершенно иначе, чем раньше, уголки.

Точно так же и в политике. Кого унижать при возвращении Крыма? Зачем? Как? Вывалять Рефата Чубарова в перьях? Послать Бараку Обаме капсулу с крымским песком? А без этого Крым, по нынешним западным меркам, — никакой не успех.

То, что делают сейчас США в отношении нашего консульства, — это чистейший акционизм. Нечто подобное делала группа «Война», когда совокуплялась по музеям и рисовала член на подъемном мосту. Это было ритуальное бесчинство, призванное обозначить мистически-магическое доминирование в условиях невозможности доминирования реального.

Нас не выкинули из Крыма, не выкинули из Сирии, нам не помешали строить мост, не смогли помешать построить еще пару трубопроводов. А ведь цель-то именно в этом, а не в том, чтобы отжать несколько комнат. Но на все это Америка оказалась неспособной.

Акционизм в политике — аналог черной водолазки и сельдереевого фреша в инновациях. Признак попытки впарить. В данном случае происходит впаривание своей гегемонии: «Хорошая гегемония, почти как новая, почти как настоящая — бери, а то все взяли, а ты как лох!»

…Когда-то индейцы продали остров Манхэттен за бижутерию стоимостью 24 доллара. Стекляшки казались им невероятной инновацией.

У индейцев есть оправдание — у них не было ни реакторов, ни Вежливых людей, ни композитных крыльев. Они могли смотреть на белых снизу вверх почти обоснованно.

У граждан России такого оправдания нет.

Источник материала

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 30).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________