Энергонезависимость по литовски: клайпедский СПГ‑терминал официально признан нерентабельным

__________________________________________

 


В Литве на официальном уровне признали плавучий терминал сжиженного природного газа в Клайпеде нерентабельным. Премьер министр Саулюс Сквернялис, комментируя провал переговоров на уровне глав правительств трех прибалтийских государств по созданию общего регионального газового рынка, призвал искать другие способы «снижения ноши терминала для литовских налогоплательщиков».

Заявление главы кабинета министров прозвучало в диссонансе с интервью президента Литвы Дали Грибаускайте порталу Delfi, в котором глава государства назвала плавучий терминал «историей успеха, экономическим достижением, благодаря которому Литва обрела собственную энергетическую независимость».

Переговоры между тремя прибалтийскими государствами — Литвой, Латвией и Эстонией по созданию общего газового рынка, как и ожидалось, закончились ничем в силу разобщенности экономических интересов. Глава кабинета министров Литвы Саулюс Сквернялис был вынужден признать провал инициативы, которую Вильнюс с незаурядным упорством пытался последние годы навязать своим соседям.

Причем расчет делался на одновременное решение нескольких проблем: с одной стороны пристроить Латвии и Эстонии дорогой норвежский сжиженный газ, с другой — залезть в очередной раз в карман Еврокомиссии (ЕК) за деньгами под видом «совместного» регионального газового проекта.

В первом случае литовские власти рассчитывали переложить дорогостоящее бремя содержания арендуемого у Норвегии плавучего терминала СПГ на своих соседей. Причем сделать это им нужно было как можно скорее. В стране с каждым годом падают объемы промышленного производства, что ведет к сокращению потребления газа на внутреннем рынке. Это при том, что сегодня Литва и так в рамках договора с норвежским поставщиком Statoil выбирает минимальные объемы импортируемого в страну газа.

Во втором случае очередной проект за энергетическую «независимость» от России открыл бы доступ к европейскому структурному финансированию.

Премьер Сквернялис, резюмируя ситуацию, посетовал на позицию Латвии, которая взяла очередную паузу по данному вопросу, тем самым «сорвав сроки подачи заявки в ЕК». Как подчеркнул литовский руководитель, «чтобы получить европейскую помощь необходимо представить общий региональный проект трех прибалтийских стран, в противном случае мы должны искать иные способы снижения ноши терминала для наших налогоплательщиков».

Оказывается, весь «славный» путь «энергонезависимости», начиная с 2014 года, был одной сплошной головной болью. Всё это время литовские власти мучительно искали варианты, как выскочить из финансовой кабалы, на которую они добровольно подписались.

Уже спустя год после ввода в строй терминала литовские власти сократили его загрузку до 20% (минимальный технологический объем). Государство даже попыталось с помощью нерыночных механизмов стимулировать рост внутреннего потребления более дорогого, по сравнению с российским трубопроводным аналогом, норвежского газа. Был принят закон «О терминале сжиженного природного газа», законодательно обязавший крупных промышленных потребителей и коммунальные компании закупать треть необходимых объемов газа у терминала СПГ. Не помогло.

Такая политика, как и предупреждали экономисты, привела только к закономерному росту цен на коммунальные услуги.

Перед Вильнюсом замаячила перспектива невыборки законтрактованного газа и больших штрафов, а также европейская судебная перспектива. Ведь закон о терминале стал прямым нарушением законодательства ЕС, в первую очередь — основополагающего принципа конкуренции: «Потребитель имеет право на свободный выбор своих поставщиков, а поставщики в свою очередь имеют право на свободное обеспечение потребителей». Соответствующая жалоба была подана в ЕК Литовской газовой ассоциацией.

Таким образом, мечта Вильнюса об энергетической «независимости» обернулась классическими ножницами: спрос упал, а издержки по содержанию плавучего СПГ терминала в Клайпеде остались на прежнем уровне (по договору с норвежской компанией HoeghLNG плата за аренду судна в день составляет 189 тыс. долларов США, за 10 лет — 689 млн долларов США).

Литовцам после года работы терминала пришлось упрашивать норвежцев пересмотреть условия договора в связи с сокращением потребления газа в стране. В итоге Норвегия обеспечила себе рынок сбыта не на пять, а уже на десять лет с обязательством Литвы приобрести 3,7 млрд куб. м. газа (ранее — 2,7 млрд куб. м. газа). Петля затянулась еще туже.

Энергетическое «детище» президента Литвы Дали Грибаускайте не только обернулось полным фиаско, но и нанесло реальный ущерб экономике страны. Сделка с Норвегией была изначально по всем параметрам убыточна, но санкционирована главой государства. Как отмечает депутат Сейма Литвы, социал демократ Артурас Скарджюс, абсурдность всей ситуации заключается в том, что «сама аренда стоит в три раза дороже самого судна».

Как пояснил политик, «условия договора не предусматривают досрочный выкуп терминала, за аренду которого до 2024 года придется заплатить порядка 720 млн долларов США, чтобы потом получить возможность его выкупа за также оговоренную в договоре фиксированную стоимость». В этой связи политик приходит к выводу о том, что «стране было бы проще построить судно, либо же выкупить его у продавца по изначальной стоимости, однако власти почему то этого не сделали».

Так в чём же измерить ущерб, нанесенный Литве действиями ее президента Дали Грибаускайте? Если исходить из изначально заявленных целей, под которые арендовался плавучий терминал СПГ — обеспечение энергетической независимости от России, — они не достигнуты.

Российский газовый концерн «Газпром» на сегодняшний день продолжает, по оценкам аналитиков, сохранять существенное присутствие на литовском рынке (доля — более 60%).

Это при том, что российский концерн с 2014 года, после продажи всех активов в рамках проводимой литовскими властями ускоренной либерализации местного газового рынка, торгует на общих основаниях, наравне с другими поставщиками.

В Литве лишь «порадовались», что эта доля в текущем году составляет всего лишь 60%, а не 80%, как было в эпоху его монопольного положения.

Проиграла Литва в 2016 году и спор с «Газпромом» в Арбитражном суде Стокгольма, где требовала взыскать с газового гиганта 1,4 млрд евро в качестве переплаты за поставленный в 2004–2012 гг. газ. Причем в суде литовской стороне указали на то, что термин «правильная цена» носит «абстрактный характер», а требование предоставления газа «по самой низкой цене — не имеет смысла».

В итоге Вильнюс «попал» на судебные издержки в сотни тысяч евро.

Получается, все заявления Дали Грибаускайте об «истории успеха» терминала, достижении энергетической независимости от РФ расходятся с действительностью и являются ни чем иным, как популизмом. Премьер министр Саулюс Сквернялис дезавуирует ее заявления.

За восемь лет своего президентства Грибаускайте умудрилась завести российско литовские отношения в тупик, лишив экономику страны российских инвестиций и экспортных товарных потоков. Итогом ее руководства стала затяжная экономическая стагнация, самое показательное в современной истории страны расслоение между богатыми и бедными, беспрецедентный по меркам ЕС отток населения, представляющий реальную угрозу национальной безопасности, а также полная зависимость от финансовой иглы ЕС. Вот так выглядит настоящая «история успеха» Литвы.

Олег Мирославов

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 17).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________