Южная Корея отказалась от ракетного союза с Вашингтоном, поговорив с Китаем

__________________________________________


 

Никаких новых противоракетных установок США в Южной Корее не планируется — это раз. Южная Корея не будет участвовать в американской системе противоракетной обороны — это два. Взаимодействие Сеула, Вашингтона и Токио не будет перерастать в военный союз — это три. Заявления на эту тему официальные, принадлежат министру иностранных дел Южной Кореи Кан Ген Хва.

Конечно, есть вопросы, их множество, например, такой: а старые, то есть уже установленные в стране системы ПРО — с ними как быть? Особенно с учетом того, что России очень даже касается вся история с двумя Кореями и с постоянными разговорами о ядерной войне, которой друг друга пугают то Пхеньян, то Вашингтон.

Ввезти установки легко, вывезти трудно

Речь о планировавшейся системе THAAD, которая для начала сможет держать под радарным контролем немалые территории российского Дальнего Востока и Китая. А для продолжения — это тот самый "щит", который хуже любого "меча". Вспомним долгую историю того, как США вышли из договора по той же противоракетной обороне с Россией и начали размещать свои "щиты" и в Европе, и в Азии. Такая защита создает иллюзию безнаказанности и открывает путь к мечтам о собственном первом ядерном ударе.

А Северная Корея с ее несдержанностью в речах (постоянно грозит сжечь всех — США, Южную Корею…) оказалась для США очень удобным предлогом, чтобы развернуть THAAD на Дальнем Востоке. Но не более того.

Напомним потрясающую историю о том, как еще прежняя администрация США планировала доставить эти системы в Южную Корею, пока там к власти не пришла администрация, заранее выступавшая против этой идеи. В итоге шесть установок ввезли в страну буквально контрабандой, в пересменке между двумя администрациями. Новая власть — та самая, которая против — постановила заморозить процесс, чтобы изучить, как эти ракеты повлияют, представьте, на окружающую среду.

Экология — это такой неубиваемый дипломатический аргумент, типа сексуальных домогательств в правовой сфере: скажешь такие слова — и все вокруг (теоретически) должны сидеть и бояться. Даже ядерная война подождет.

И еще в порядке предварительных замечаний: как видим, не пускать в страну новые ракетные установки куда проще, чем убрать старые. И это хорошая пища для размышлений лидерам всяческих европейских государств: ввезут-то вам эти штуки быстро, только зазевайтесь, а вот вывезти их — совсем другое дело. Это не шутка — обидеть одну из двух сверхдержав, то есть США.

Понятно, что перед нами вопрос чисто технический. THAAD — это система, развертывание которой должно было занять много месяцев. И отвечать на вопрос, что теперь будет с американскими замыслами, как в них будут задействованы и будут ли задействованы вообще установки в Южной Корее, — это им, специалистам.

А мы сейчас наблюдаем за чем-то иным — за великолепным дипломатическим сюжетом. В котором задействованы ключевые игроки мировой дипломатии: США и Китай, Россия и Япония. Ну, и обе Кореи тоже.

 

У кого-то санкции работают

Южнокорейский министр госпожа Хва сделала упомянутые заявления в своем парламенте после нескольких раундов переговоров с Китаем. В них участвовали министры обороны, главы ведомств по национальной безопасности, многие другие. В результате родилась неведомая зверюшка: в обеих столицах заявляют, что установка THAAD "временная" и не затрагивает интересы третьих стран (то есть, видимо, Китая и России). Интересно, это какое же "время" имеется в виду? Но поскольку Сеул и Пекин вдобавок договорились развивать стратегические отношения, то, будем надеяться, прояснятся и эти странности, а также многие разночтения и неясности.

В целом же картина понятная. Дело в том, что из-за предполагавшегося участия Южной Кореи в американской ПРО Китай устроил своему соседу санкционный кошмар. Вплоть до бойкота корейских товаров на китайском рынке, причем это уже была инициатива снизу, удивившая кого-то в самом Пекине (китайцы — народ горячий и не такой уж подконтрольный власти).

Итог — потери корейцев на 12 миллиардов долларов и уменьшение ВВП на 0,4% за очень короткий срок. Напомним, что не США, а именно Китай — главный экономический партнер Южной Кореи.

И вот сейчас объявлено, что в эту страну снова будут летать китайские лайнеры. Вдобавок будет возобновлено соглашение насчет валютного свопа в 56 миллиардов долларов. А это очень хорошая штука (у нас с Китаем она тоже есть), сохраняющая курс валют от многих неприятностей. Мало кто знает, что валюты Азии находятся в полном порядке со времен азиатского финансового кризиса 1997-1999 годов именно благодаря таким соглашениям Китая с соседями.

А все прочие неясности (типа того, что такое "временное размещение" противоракет) могут проясниться после только что объявленной встречи Си Цзиньпина с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином на следующей неделе на саммите АТЭС в Дананге (Вьетнам). Но в целом уже кое-что ясно, поскольку слово "нормализация" уже присутствует во множестве документов.

Теперь самое интересное. Главы Китая и Южной Кореи будут не единственными участниками саммита. В ближайшие дни предстоит большой дипломатический сбор: АТЭС, затем саммит АСЕАН в Маниле, а Дональд Трамп вдобавок пропутешествует по маршруту Токио — Сеул — Пекин. То есть все будут говорить со всеми, и по нескольку раз.

Так вот: после уже объявленного китайско-южнокорейского "урегулирования" не совсем понятно, чем теперь заниматься Трампу. Его дипломатическая команда подавала ситуацию так, что вся азиатская политика должна вращаться вокруг Северной Кореи и необходимости предельно жесткого и хорошо вооруженного ответа таковой. Ответа, понятно, коллективного. Но если "прифронтовая" Южная Корея договорилась с Китаем, если "контрабандные" ракетные установки США значатся теперь как "временные" — тогда о чем будет говорить с партнерами Трамп?

Ответ на этот вопрос есть. Во множестве документов повторяется слово "переговоры", а также слова "никаких военных решений". То есть азиатские партнеры, а то и союзники будут принуждать Трампа к переговорам с Пхеньяном, от чего американцы пока что открещивались с демонстративным возмущением.

Заметим: суть азиатской политики не в том, чтобы небольшие страны безоглядно шарахались от США к Китаю. Они все ищут баланса, пытаясь сохранить хорошие отношения с обеими сверхдержавами. Что мы и наблюдаем в данном случае.

И в порядке послесловия. Российско-китайское партнерство в мире в очередной раз показывает свои особенности. По части Ближнего Востока и Сирии мы работаем вместе, но "право первой скрипки" у России. В частности, Пекин знает, на какие антисирийские резолюции в Совете Безопасности ООН мы наложим вето, и часто воздерживается (хотя иногда добавляет к нашему вето свое — в зависимости от ситуации). Но в целом китайцы вполне довольны своей ролью второй скрипки. А по Корее все ровно наоборот: вторая скрипка у нас. Но играем мы все равно вместе.

Дмитрий Косырев

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 17).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________