Лондон — Через удерживаемый повстанцами удаленный город Нделе в Центральноафриканской Республике регулярно проезжают грузовики с миротворцами и с товарами на продажу. Но в одной автоколонне, прошедшей там в прошлом месяце, были совсем другие пассажиры: русские.

«Мы удивились, увидев их, — сказал администратор восставшего района Дафар Адум (Dhafar Adoum). — Мы не знали, в чем тут дело».

Адум стал свидетелем внезапного интереса России к этой раздираемой войной стране. Объясняется этот интерес тем, что Москва стремится в целом противостоять американскому влиянию за рубежом. То, что в прошлом году началось с необычной сделки по поставке оружия, получило дальнейшее развитие. Теперь русские занимаются в ЦАР обучением военных, и в стране заговорили о разведке силами России полезных ископаемых. Некоторые обозреватели полагают, что завоевав этот плацдарм, Россия сможет расширять свое влияние на континенте. Это вызывает беспокойство в странах Запада, которые на протяжении многих лет поддерживают Центральноафриканскую Республику.

«Все они встревожены, но не знают, что делать, — сказал один чиновник из ООН, работающий в этой стране. Он не пожелал сообщить свое имя по причине секретности проводимых переговоров. — Франция, США, ЕС…. Они не ожидали прихода русских».

В 2013 году Центральноафриканскую Республику охватил конфликт, когда повстанческая коалиция «Селека», в составе которой преобладают мусульмане, свергла правительство, а христианские в основном силы ополчения под названием «Анти-Балака» вступили с ней в противоборство. В результате этого религиозного противостояния погибли тысячи людей. Франция направила в ЦАР свои войска, которые со временем передали контроль миротворческой миссии ООН.

Когда в 2016 году президентом страны был избран Фостен-Аршанж Туадера (Faustin-Archange Touadera), это посчитали признаком прогресса. Но после краткого затишья, наступившего в период выборов, столкновения возобновились, а в 2018 году существенно усилились. Из-за боевых действий почти 700 тысяч человек из числа гражданского населения лишились крова. Это в два раза больше, чем год тому назад.

За пределами столицы Банги правительство Туадеры не обладает почти никакой властью. Вооруженные группировки контролируют около 80% территории страны, получив доступ к ценным ресурсам, таким как золото и алмазы.

Между тем, миротворцам ООН не хватает ни сил, ни средств. Гуманитарные призывы заканчиваются ничем. А Запад проявляет все меньше интереса к поддержке Центральноафриканской Республики. В условиях продолжающегося кризиса Туадера был вынужден обратиться за помощью к другим странам, и Россия увидела в этом благоприятную возможность.



Первые признаки зарождающейся дружбы появились в октябре прошлого года, когда Туадера встретился в Сочи с российским министром иностранных дел. Они обсудили вопросы политики, торговли и «значительный потенциал для партнерства в области разведки полезных ископаемых», о чем сообщило российское Министерство иностранных дел.

Спустя два месяца Россия добилась от ООН освобождения от эмбарго на поставки оружия, чтобы передать армии ЦАР стрелковое вооружение и боеприпасы. Первая партия была направлена туда в начале 2018 года. В страну также отправились пять военных и 170 гражданских инструкторов для обучения двух армейских батальонов.

Освобождение России от эмбарго было сделано в полном соответствии с правилами, но то, что произошло потом, покрыто завесой тайны. Сейчас у Туадеры есть русский советник по вопросам безопасности и русские в составе его президентской охраны. Считается, что в ЦАР сегодня работают те самые наемники из российской компании, которые недавно попали под обстрел в Сирии. Сейчас, когда в захваченном повстанцами Нделе можно увидеть российский конвой, а русские эмиссары разъезжают по всей стране, непонятно, кто именно ведет там дела от лица Москвы.

Правительства России и Центральноафриканской Республики также подписали несколько двусторонних соглашений. Но как говорит аналитик из Центральной Африки Иго Ако (Igo Acko) никто не знает, каково их содержание, и каким вопросам они посвящены.

Есть опасения, что Россия пытается контактировать и влиять на обе стороны в этом конфликте. Российские представители встречались с несколькими вооруженными группировками, однако, по словам Ако, «мы не знаем, о чем они говорили».

Он отмечает, что если Россия хочет содействовать безопасности в ЦАР, то эта помощь весьма кстати с учетом тех трудностей, с которыми сталкивается миротворческая миссия ООН в Центральноафриканской Республике, а также неэффективная армия этой страны. Заместитель руководителя этой миссии Кенни Глак (Kenny Gluck) признал, что действия России вызывают определенную «нервозность», однако заявил, что поставки оружия из Москвы и подготовка военных — это «очень позитивное событие».

«У нас у всех здесь одна цель. Все мы хотим, чтобы Центральная Африка добилась успехов», — добавил Глак.

Но намерения Москвы до сих пор непонятны.

«Они пришли на помощь, и они могут реально помочь, потому что есть вакуум, который надо заполнить, — сказал Ако. — Но с другой стороны, они пришли сюда с собственными целями, и мы должны знать характер этих целей, чтобы было понятно, хорошо ли это для ЦАР».

Так или иначе, Туадера продолжает заигрывать с Москвой. На прошлой неделе президент ЦАР встретился со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге, и там Путин выразил надежду на дальнейшее укрепление связей.

Пока еще слишком рано говорить о том, как на действия России отреагируют западные страны, и отреагируют ли они вообще. Многое зависит от того, какое значение они придают сохранению своего влияния в Африке. Но один работающий в ЦАР высокопоставленный дипломат заявил, что быстрые результаты России уже вызвали замешательство в иностранных посольствах.

«Россия делает дело, а мы говорим, — сказал этот дипломат. — Такое складывается впечатление. И это верное впечатление».

Пока никто открыто шумиху не поднимает, однако этот дипломат предупредил, что Запад должен обратить внимание на происходящее. Если Россия добьется успеха там, где западные страны потерпели неудачу, другие государства, желающие получить помощь и содействие, возьмут себе это на заметку.

«Это может стать для Запада реальной проверкой на решимость, силу и влияние, — сказал дипломат. — Если мы отдадим ЦАР, мы отдадим всю Африку».