С-400 выбил Америку из колеи. Константин Сивков

__________________________________________



Аналитики «Стратфора» рекламируют российский зенитный ракетный комплекс

 


Выявленные «Стратфором» «слабые места» нашего С-400 лишь подчеркивают его превосходные характеристики. Попытка опорочить российский ЗРК провалилась.

Крупнейший и наиболее мощный частный разведцентр – «Стратфор» (Stratfor) – обнаружил слабые места у российского ЗРК С-400 и поторопился их обозначить. О чем речь? Неужели американские разведчики узнали такое, что впору срочно искать замену «четырехсотке»? Посмотрим.

Во-первых, констатируется, что при массированном ударе средств воздушного нападения (СВН), если их будет достаточно много, российский ЗРК С-400 не сможет его отразить. Действительно, с этим утверждением спорить трудно. Если атакующих СВН будет больше, чем ракет на пусковых дивизионах ЗРК, некоторая часть средств сможет прорваться – на все просто не хватит боекомплекта, ведь не будут же наши зенитчики, израсходовав его, сбивать палками или рогатками.

Но считать это недостатком ЗРК С-400, все равно, что утверждать, будто слабым местом полуторки является ее неспособность везти 10-тонный груз. Подобная «слабость» присуща всем ЗРК и ЗАК мира – если масштаб налета превосходит боекомплект и предельно допустимую интенсивность, комплекс не сможет уничтожить весь атакующий наряд.

Во-вторых, «Стратфор» обращает внимание на то, что российский ЗРК не гарантирует поражение низколетящих СВН над местностью со сложным рельефом, в частности в гористых районах. Это заявление столь же тривиально, как и первое. Да, никакой ЗРК не может поражать цели там, где он их не видит, в частности в зонах радиолокационной тени, которых в горных районах полно. Но российский комплекс в этом отношении выглядит куда лучше, чем американский «Патриот».

Наш ЗРК поражает СВН за пределами горизонта, а это означает, что и в районах со сложным рельефом, в зонах радиолокационной тени своих обзорных и стрельбовых станций, он, при надлежащей организации системы ПВО, сможет достать цель. «Американец» – нет. Таким образом, и это «слабое звено» для российского комплекса гораздо менее проблемное, чем для всех остальных. Обращая на это внимание, «Стратфор» лишь подчеркивает превосходство российского ЗРК.

В-третьих, американские разведчики утверждают, что для обеспечения боевой устойчивости наш ЗРК нуждается в прикрытии зенитными огневыми средствами малой дальности. И тут они правы. Любому военному специалисту понятно, что, отражая массированный налет, ЗРС большой (или средней) дальности должна одновременно отслеживать и обстреливать большое количество СВН в своей зоне ответственности.

При вероятности того, что некоторые цели не будут обстреляны и уничтожены в случае пуска по ним зенитных ракет, некоторая часть СВН, подходя одиночно или мелкими группами, могут прорваться в мертвую зону ЗРС.

Для их уничтожения и существуют зенитные средства самообороны: ЗРК малой дальности, ЗРПК или ЗАК. Их малое время реакции позволит поразить подобные цели. Это азы тактики применения современных зенитных огневых средств любой страны. На флоте это выражается в том, что любой надводный боевой корабль класса от крейсера до корвета всегда имеет в системе своего зенитного вооружения две компоненты – ЗРК большой или средней дальности и огневые средства самообороны малой дальности. Так что и этот «недостаток» в полной мере относится к любому ЗРК мира.

Какие действительно слабые места мог бы найти «Стратфор»? Для примера: дальнобойность ЗРК меньше предельной дальности пуска противорадиолокационных ракет (ПРР). Но в этом нашу «четырехсотку» не обвинишь. Дальность стрельбы у нее более чем на две сотни километров превосходит предел полета лучшей западной ПРР – американской «ХАРМ» (HARM, High-speed Anti-Radar Missile).

Так что носителю этой ракеты, тактическому истребителю, придется преодолеть эти две сотни километров в зоне огня С-400. Потери ударной группы будут огромны, а летного состава – неприемлемы.

«Стратфору» можно было бы заявить об уязвимости нашего ЗРК перед средствами РЭБ. Но и тут незадача – нет у США таких средств, чтобы «забить» наш С-400.

Так что, надо признать, попытка опорочить наш ЗРК провалилась. А тот факт, что «Стратфор» ничего, кроме этих «слабых мест», у нашего С-400 найти не смог, свидетельствует о превосходных характеристиках российского комплекса ПВО.

Константин СИВКОВ, заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 18).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________