Токио передумал бороться за Курилы. Ирина Алкснис

__________________________________________





Генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга заявил, что правительство его страны не принимает протест России по поводу Южных Курил.

Нота протеста, напомним, была вручена в российском МИД послу Тоёхисе Кодзуки и касалась нарушений при организации безвизовых обменов с Курильскими островами.

Параллельно замминистра Игорь Моргулов, вручавший представление, указал дипломату на неприемлемость возражений из-за посещений островов российским руководством. Подразумевалась недавняя поездка Дмитрия Медведева на остров Итуруп: Токио заявил, что это "идет вразрез с последовательной позицией Японии" и "ранит сердца японских граждан".

За скучной, на первый взгляд, дипломатической пикировкой скрывается увлекательный сюжет, который может иметь серьезные последствия для всей темы Южных Курил.

В начале 1990-х годов по инициативе Михаила Горбачева в рамках мирного урегулирования была запущена программа безвизовых обменов для визитов японцев на Курилы и жителей островов в Японию. За прошедшие почти тридцать лет острова посетили более десяти тысяч человек: бывшие жители "северных территорий", члены их семей, политики, ученые, журналисты и тому подобное.

Несколько раз программа оказывалась под угрозой из-за трений в двухсторонних отношениях. Например, в 2006 году, когда российские пограничники задержали японское краболовецкое судно, занимавшееся браконьерством в российских территориальных водах, которые Токио считает своими, а одного из членов экипажа застрелили при попытке скрыться. Однако каждый раз ситуация урегулировалась, и проект продолжал работу.

Можно только предполагать, какую цель ставил перед собой первый и единственный советский президент, запустив безвизовый обмен, но японская сторона всегда упирала на то, что для нее это еще один шаг на пути к неизбежному возвращению островов. Что, в свою очередь, все прошедшие годы давало богатую почву для обвинений отечественной караул-патриотической общественности в адрес российского руководства в предательстве национальных интересов и скорой сдаче Курил.

Минувшей зимой истерика по данному поводу достигла нового уровня накала. Правда, стоит признать, что определенные не основания, но инфоповоды для нее были. Поскольку со стороны Токио тогда последовал целый вал официальных заявлений, которые создавали впечатление, что вопрос о передаче островов практически решен.

После короткого периода несколько недоуменного молчания Москва ответила, и это было откровенной оплеухой, возвращающей на грешную землю потерявшихся в своих фантазиях японских партнеров.

Что заставило Токио увериться в скором положительном решении столь значимого для них вопроса и устроить весь этот цирк — неясно до сих пор.

Ситуация тем более странная, что в последние годы Москва откровенно ужесточила позицию, переведя курильскую тему из формата двухстороннего спора просто в односторонние территориальные претензии к России. Да и заявления Путина, которые он сделал осенью прошлого года, даже без перевода с дипломатического на обыденный язык недвусмысленно транслировали мысль "дырку от бублика вам, а не Курилы".

Хотя российская сторона развеяла наведенный японцами на пустом месте морок, что вот-вот все решится в их пользу, на недавнем саммите "Большой двадцатки" в Осаке случился новый инцидент. Токио использовал в презентационных материалах по саммиту карты, где Южные Курилы обозначены как японская территория. Москва, разумеется, отреагировала нотой протеста.

И вот очередное дипломатическое столкновение.

Причем самое интересное в нем не претензия Москвы на то, что Токио допускает какие-то нарушения при безвизовом посещении Курильских островов, а сам факт нарушений и реакция японской стороны, которая, по сути, ответила "не ваше дело, поскольку это наша территория, на которой мы творим что хотим".

Трудно расценить произошедшее иначе, нежели сознательную провокацию. Подобный выпад без последствий точно не останется, и полное закрытие программы безвизовых обменов может стать одним из таковых.

В результате получается, на первый взгляд, нечто странное: японские власти целенаправленно торпедируют диалог с Россией по Курилам и — что еще удивительнее — опорные пункты собственной стратегии по возвращению островов.

Однако при внимательном рассмотрении благодаря последним новостям проступает внутренняя логика в событиях и действиях Токио последнего года.

Кстати, в этом может помочь и свежая статья в одной из самых политически влиятельных (и близких правящей Либерально-демократической партии) газет Sankei Shimbun. В публикации констатируется: действия российского руководства недвусмысленно свидетельствуют, что у Кремля нет намерений всерьез вести переговоры по Южным Курилам. Наоборот, Москва делает все, чтобы "упрочить незаконную оккупацию". А значит, правительство должно полностью пересмотреть стратегию по возвращению "исконно японских" островов.

Стоит признать правоту издания. Действительно, последние тридцать лет подход Токио к курильскому вопросу сводился к постоянному и достаточно мягкому давлению на Москву, чтобы, двигаясь по полшажочка, в итоге добиться нужного результата. До какого-то времени это даже давало определенные результаты, во всяком случае — создавало надежду на (или иллюзию) движения к цели.

В последние же годы процесс превратился в откровенное толчение воды в ступе без каких бы то ни было намеков на позитивные для японцев сдвиги. Возможно, зимние — столь странные — телодвижения Токио были последней попыткой додавить-таки Москву наглым нахрапом. Но когда все закончилось безрезультатно, руководству Японии стало окончательно ясно, что пора кардинально менять стратегию. Ныне мы наблюдаем, как Япония пускает под откос собственные достижения за многие годы (и даже десятилетия) диалога с Россией по Курилам. Что выглядит вполне осознанным ходом, поскольку пользы от них (включая безвизовый обмен) нет уже никакой.

Легко предположить, что в основу новой японской стратегии по островам ляжет куда более жесткий и конфронтационный подход. Правда, это облегчит жизнь и Москве, которая вместо сложносочиненных дипломатических формулировок сможет обратиться к простому и недвусмысленному: "Курилы — наши!"

Ну а насколько далеко в своем вызове Кремлю зайдет японское руководство, станет ясно уже в ближайшее время — по тому, последует ли премьер-министр Синдзо Абэ совету Sankei Shimbun и откажется ли от поездки на Восточный экономический форум в начале сентября.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.8 (всего голосов: 17).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

_____________________________________________________