Надо сказать, что практически все интеллигенты — люди, страдающие теми или иными расстройствами психики на сексуальной почве. Это чистой воды фрейдизм: невроз на почве нереализованного, вытесненного и подавленного сексуального переживания, сублимированного в социально-протестную активность. Им не хватает не свободы творчества, а публичных домов, гей-парадов и легализации наркотиков. Но так как сказать об этом прямо они не могут, то начинаются разговоры про закостенелость, подавление и всё такое прочее.

Именно за это боролись Сахаров и Солженицын, Новодворская и Буковский, Немцов и Алексеева, борются Касьянов и Каспаров, Быков и Ефремов, Навальный и Соловей, Хакамада и Шендерович. Именно этого хотят от жизни Дудь и Долгополов. Отсюда — мат и провоцирование нарушений табу. Отсюда — глум над религией и хохмачество над именами — над тем, над чем даже в тюрьме не смеются.

Дудь и Долгополов — это, действительно, новые лица либеральной России. Только вот сам либерализм — стар, как человечество. Первым либералом был подавший Еве яблоко змей. А пострадавший от этого Адам был первым интеллигентом. Это был первый диссидент: его выгнали из рая, и он вкусил чёрного хлеба изгнанья, который ел, не оставляя корок, как говорил Бродский.

В общем, тёмная это тема — связь либерализма, интеллигенции и дьявола. Что бы они там ни манифестировали, думают они всегда об одном и том же. И уже только в силу этого стоит держаться от этих извращенцев подальше. Куда заводит их воспалённая чувственность, человечество уже много раз испытало на себе.