Александр Роджерс: Несколько мыслей про Госсовет

__________________________________

 


Если же Госсовет станет хотя бы частично тем самым органом концептуальной власти, то мы свои пару закорючек после Аристотеля уже оставим.


 

Признаюсь честно, я амбициозный человек. Но мои амбиции лежат не в плоскости личной карьеры. Меня периодически обвиняют, что я хочу быть депутатом или чиновником, но это неинтересно. И Спасителем Отечества, как некоторые психически нездоровые персонажи с проблемами самооценки себя мнят, я тоже быть не хочу. Мои амбиции интереснее.

Архитектуру современного общества заложил Аристотель. Это была его «длинная воля». И все варианты социума, которые существовали с тех пор, укладываются в ту или иную из описанных им моделей.

Как говорил один из моих учителей после одного длинного спора: «Понятно, что все вы недовольны аристотелевской моделью, но что своего вы можете предложить?» И да, мои амбиции как философа и социального инженера – дописать что-то, чего нет у Аристотеля. Как на уровне текста, так и на уровне практической организации общества.

Причём мне не нужно это самое признание, мне нужен результат. То есть если это сделают без меня, но так, как мне нравится, – то это всё равно прекрасно (вернее, прекрасно вдвойне, потому что я трудоголик, но ленивый).

Уже двенадцать лет (с 2008 года) я пишу о необходимости существования концептуальной власти. Наподобие Совета Аятолл в Иране. Которая была бы над исполнительной властью и контролировала её.

Причин для этого как минимум две.

Во-первых, исполнительная власть во всём мире сильно перетягивает одеяло на себя по сравнению с законодательной и судебной (которые в теории должны быть взаимонезависимыми).

И это логично, потому что исполнительная власть с одной стороны распределяет блага в пользу законодательной и судебной (обеспечивает их жизнедеятельность), а с другой наиболее приближена к повседневной практике, поэтому лучше понимает, какие именно законы нужны.

В результате практически во всех странах мира судебная и законодательная власти превращаются в обслуживающие придатки при исполнительной.

И в этих условиях как никогда нужен внешний контроль над исполнительной властью, чтобы не зарывалась. Такой контроль и может обеспечивать концептуальная власть.

Во-вторых, именно концептуальная власть может и должна обеспечивать настоящий суверенитет страны. Потому что сильная экономика и мощная армия – это лишь инструменты обеспечения суверенитета.

А настоящая суть суверенитета заключается в самобытности, в наличии собственной системы ценностей и собственного Пути. Дао, если хотите.

Потому что если высшие чиновники, управленцы и различные элиты (творческие и интеллектуальные) страны заражены/индоктринированы чужими «ценностями», то ни о каком реальном суверенитете не может быть и речи.

И никакие буковки в Конституции тогда не имеют значения. Достаточно посмотреть на Украину, где по конституции незалежность-незалежность, а по факту все довольны своим колониальным статусом и даже не пытаются сопротивляться. Рабство, как и разруха, в головах.

С этой точки зрения Россия суверенна не потому, что что-то написано на бумажке. А потому, что у руководства России есть воля к суверенитету, к собственному Пути. И изменение Конституции вторично, оно лишь является зримым проявлением и манифестацией этой воли.

А наличие концептуальной власти позволяет контролировать, какие именно ценности в головах у чиновников, обеспечивая и защищая реальный суверенитет.

Всю последнюю неделю шумиха в прессе (включая многочисленных пророков и экспертов) крутилась вокруг кадровых назначений в новое правительство.

Сначала несколько дней гадали кого из старых уберут. Именно «гадали», потому что реального инсайда ни у кого не было. Строго в соответствии с принципом «кто не знает – говорит, кто знает – молчит».

Затем точно так же несколько дней гадали, кто в правительстве будет из новых. И тут тоже практически никто не угадал.

Впрочем, ни то, ни другое на самом деле особо не интересно (кроме назначения Белоусова, которое означает, что никакой новой приватизации не будет). Потому что новое правительство во многом техническое, оно действует до внесения изменений в Конституцию.

После внесения изменений в Конституцию, по стандартной логике государственных процедур и процессов, будут выборы в Госдуму (очередные или внеочередные – это также вторично). И новый состав Госдумы уже по обновлённой Конституции изберёт новое правительство уже на условно постоянной основе. И кого из текущего состава правительства оставят, а кого уберут – это пока что неизвестно.

Поэтому я и не комментирую кадровых перестановок – они на нынешнем этапе второстепенны.

Самое важное, с моей точки зрения – это даже не будут ли менять что-то в отношении приоритета национального законодательства над международными договорами (тут и так, в соответствии с двумя разъяснениями Конституционного Суда, на самом деле всё в порядке).

Самое важное – это институционализация Госсовета. Именно он, как я понимаю, и должен стать той самой концептуальной властью, о которой так долго говорили большевики писал Роджерс.

Если всё будет прописано и реализовано так, как я думаю, то Госсовет станет аналогом Совета Аятолл, органом концептуальной власти. А Путин будет его Верховным Аятоллой, то есть Генеральным Секретарём.

И тогда уже не столь важна фигура следующего Президента России, он будет всего лишь исполнителем и проводником воли. А самым важным (с точки зрения операции «Преемник») будет вопрос «Кто будет преемником Путина на посту Аятоллы?».

Плюс, конечно, остаётся вопрос личных качеств, убеждений и ценностей остальных членов Госсовета.

Потому что, и я не устану это повторять (вслед за Полом Андерсоном), даже плохую систему вытягивают хорошие люди, и самую лучшую систему могут угробить недостойные люди (что нам, кстати, пример СССР и продемонстрировал).

Если же Госсовет станет хотя бы частично тем самым органом концептуальной власти, то мы свои пару закорючек после Аристотеля уже оставим.

Так вижу.

Александр Роджерс

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 23).

реклама 18+

 

 

 

___________________