Кто идет на митинги?

__________________________________

 
Кто идет на митинги?
Владимир Малышев
На заметку протестующим в Хабаровске, и тем, кто их поддерживает

Много лет я работал журналистом в странах, где бурный уличный протест – обычная вещь. Особенно в Греции, где демократия, собственно, и родилась. Митинги и демонстрации в Афинах – чуть ли не каждый день. То коммунисты, то неофашисты из «Золотой зари», то анархисты, то учителя, которые недовольны зарплатой, то сторонники оппозиционной партии левых радикалов СИРИЗА, то, наоборот, когда они были в оппозиции, сторонники ныне правящей партии Новая демократия – все они то и дело скопом выходят на улицы, идут к парламенту на площади Синтагма, с криками и плакатами, энергично, с южным темпераментом выражая свой протест.

К мирному шествию обычно присоединяются анархисты – молодые бездельники, для которых побузить – главное в жизни занятие. В сутолоке шествия эти крепкие ребята начинают в переулках выходить из колонн и бросать бутылки с зажигательной смесью, бьют витрины, вступают в ожесточенные стычки с полицией. Полиция – специальные подразделения МАТ – аналог нашего ОМОНа – всегда действует жестко. Сначала дубинки и слезоточивый газ, а потом бузотеров привычно «винтят», запихивают в синие автобусы с решетками на окнах и развозит по участкам…

И… ничего не меняется!

И так – много лет. Протестуют, бузят, бьют витрины и… ничего не меняется! У руля власти на родине демократии уже лет сорок меняются местами только две партии – консервативная Новая демократия и раньше – социалисты из ПАСОК, а теперь еще и появившаяся недавно СИРИЗА. Даже политики все одни и те же. Сейчас, например, в Греции премьер-министр – Кирьякос Мицотакис из Новой демократии, а прежде премьером был его родной папа – Константинос Мицотакис. А еще раньше премьером был Георгиос Папандреу из ПАСОК, а до него в том же кресле сидел много лет тоже его родной папа – Андреас Папандреу.

Такова демократия на родине демократии. Примерно то же самое мне приходилось наблюдать и во время работы в Италии, тоже  славной своими демократическими традициями. Правда, порой в этой демократической кутерьме бывают и перерывы. Это когда в Италии у власти был Муссолини, а в Греции – «черные полковник». Но это было уже давно, а сейчас происходит то, что описано выше.

Так что нечего удивляться тому, что происходит сегодня в Хабаровске. Такое в Европе происходило, происходит и будет происходить. Чем больше демократии, тем больше и уличных протестов.

 

Так что происходящее сегодня в Хабаровске на самом деле – яркое доказательство того, что Россия отнюдь не тоталитарная страна, как вещают на Западе и наши доморощенные либералы, а напротив – самое что ни на есть демократическое государство.

 

Только напрасно те, кто выходит на улицы, думают, что они смогут таким образом сменить власть. Власть толпы – охлократия, кстати, тоже была в Древней Греции. Но это – в те времена, когда почти все взрослое население полиса могло собраться на его центральной площади. Пришел, покричал – вот ты и начальник! Все решали за спинами толпы демагоги – тоже, кстати, греческое слово. Сегодня, как совершенно верно писали в свое время классики марксизма-ленинизма, повсюду на деле правит олигархический капитал. Его заправилы на митинги сами не ходят, они за кулисами финансируют тех, кто ими руководит.

Могут напомнить про киевский Майдан. Мол, вот там собравшаяся на площади толпа, «народ», как утверждали его организаторы, и добилась того, что в стране сменилась власть. Мол, «революция достоинства» свергла «тирана» в лице Януковича. Ну и чего же в итоге? На его место пришел еще больший мошенник и миллиардер Порошенко, которого сменил «вертлявый пострел» – актер-комик, а народ стал жить гораздо хуже. Такого поворота хочет толпа, которая вышагивает сегодня по улицам Хабаровска, скандируя «Свободу!»?

Три тысячи – это еще не народ

Но самое все-таки странное в такого рода «бунтах» другое. Почему-то несколько тысяч человек, которые выходят на улицы, в том числе и в Хабаровске, считают, что это они – народ и вправе что-то требовать от его имени.

 

Но постойте, ведь в Хабаровске проживает более 600 тысяч человек! Так почему же 3,5 тысячи как на последнем шествии в субботу, или даже 30 тысяч, как три недели назад, полагают, что они могут говорить от имени всех 600 000? Недемократично как-то получается…

 

А потому единственное разумное решение этого явного алогизма – выборы. Ничего другого никто до сих пор придумать не смог. Идите, дорогие протестанты, на выборы, голосуйте – только так и можно сменить власть. Это невозможно? Почему же? В той же Европе, которую либералы все время ставят нам в пример, даже простой ефрейтор Адольф Шикльгрубер, например, пришел в свое время к власти в результате выборов. И партия его называлась национал-социалистической, и клеймил он капиталистов и эксплуататоров, не слабее, чем коммунисты. Это только позднее поняли, кто он такой на самом деле, чего хочет и к чему привел Германию.

А ведь поначалу его немцы обожали. Посмотрите хронику тех лет. Едет по улицам Гитлер в открытой машине, а толпа вокруг ревет в восторге, дамы фюрера засыпают цветами. А ведь – негодяй, убийца!

Нет, нет, я вовсе не провожу здесь параллель с Фургалом, боже упаси! Но согласитесь, все-таки странно: человека обвиняют в причастности к убийствам (основания у СК серьезнейшие!), а люди уже три недели ходят с плакатами: «Верните нам Фургала!» Со стороны – какой-то театр абсурда! Понять такое невозможно. Говорят, довели народ. Но ведь эти несколько тысяч на шествиях – далеко не весь народ. Большинство – на работе, на заводах, фабриках, или трудятся у себя на огороде.

Конечно, далеко не все в толпе наймиты Вашингтона, и эти толпы, конечно, не проплаченная Ходорковским тусовка. Хотя есть наверняка и дирижеры на жалованье, заезжие «революционеры» из московской либеральной тусовки.

 

Однако многие идут совершенно искренне, думая, что маршируют за все хорошее, против всего плохого. Но согласитесь, лучше все-таки подождать суда и посмотреть, подтвердятся ли обвинения в убийствах. А ведь если подтвердятся, стыдно должно стать нынешним протестантам!

Но почему-то такая, здравая в общем-то логика, на толпу в Хабаровске не действует. «Свободу Фургалу!» – и все тут! Попытку разобраться в этом хабаровском парадоксе сделал такой известный сегодня публицист, как протоиерей Андрей Ткачев.

Чувство собственной значимости

«Я же уверен в том, – пишет он, – что собрать людей на протестные мероприятия можно по нескольким причинам, и некоторые из них я назову. Первое – это чувство собственной значимости. Того, что ты влияешь на процесс. Второе – чувство борьбы за справедливость. И это очень мощное чувство, ведь даже если человек заблуждается, если он вообще ходит во тьме и не знает, куда идёт, ибо тьма ослепила глаза его, но внутри себя уверен, что делает нечто справедливое, то будет как таран. Будет головой лупиться в стену в полном чувстве уверенности, что делает правильные вещи. Наконец, третье – у него не должно быть какого-то очень важного занятия, которое отвлекает все его силы. И вот из этих трёх вещей, собственно, и складывается протестный электорат.

Повторюсь, первое –  это чувство собственной значимости. И я всегда об этом говорил по поводу Майдана на Украине, что искать себя нужно не во время революции, умный человек должен найти себя в мирное время.

 

А когда начинается шурум-бурум, начинаются крики, возня, петарды, файеры, бутылки летают с зажигательной смесью, палки милицейские, тогда активным становится всякий мусор. То есть люди, которые в обычной мирной жизни являются никем и приложить себя никуда не могут. Именно они очень остро чувствуют,  когда начинается буза, и это их время.

 

Очень бы не хотелось, чтобы люди наполняли себя чувством самозначимости в буйные, нестабильные, ненормальные времена. Это будет значить только одно: в мирное время вы бесполезны. Мне очень трудно представить себе, например, врача, который, как бы ни был недоволен делами в области здравоохранения в своём регионе, бросил бы больного на операционном столе и побежал бы на демонстрацию. Да, я понимаю, что и учителя наши униженные и оскорблённые. Но в любом случае, главное место приложения их усилий – не манифестации и стачки работников школ и вузов, а работа с учениками».

Желание быть у руля

«И это, – продолжает Ткачев, – касается любого человека, серьёзно занятого каким-то очень важным делом, которое для него важнее всего на свете. Например, мама, занимающаяся воспитанием детей, побежит ли на демонстрацию? Таким образом, на демонстрации, как мне кажется, бегут люди с завышенным чувством собственной значимости, не нашедшие применения своим силам и талантам в обычной мирной жизни без бузы, без провокаций, без криков и без желания ниспровергнуть то, что вроде бы устоялось.

Второе – жажда справедливости, желание бороться за справедливость. Вообще в человеке из-за греха всё гипертрофировано, в том числе и это чувство. Мы почему-то хотим, чтобы справедливыми были все, но только не мы, и пересматривать свои отношения с окружающим миром на предмет справедливости – не очень-то любим. И я вполне уверен, что человек, который, например, на заправке бодяжит бензин с водой, в свободное от работы время может идти на демонстрации и кричать, что требует справедливости… Вообще люди, привыкшие лгать на каждом шагу, почему-то очень активны в отношении требований справедливости от других. Всё это – мой чисто пастырский, христианский и глубоко выношенный личностный взгляд. Вещи, которые я замечаю. Желание быть у руля, порулить процессом, хоть немножко….

«Нет, я не собираюсь быть адвокатом власти, – говорит Ткачев, – пусть власть сама разбирается со своими ошибками, где и что сделали не так.

Народ же имеет право высказывать своё недовольство, а власть должна прислушиваться к нему и исправляться по ходу. Тебе сказали, ты подумай, посмотри и исправься. Но прошу вас, подумайте об этих вещах. Потому что если в себе их найдёте, не суйте нос ни на один протест.

Этот протест будет от лукавого. Если вы в мирное время ничем полезным не заняты и желаете войти в бузу для того, чтобы почувствовать себя нужным, и если вы гипертрофированно считаете, что кто-то должен быть справедливым, а с вас взятки гладки, ваши протесты будут лукавством от а до я».

Не забывать уроки истории!

Хорошо сказал протоирей Ткачев? Наверное, что если бы те, кто ходит сегодня по Хабаровску, упорно требуя свободы для обвиняемого в убийствах, услышали бы эти мудрые слова пастыря, наверное бы задумались.

 

Внимательно посмотрели бы по сторонам и поняли, что их протест, который они сами искренне считают справедливым, уже давно стал средством манипуляции для тех, кому на Хабаровск глубоко наплевать. Кто не думает о том, чтобы люди в этом регионе, да и во всей России жили лучше. А хочет лишь одного – самим прорваться к власти.

 

И вы, выходя на марши под лозунгом «Свободу Фургалу!», хотите вы этого или нет, помогаете тем, кто хочет развалить и разграбить Россию.

…У художника Ильи Репина есть картина «1905 год». Она была написана под впечатлением от событий в Петербурге тех лет. Тогда волнения в стране переросли во Всероссийскую политическую стачку. Это вынудило Николая II издать Манифест. В экстазе общего ликования с красными флагами и песнями на улицы вышли восторженные люди, в основном студенты, курсистки, преподаватели и рабочие. Словом, почти такая же публика, как и сегодня на улицах Хабаровска. Безудержные эмоции, восторженные лица, красные флаги, крики «Свобода!» «… и вот плотина прорвана, — восторженно писал сам Репин – теперь уже не остановить этой силы скопившейся реки – она хлынула!»

Все хорошо и даже замечательно, если бы мы сегодня не знали, что произошло потом. Реки крови хлынули, миллионы погибли, страна была разрушена. Давайте же не забывать грозные уроки истории!

 

 

 

 
Специально для "Столетия"
Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.7 (всего голосов: 15).

реклама 18+

 

 

 

___________________