Джозеф Бродски — настоящий интеллигент

__________________________________

 

Александр Павлов рассказывает:

В 1972 году Бродский был выдворен из СССР. В 1980 году получил долгожданное гражданство США: "Есть все-таки какая-то высшая справедливость, что я живу в Америке",— восхищался он. В 1982 году он призывал создать "интернациональную бригаду для борьбы с советскими войсками в Афганистане".

В 1987 году он получил Нобелевскую премию как американский писатель-эссеист. Сергей Довлатов рассказывал, что кому-то в Нобелевском комитете дали понять, что дни Бродского из-за болезни сочтены и надо поторопиться. Бродский по поводу вручения премии высказался вполне откровенно и цинично: "Это наша команда победила!".

В последние годы жизни он превратился в литературного раба, сетуя, что успевает выполнить только 20 процентов из заказанных статей и тем. "Будущее не принадлежит ни вере, ни идее, если что и способно объединить мир, так это деньги... Деньги — это настоящий правитель мира... Поверьте мне: настанет день, когда люди будут отличаться друг от друга только тем, какую они имеют валюту".

Отменяя свое литературное завещание: "На Васильевский остров я приду умирать" и объявляя новое: "похоронить в Сан-Микеле",— Бродский духовно порывает с Россией: "я лучше поеду в Польшу, чем в Россию... я лучше поеду в Вильнюс, чем в Санкт-Петербург", Иосиф Бродский или Джозеф Бродски — гражданин США, американский поэт-лауреат за год до своей смерти объявляет миру и своей "команде": "Я не считаю себя русским интеллигентом", т.е. просьба больше не беспокоиться.

В городе, который потерял сотни тысяч своих жителей во время фашистской блокады, кощунственно ставить памятник тому, кто вольно или невольно обеляет итальянских фашистов: "...с итальянским фашизмом все не так просто. Просто, конечно, но... В фашистской Италии, в общем, не преследовали евреев. Антисемитизма там вообще нету... Желтых звезд в Италии просто не было... У них адмирал был еврей..." А сотни замученных бойцов Сопротивления из многих стран мира в "скорбных виллах", в которых порой своей жестокостью палачи превосходили гестапо, а десятки тысяч итальянских солдат в России? Они что, ели здесь макароны и пели "Санта Лючия"?

Николай Гумилев, замечательный поэт, муж Анны Ахматовой, сказал ей в 1916 году: "Ты научила меня верить в Бога и любить Россию". Видимо, как и в школе, Бродский был плохой ученик.

Кстати: в октябре 1963 года шло следствие по крупному валютчику Уманскому. Некий Шахматов, проходящий по этому громкому делу, у которого при аресте обнаружили револьвер, заявляет, что револьвер у него уже имелся при попытке совместного с Бродским угона самолета из Самарканда в Афганистан. Идея и план захвата самолета принадлежат Бродскому. Они скупили все четыре билета для пассажиров маленького самолета типа ЯК-12. Рассчитали время полета без дозаправки горючим. Бродский должен был нанести удар камнем по голове летчика, а Шахматов, сам бывший летчик, взять на себя управление самолетом, обойти радары.

Но за час до полета Бродский вдруг передумал: "Я отказался от него (угона — А.П.) только в самый последний момент. И это произошло не из-за страха, а просто жалко стало, что не увижу каких-то людей..."— признался он в 1982 году Соломону Волкову.

Бродскому предъявили обвинение "в попытке измены Родине", но, поскольку никто из двадцати свидетелей по "делу Уманского" не знал о попытке угона самолета, то Бродского отпустили.

Друг Ахматовой писатель Ардов в декабре 1963 года устроил Бродского в психиатрическую больницу имени Кащенко с целью избежать судебного преследования за тунеядство. Но тот вскоре покинул больницу и спрятался в Тарусе на даче друзей известной журналистки Фриды Абрамовны Вигдоровой, которая своими ходатайствами стала основным действующим лицом в освобождении Бродского от суда, а потом и из места ссылки.

Как известно, за Бродского, которого осудили на 5 лет административной ссылки за тунеядство, просили в ЦК Маршак, Чуковский, Твардовский. Жан-Поль Сартр обращался к Микояну и говорил, что в октябре 1965 года в Париже соберутся писатели и тема Бродского будет непременно. Солженицын отказался защищать, сказав: "Еще ни одному писателю ссылка не повредила". И это была правда. Бродский назвал ее лучшим временем в своей жизни: работал 3-4 часа в день, за полтора года три раза приезжал на несколько дней в Ленинград, а друзья (Найман, Рейн и др.) гостили у него в деревне.

Вот такие они были - страшные репрессии Советской Власти.
 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (1 голос).

Категории:

реклама 18+

 

 

 

___________________