Изображая жертву Путина: Германию подталкивают к самоубийству. Петр Акопов

_________________


© AFP 2022 / Fabrice Coffrini


Пытается ли Германия сейчас хотя бы осознать, в какой угол ее загнали англосаксы с подрывом "Северных потоков"? Да, конечно, часть общества все больше обеспокоена тем, что Германии не оставляют вообще никакой свободы маневра, особенно на Востоке, — только идти по все более узкому коридору нарастающего конфликта с Россией из-за Украины. Но немецкие элиты пока еще держат строй того, что называется "атлантической солидарностью", то есть согласны с тем, что у коллективного Запада должна быть единая позиция в противостоянии с Россией.

Внутренние экономические проблемы, естественно, приведут к росту популярности контрэлитных сил, "Альтернативы для Германии" и "Левых", но в целом правящая элита пока что не ощущает себя в опасности, готовясь справиться даже с массовыми протестами. Чрезмерная зависимость от англосаксов, конечно, тяготит и самых верных атлантистов (включая даже некоторых из руководства "зеленых"), но никакой альтернативы нынешнему курсу никто в немецком руководстве не рассматривает. Максимум, на что способен канцлер Шольц, — это отбиваться от обвинений в недостаточной помощи Украине (звучащих в том числе со стороны оппозиционного ХДС), но это все внутриполитические дебаты. Немецкая военная помощь Украине не особо и нужна атлантистам: все равно основное снабжение украинской армии взяли на себя американцы. Но вот держать Германию в строю для США очень важно, и судя по тому, что они пошли на подрыв "Северного потока", особой уверенности в надежности немецких элит у них нет.

Почему? Потому что, несмотря на всю выдрессированность выхолощенных после Второй мировой немецких элит, у части из них еще остались историческая память и амбиции. И эти амбиции связаны с проектом единой Европы — главной немецкой задачи последних десятилетий (а если копнуть поглубже — то и столетий). Единая Европа нужна немцам, но англосаксы готовы терпеть ее только под своим контролем. Иными словами, если ключ от Германии есть у Вашингтона, то, так и быть, пускай главный ключ (но ни в коем случае не единственный) к Европе будет в Берлине. Но в этой конструкции заложен очень большой риск: нет никаких гарантий того, что в какой-то момент немецкие элиты чудесным образом не захотят освободиться от заокеанского контроля — и тогда сильная единая Европа потребует равноправия в отношениях с англосаксами.

Для того чтобы исключить подобную возможность, нужно жестко ограничить свободу маневра Европы, то есть стравить ее с Россией, надежно заблокировать даже гипотетическую возможность возобновления серьезного экономического сотрудничества Старого Света с Москвой. Борьба за Украину стала прекрасным поводом для этого, и хотя Германия долго пыталась избежать полного разрыва с Россией, сейчас ее подвели к этому практически вплотную. Более того, как бы упреждая неизбежный рост колебаний германских элит перед последним шагом в этом направлении, их теперь толкают еще дальше. Берлин призывают объявить России войну и возглавить ее. Геополитическую войну — это ничего не меняет.

Именно об этом идет речь в опубликованной на днях в Focus статье "Настоящая цель войны Путина — не Украина, а Германия". Ее автор не какой-то маргинал или примитивный атлантический пропагандист: Габор Штейнгарт — один из самых влиятельных немецких журналистов, бывший главный редактор Handelsblatt. И он сразу же дает установку:

"Все говорят только о боевых действиях на Украине. Но это звучит слишком безобидно: как будто нам закрывают глаза на что-то страшное. На самом деле Путин воюет против Западной Европы, а точнее — против Германии".

Да, вот так вот — следите за руками: так как целью Путина является "восстановление мощи России при одновременном ослаблении Западной Европы", значит, он нацелен на Германию, потому что "тот, кто хочет ослабить Западную Европу, должен сначала обездвижить главный экономический мотор ЕС — Германию".

Позвольте, но Путин же долгие годы подчеркивал: ему очень жаль, что страны Европы ограничили свой суверенитет в пользу США, то есть российский президент всегда предлагал Европе (и особенно Германии) отстаивать свои интересы. Европа вместо этого позволяла англосаксам использовать себя в борьбе с Россией за Украину, а постепенно в Москве укрепились подозрения в том, что Европа действует так не только потому, что зависит от США, но и вследствие личной заинтересованности в получении Украины, то есть в пересмотре границ России и Европы. После 24 февраля наши подозрения подтвердились — и теперь Россия действительно хочет "ослабить Западную Европу". Но это ответ на брошенный нам Европой вызов — на ее призыв к поражению России. Естественно, что нам теперь нужно ослабить Европу, но не для того, чтобы подчинить ее себе, а затем, чтобы вырвать из ее рук украденную у нас Украину.

Понятно, что Штейнгарт не мог не поменять местами причину и следствие: ведь ему нужно объяснить тезис про объявившего войну Германии Путина. Развивая его, он перечисляет пять фронтов, на которых идет битва против Германии, — и обнаруживает, что на всех она несет потери.

Первый фронт собственно украинский — тут речь, правда, не о боевых действиях, а о том, что "Путин проверяет готовность влезть в драку":

"Он бросает вызов государству, в котором после 1945 года отказ от насилия, несмотря на бундесвер и нынешнее решение о его перевооружении, является негласной основой жизни общества. Путин лишает нас тех дивидендов от мирного развития, которым мы так радовались после краха Советского Союза. Олаф Шольц со своей 100-миллиардной программой перевооружения бундесвера не является изобретателем "смены эпох". В ужасную эпоху нас ввел всего один человек. Этот человек сидит в Кремле".

То есть Путин заставляет немцев отказаться от пацифизма, вызывая тем самым у них ужасные душевные страдания, ведь речь идет о фундаменте современной германской государственности. Действительно, страшные мучения — вот только непонятно, зачем немцам влезать в "спор славян между собой"? Из-за ответственности за единую Европу? Но Украина не является — и никогда не будет являться — ее частью. В Берлине действительно хотят настаивать на обратном? Или же это черная неблагодарность русским за мирное воссоединение Германии? То есть теперь они перестанут быть пацифистами ради того, чтобы не дать воссоединиться русским?

Второй фронт еще более коварный: на нем "Путин лишает дешевой энергии, на которой несколько десятилетий работала бизнес-модель Германии, базирующаяся на экспорте промышленных товаров". Тут вообще без слез читать невозможно:

"Тот факт, что ФРГ могла поддерживать свой высокий промышленный потенциал, несмотря на высокие заработки работников и развитое социальное государство, — это, оказывается, не наше достижение. Вдруг оказалось, что мы обязаны своим благополучием прежде всего ископаемой энергетической базе под названием Россия. Именно она обеспечивала выгодное германо-российское энергетическое партнерство.

Лишив промышленность этой энергетической базы, Путин поставил на уши всю немецкую экономику и сейчас двигает ее к рецессии. Постоянные повышения цен на энергию схожи с противопехотными минами, на которых уже этой зимой подорвутся многие предприятия".

То есть решение о постепенном отказе от российских энергоносителей, которое приняла Германия, — это тоже вина Путина? Ну конечно, говорят на Западе, он же напал на Украину, не оставив немцам выбора — не могут же они покупать кровавые нефть и газ. Хорошо, не могут — но так жаловаться-то тогда на что? На собственный выбор? Тем более что главным мотивом при принятии решения об отказе от наших нефти и газа были не моральные соображения, а желание поставить Россию на колени, то есть нанести сокрушительный удар по нашей экономике, после которого мы должны были отказаться от продолжения военной операции. Нет денег — нет военных действий, рассудили прагматичные немцы. И в очередной раз ошиблись. Хотя не совсем: денег действительно нет, вот только у них самих.

И это третий фронт по Штейнгарту — "там, где раньше был госбюджет, сейчас зияет глубокий кратер":

"Путин разгромил самое важное, что отличало нашу страну от многих ее соседей, — ее солидную финансовую систему. Оказалось, что и она — не наше достижение. Правда, мы сами первыми наложили санкции, но и в этом виноват Путин. Теневыми бюджетами и огромными выплатами, то и дело возникающими после начала боевых действий на Украине, правительство пытается кое-что скрыть от нас. Вот мрачная правда: немцы никакие не богатые, мы в глубокой долговой яме".

Штейнгарт слегка сгущает краски, хотя совершенно справедливо называет 200 миллиардов евро, выделенные на поддержку просевшей от санкций экономики, "по сути, не чем иным, как военным займом". Но это все цветочки — в сравнении с тем ущербом, что ждет немецкую экономику в случае даже не сворачивания, а падения торговли с Китаем. А тут-то Путин при чем? Нет, немецкий журналист не рассматривает вариант разрыва немецко-китайских связей — он говорит о чрезвычайной важности их для Германии. Но в этом-то и получается засада:

"Путин поддерживает партнерские отношения с нашим главным торговым партнером в Азии — Китайской Народной Республикой. Новая сверхдержава взяла под защиту его военные авантюры и помогает ему лишить пробивной силы западный санкционный режим.

Если нас не разгромят на трех первых участках, на этом участке фронта ФРГ точно утратит свою экономическую мощь. Потому что, хотя мы и видим, что Китай в области газа, нефти и международных платежей немедленно восстановил нарушенные Западом цепочки поставок и технологические процессы, реагировать на это так, чтобы должным образом наказать Китай, мы не в состоянии. Слишком зависят от Китая автомобильная промышленность, химические концерны и машиностроение Германии. Китай надежно подстраховывает Путина".

То есть на четвертом, китайском, фронте войны Путина с Германией у Берлина тоже нет шансов — потому что он не может начать торговую войну с Пекином? Фантастическая логика — осталось только сообщить Путину о том, что он, оказывается, собирался сокрушить немцев с помощью их зависимости от китайцев. Можно открыть страшную тайну: настоящая угроза немецко-китайской торговле исходит не от России, а от их главного военного союзника, то бишь старшего товарища. Именно США будут делать все для того, чтобы нанести ущерб экономическим связям Берлина и Пекина. Неужели в Германии этого не замечают — как и того, что англосаксы уже давно строят помехи европейско-китайским отношениям в целом? Или в Европе пока уверены в том, что сумеют отстоять свое право на торговлю с Китаем? Ну так и про связи с Россией раньше точно так же думали...

А теперь делают вид, что считают Путина главной угрозой Евросоюзу, — и это пятый, последний, фронт в статье в Focus:

"Ослабляя ФРГ, Путин подвергает опасности самый важный проект послевоенного периода — объединение Европы. Солидарность внутри Европы заметно ослабла, так как Федеративной Республике с ее десятипроцентной инфляцией и значительно повысившимся госдолгом во время рецессии приходится больше думать о самой себе.

Многие наши европейские друзья видят в Федеративной Республике большой банкомат. Но деньги в этом банкомате заканчиваются, и на его дисплее возникает надпись красными буквами: "Пожалуйста, выберите меньшую сумму и поговорите со своим финансовым консультантом".

Ну тут все просто: ведь мы же помним, что Путин специально целил в Германию для того, чтобы ударить по ЕС в целом. Без богатой и развивающейся Германии не будет никакой евроинтеграции — это факт. Но ведь и нынешний самострел Германии — точно такой же факт. Все пять фронтов в войне "Путина с Германией" открыли сами немцы — из-за своей зависимости от англосаксов, из-за геополитической жадности (позарились на Украину) или еще по какой-то причине — уже не так важно. Важно только то, что они будут делать дальше — пока еще у них есть шанс выйти из строя.

Штейнгарт, естественно, предлагает идти до конца — то есть влезть в драку (геополитическую, не военную) с Россией по полной:

"Только если мы объявим Путину войну, восприняв его действия во всей их тотальности, у Германии будет шанс. Стране нужен сейчас канцлер-военачальник. Но пока мы видим лишь мелких сошек".

Не хочется даже напоминать про предыдущего канцлера-военачальника — ситуация принципиально другая. Хотя есть и общее — перспектива для Германии убиться об стену ради единой Европы и получения Украины.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 13).

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА