«Резня в Буче» имеет исторический прототип времен Мазепы

_________________




Массовое убийство людей в украинской Буче – после того, как его оставила российская армия – вызвало истерическую реакцию западных СМИ. Однако вскоре оказалось, что в пользу виновности украинских войск и спецслужб имеется слишком много фактов


О «резне в Буче» немедленно забыли, а инициатива России по проведению международного расследования убийств была заблокирована Великобританией. После этого вопросы – кому выгодно и кто виноват – уже не могли возникнуть, всё стало ясно.

Но кровавая фальсификация в Буче – это не первая украинская фальшивка такого рода. Начиная с 1995 года Институт археологии Украинской академии наук при активнейшей поддержке Канадского института украинских исследований, Американского научного общества имени Шевченко и других иностранных структур проводит раскопки в столице малороссийских гетманов – городе Батурине (сейчас он в Черниговской области Украины). Задача проста: найти следы якобы имевшей место в 1708 году резни, устроенной русскими войсками под командованием князя Александра Меншикова после измены гетмана Мазепы. Никаких следов массовых убийств украинско-канадская археологическая экспедиция так и не нашла, но в мировое научное сообщество была запущена фальшивка, которую принято считать неоспоримым фактом.

История «Батуринской фальшивки» настолько интересна, что о ней стоит рассказать подробнее – просто для того, чтобы понимать: технологии антирусской пропаганды используются уже не первое десятилетие, задача расчеловечивания русских всё так и стоит. Причем создают этот образ настоящие убийцы, готовые уничтожать собственных граждан ради достижения медиаэффекта.

Итак, в октябре 1708 года гетман Иван Мазепа предал царя Петра I, которому служил и клялся в верности, но перебежал на сторону шведского короля Карла XII. Король обещал Мазепе превращение гетманской Украины в полунезависимое государство под шведским протекторатом. И тщеславный гетман, решивший стать «основателем украинской государственности», сделал ставку в политической игре, закончившейся поражением под Полтавой и бесславной смертью.

Перейдя на сторону шведов, Мазепа обещал им 50 тысяч казаков и огромные склады военных припасов и провизии, которые он устроил в своей столице Батурине. Но казачество не поддержало изменника и осталось на стороне России, за Мазепой последовало лишь три тысячи, а Батуринскую крепость, где находилась резиденция гетмана, стремительным маршем захватил князь Меншиков, командующий «летучим» корпусом русской армии. Карл XII остался без военной помощи, без припасов и пороха. Поражение шведов стало очевидным, агония шведской армии продолжалась до лета 1709 года, когда состоялось генеральное сражение под Полтавой, в котором шведская армия, имевшая славу непобедимой, была разгромлена и полностью уничтожена.

Подойдя к Батурину 31 октября, Меншиков обнаружил, что в крепости приготовились к осаде три полка сердюков с 70 пушками под командованием полковника Дмитрия Чечеля. Сердюки были личной гвардией гетмана, набирались из наемников, среди них было много выходцев с Западной Украины, немало поляков, молдаван, венгров – в общем, лихих людей, которых мало что связывало с Малороссией, но преданных своему нанимателю и благодетелю Мазепе. Чечель заявил Меншикову, что не верит в измену гетмана, и русские войска в крепость не пустил. После предоставления убедительных доказательств осажденные всё же были вынуждены признать измену своего командующего, но опять не открыли ворота и попросили три дня на размышление. Для князя Меншикова стало очевидно, что Чечель тянет время, рассчитывая на прибытие шведской армии.

Ночью 2 ноября был отдан приказ о штурме крепости. Русская армия к тому моменту была настолько сильна и так хорошо подготовлена, что отлично укрепленная гетманская резиденция была взята всего за два часа. Полковник Чечель бросил сердюков и попытался бежать, но был схвачен. Его отвезли в Глухов, где находилась ставка Петра I, судили и казнили за измену. Обманутые Мазепой казаки во главе с полковником Иваном Носом сложили оружие. Отчаянно сопротивлялись только сердюки, они уже показали себя изменниками и терять им было нечего. Но даже сердюковские полки полностью полегли в ходе сражения за Батуринскую крепость.

Далее начинается легенда о «Батуринской резне», в которой – при поддержке, естественно, Запада – немедленно обвинили Россию. Источниками были два свидетельства: одно составленное шведами уже после взятия Батурина, второе – авторства австрийского резидента Отто Плейера. Оба эти рассказа изобилуют множеством кровавых подробностей, которые никак не могли быть известны авторам, отсутствовавшим в Батурине в момент штурма. Более того, предвзятость шведов в данном вопросе очевидна, во время идущей войны им надо было выставить русских и царя Петра I кровожадными дикарями. Плейер же занимал весьма недружественную России позицию и был впоследствии вовлечен в заговор царевича Алексея против Петра I.

Сведения о «резне» были немедленно распространены в европейских газетах и активно использовались в антирусской пропаганде. Впрочем, это мало помогло шведам. После Полтавской победы авторитет России стал велик как никогда, Петр I превратился в героя, а в победу Швеции уже никто не верил.

Все остальные рассказы о «Батуринской резне» есть не что иное, как составленный позднее пересказ этих двух сообщений, которые обрастали всё большим числом ярких, но сомнительных подробностей. Так, например, на Украине очень любят приводить описание взятия Батурина из Лизогубовской летописи, забывая напомнить читателям, что этот документ был составлен в 1742 году, то есть спустя 30 с лишним лет. Не сообщается и то, что эта летопись была своего рода пропагандистским документом. Она преследовала цель представить казачество как верных слуг русских царей и императоров, при этом не забывая упомянуть про все действительные и мнимые притеснения от властей, что позволяло рассчитывать на компенсации.

К сожалению, русские историки XIX столетия (Н. Бантыш-Каменский и Н. Костомаров) некритически отнеслись к источникам прошедшего столетия, включив рассказ о «резне» в свои работы, на которые теперь любят ссылаться украинские фальсификаторы прошлого. Этому есть объяснение. Эффектные риторические образы, вроде рассказа Бантыш-Каменского: «Ноября 3 взошёл он [Меншиков] на городской вал со шпагою в руке и предал острию меча всех тамошних жителей, не исключая младенцев. Кенигсек умер от полученных им ран; Чечель взят в плен, малая часть гарнизона спаслась бегством; прекрасный, по польскому обычаю украшенный, дворец Мазепы, тридцать мельниц, хлебные магазины, изготовленные для неприятеля, были тогда обращены в пепел; все оставленное им в Батурине имущество и сорок пушек, кроме мортир, достались победителям» – воспринимались тогдашним обществом не как рассказ о военном преступлении, а как свидетельство твердости Меншикова, сурово и заслуженно покаравшего изменников.

Но если уж «резня» была, то надо было найти тому археологические подтверждения. Этим и занималась долгие годы украинско-канадская экспедиция. В результате вся территория Батуринского замка и окружающие земли были тщательно раскопаны. Найдены следы штурма, последовавшего за этим пожара и разрушения дворца Мазепы. Не нашли лишь одного – следов массовых убийств, которые (особенно убийства мирных жителей) неизбежно должны были сохраниться. Меж тем официальная украинская история утверждала, что в Батурине были уничтожены все войска, защищавшие крепость, и полностью вырезано население города численностью до семи с половиной тысяч человек, не считая 2600 сердюков.

В ходе археологического исследования, когда была просеяна буквально каждая пылинка, были найдены останки лишь 65 убитых во время штурма. А их, согласно «черной легенде», должно быть более 13 тысяч. Уничтожить или вывезти такое число трупов русская армия просто физически не могла, ведь после взятия Батурина Меншиков очень быстро отступил от города, чтобы не попасть под удар армии Карла XII, спешно идущей к крепости. Факты свидетельствуют о великой батуринской лжи, вошедшей в украинские учебники, но украинские историки продолжают твердить про резню.

Украинский историк Александр Каревин, ссылаясь на документы, пишет: «8 декабря 1708 года гетман Иван Скоропадский издал универсал, где разоблачил ложь своего предшественника [Мазепы]. Касаясь темы Батурина, Скоропадский признавал, что при штурме замка было убито много мятежников. Но он тут же подчеркивал: «Однако же, що о женах и детях, о гвалтованю панен и о ином, що написано во изменничьем универсале, то самая есть неправда… Не тылко тые не имеючие в руках оружия, але большая часть з сердюков и з городовых войсковых людей, в Батурине бывших, на потом пощажены и свободно в домы, по Указу Царского Пресветлого Величества, от князя, Его Милости, Меншикова, отпущены».

И это действительно так. Другой украинский историк Александр Лазаревский сообщает, что обитатели Батурина, испуганные приближением войска, бежали прочь от города, но затем вернулись. Численность населения города (тогда измеряемая в дворах) почти не изменилась за время с 1708 по 1723 год, когда проводилась первая после штурма перепись. Разумеется, для населенного пункта, который не раз горел и был разорен в ходе меншиковского штурма – это зримое свидетельство того, что мирное население не пострадало.

Интересна и судьба сердюков. Хотя украинские историки считают, что их всех жестоко убили, мы обнаруживаем три сотни сердюков из Батурина, стоящими в гарнизоне Гадяча по приказу Мазепы. Но это вовсе не значит, что оставшиеся 2300 сердюков были убиты (напомним, никаких свидетельств массовых убийств в Батурине не нашли). Это означает, что наемники после разгрома в Батурине просто дезертировали (как это обычно бывает с такими войсками), а с Мазепой остались лишь три сотни самых верных сердюков.

Вряд ли стоит отрицать сам факт разорения Батурина. Все-таки шла тяжелая война, в которой ставкой было выживание Русского государства и его будущее. Конечно, при штурме могли погибнуть и погибли мирные жители, так в войнах было всегда. Но вот чего не было точно – так это целенаправленной резни, уничтожения пленных и мирного населения.

Зато взятием Батурина с успехом воспользовались пропагандисты. Точно так же, как в 2022 году из людей, очевидно убитых ВСУ, будут пытаться создавать новый символ русских зверств. Как мы видим – делается это уже не в первый раз. Но, во-первых, история расставляет все по своим местам. А во-вторых, задолго до нее – справедливость восстанавливает русское оружие.

Михаил Диунов, ВЗГЛЯД


Источник изображения: siver.org.ua

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 18).

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА