Венгерский мятеж 1956 года

__________________________________________


23 октября 1956 года начался венгерский фашистский мятеж, первая "цветная революция" подготовленная и руководимая западными спецслужбами.


Флаг венгерских мятежников над зданием парламента. Из середины флага вырезан герб ВНР. Фото сделано американскими репортёрами.


В последние лет двадцать пять историки и журналисты пытаются представить венгерские события 1956 года как спонтанные выступления народных масс против кровавого просоветского режима Матьяша Ракоши и его преемника Эрнё Герё. Однако на самом деле сценарий всей этой вакханалии был от начала и до конца расписан в Центральном разведывательном Управлении, и если бы не своевременное вмешательство наших военных, Венгрия стала бы жертвой первой оранжевой революции. Как бы назвали эту революцию западники, пока неизвестно, но операция по её осуществлению носила кодовое имя Фокус.
Операция Фокус началась с информационной атаки – при помощи воздушных шаров Венгрию стали забрасывать листовками. В первой половине 1956 года было зафиксировано 293 случая их появления в воздушном пространстве страны, а 19 июля они стали причиной катастрофы пассажирского самолета.
С вечера 1 октября 1954 года из района Мюнхена стали выпускать уже тысячи воздушных шаров. Шары летели волнами, по 200-300 в каждой, и каждый из них нёс от 300 до 1000 листовок.

Листовки упали на благодатную почву. Дело в том, что во время войны в Венгрии, воевавшей против нас на стороне Гитлера, и многие венгры были убиты или попали в русский плен. Их родственники, естественно, не имели причин любить русских, а многие ненавидели нас ещё за события 1848-49 годов.
Однако надежды американцы возлагали не столько на народные массы, сколько на недобитых венгерских фашистов – часть из них ушли вмести с немцами в Австрию, а те, кто не успели бежать, создали внутри страны законспирированные организации. Самыми крупными них были «Меч и крест», «Белая гвардия», «Дивизия Ботонд», «Союз кадетов», «Белые партизаны», «Кровавый договор», «Венгерское движение сопротивления» и «Движение национального сопротивления».
Большую подрывную работу проводила и венгерская католическая церковь, которую возглавлял кардинал Йожеф Миндсенти. Среди подпольных политических группировок особенно опасную роль играла созданная в 1950 году так называемая христианская партия. Своей главной задачей христианская партия считала обработку молодежи. Под непосредственным руководством верхушки партии действовала нелегальная клерикальная молодежная организация, созданием которой несколько священников и бывших монахов начали заниматься еще 1949–1951 годах.
Пропагандистская деятельность клерикалов осуществлялась в различных формах, включая лекции, распространение брошюр и листовок. В одной из них под названием «Призыв к мужчинам» молодежь получала такие наставления: «…придет время, когда вы получите от бога приказ крушить, разрушать, истреблять!».
Деятельность подпольных клерикальных организаций не могла бы проходить без значительных материальных «субсидий» извне. Так, «Христианский фронт» получил от свое заграничных покровителей 130 тысяч форинтов, «Конгрегация Марии» – 75 тыс. в 1951 г., 75 тыс. в 1954 г., 30 тыс. в 1955 г. и 90 тыс. фор. в ноябре 1956 г. В штаб квартире «Регнум Марианум» в момент, когда органы безопасности ВНР положили конец ее преступной деятельности, было найдено 258 230 форинтов, 45 наполеондоров, 67 пишущих машинок, 12 магнитофонов, а также типографская техника.
Роль координатора так называемого «народного сопротивления» выполняли «комитет Свободная Европа» и его специализированные учреждения – через дипломатов, шпионов, различных эмиссаров, через трансляции по каналам радио Свободная Европа целенаправленных программ.


Демонстрация в Будапеште 23 октября 1956 года

 

Венгерские события начались 23 октября. В 3 часа дня началась демонстрация, в которой приняли участие около тысячи человек — в том числе студенты и представители интеллигенции. Демонстранты несли красные флаги, транспаранты, на которых написаны лозунги о советско-венгерской дружбе. Однако на пути следования к демонстрантам присоединились радикально настроенные группы, выкрикивающие лозунги другого толка. Они требовали восстановления старой венгерской национальной эмблемы, старого венгерского национального праздника вместо Дня освобождения от фашизма, отмены военного обучения и уроков русского языка.
В 19 часов вечера мятежники захватили в свои руки несколько автобаз и после этого доставляли «демонстрантов» к различным объектам на грузовиках и автобусах.
В 20 часов по радио первый секретарь ЦК ВПТ Эрнё Герё произнес речь, резко осуждающую демонстрантов. В ответ на это большая группа демонстрантов штурмом попыталась проникнуть в радиовещательную студию Дома радио с требованием передать в эфир программные требования демонстрантов. Эта попытка привела к столкновению с оборонявшими Дом радио подразделениями венгерской госбезопасности AVH, в ходе которого после 21 часа появились первые убитые и раненые.
Одновременно с этим вооружённая группа инсургентев захватила казармы Килиана, где располагались три строительных батальона, и захватила их оружие. Многие стройбатовцы присоединились к инсургентам. К мятежникам присоединился и полковник танковых войск Пал Малетер, направленный в казармы для увещевания инсургентев. Вскоре он станет одним из военных руководителей мятежа.



Полковник Пал Малетер в рядах мятежников


Начальник Главного управления полиции Будапешта подполковник Шандор Копачи распорядился в инсургентев не стрелять, в их действия не вмешиваться. Он безоговорочно выполнил требования собравшейся перед управлением толпы об освобождении заключенных и снятии красных звезд с фасада здания.
В 23 часа на основании решения Президиума ЦК КПСС начальник Генштаба Вооруженных сил СССР маршал Василий Данилович Соколовский приказал командиру Особого корпуса начать выдвижение в Будапешт для оказания помощи венгерским войскам «в восстановлении порядка и создания условий для мирного созидательного труда». Соединения и части Особого корпуса прибыли в Будапешт к 6 часам утра и вступили в бои с инсургентами и присоединившимися к ним венгерскими военными.
Военные силы мятежников в Будапеште были сосредоточены прежде всего в VIII и IX районах, а также в районе площади Сена.
В ночь на 24 октября в Будапешт были введены около шести тысяч военнослужащих Советской армии при 290 танках Т-44 , Т-54  и ИС-3 , а также 120 БТР-152 .
Утром к городу подошла 33-я гвардейская механизированная дивизия, а вечером — 128-я гвардейская стрелковая дивизия, влившиеся в Особый корпус. Во время митинга у здания парламента произошёл инцидент: с верхних этажей был открыт огонь, в результате чего погиб советский офицер и был сожжён танк.


Наш майор, убитый в Будапеште


В ответ на это советские войска открыли огонь по манифестантам, в результате с обеих сторон был убит 61 человек и 284 было ранено.


 
 

Организованные контрреволюционные силы сразу же нашли поддержку со стороны деклассированных элементов и уголовников. Из всех имеющихся документов видно, какую большую роль играли преступные элементы в деятельности контрреволюционных банд. Подразделения кишкунхалашского стрелкового полка 26 октября под Будапештом вступили в вооруженное столкновение с отрядом контрреволюционеров и захватили 23 бандита. Подавляющее большинство из захваченных оказалось преступниками, бежавшими из разгромленной тюрьмы. Всего же в период с 25 по 31 октября на свободу было выпущено 9962 уголовных и 3324 политических преступника, большая часть из первых которых получила оружие, а большая часть вторых включилась в деятельность политических органов контрреволюции.


Уголовник-мародёр, присоединившийся к инсургентам


В боях также участвовали, гибли и простые, заблуждающиеся люди. Они оказались в плену контрреволюционных призывов и вышли на улицу с оружием, прежде всего ради претворения в жизнь лозунгов «национального коммунизма». Ответственность за их заблуждения и гибель лежит на «партийной оппозиции» с ее демагогической идеологией и пропагандой. Среди тех, кто оказался и стороне контрреволюции, не разделяя ее целей, значительную часть составляла молодежь. Руководители мятежа агитаторы «Свободной Европы» с поразительным цинизмом использовали в своих целях политическую незрелость, патриотические чувства и мечты о героических подвигах детей, подростков и молодых людей. На этот счет можно тоже привести некоторые данные.


Малолетний фашист


За период вооруженных столкновений было зафиксировано в общей сложности примерно 3 тыс. смертных случаев; 20% погибших составляют лица моложе 20 лет, 28% – в возрасте от 20 до 29 лет. Среди раненых доля лиц 18 лет и моложе составила 25%, а больше половины приходится на категорию от 19 до 30 лет.

Руководство восстанием осуществлялось из Мюнхена посредством радио Свободная Европа. С некоторыми крупными вооруженными группами РСЕ поддерживала прямую радиосвязь. Так, с бандой из переулка Корвин ежедневно проводилось два сеанса связи: в 23 часа Свободная Европа передавала свои директивы и указания, а в 1 час ночи работала на прием информации мятежников.
Эрнё Герё был заменён на посту первого секретаря ЦК ВКП Яношем Кадаром и уехал в ставку советской Южной группы войск в Сольноке. Премьер-министр Имре Надь выступил по радио, обращаясь к воюющим сторонам с предложением прекратить огонь.

29 октября бои на улицах прекратились, и впервые за прошедшие пять дней на улицах Будапешта воцарилась тишина. Советские войска начали покидать Будапешт.
Однако едва наши покинули Будапешт, инсургенты вновь перешли в наступление.
Освобождённый из тюрьмы бывший офицер хортистской армии Бела Кирай, ставший в Венгерской Народной армии генерал-майором, но уличённый в шпионаже и приговорённый к пожизненному заключению, организовал вместе с уже упомянутым Малетером Комитет революционных вооружённых сил. Вооружённые формирования этого комитета принялись убивать коммунистов и сотрудников распущенной Имре Надем AVH. Были зафиксированы и случаи убийств советских военнослужащих в увольнении и часовых в различных городах Венгрии.
Инсургентами был захвачен Будапештский городской комитет Венгерской Партии Трудящихся, и свыше 20 коммунистов были повешены толпой. Фотографии повешенных коммунистов со следами пыток, с лицами, обезображенными кислотой, обошли весь мир.

Зверства венгерских мятежников


Восстание перекинулось на другие города. В стране быстро наступил хаос. Прервалось железнодорожное сообщение, прекратили работу аэропорты, закрылись лавки, магазины и банки. инсургенты рыскали по улицам, отлавливая сотрудников госбезопасности. Их узнавали по знаменитым жёлтым ботинкам, разрывали на части или вешали за ноги, порой кастрировали. Пойманных партийных руководителей огромными гвоздями прибивали к полам, вложив в их руки портреты Ленина.
С каждым днём Имре Надь всё больше отдалялся от своих прежних убеждений. Уже 1 ноября он объявил о выходе Венгрии из Варшавского договора, а министром обороны был назначен тот самый Малетер с присвоением ему генеральского звания. Вощёл в правительство и освобождёный из тюрьмы кардинал Йожеф Миндсенти. А 3 ноября Кирай был назначен командующим национальной гвардией.


Пал Малетер уже в генеральской форме нового образца – за четыре дня правительство Имре Надя успело снабдить новыми знаками различия весь будапештский гарнизон, что свидетельствует о том, что мятеж готовился заранее, и даже были заготовлены хортистские петлицы вместо погон советского образца. На расположенном сзади танке Т-34-85 видны новые опознавательные знаки старой Венгрии.


От советских войск Надь потребовал покинуть Венгрию, а на венгерско-австрийской границе сконцентрировались войска нейтральной Австрии, готовые прийти на помощь восставшим.
Нам пришлось пойти на военную хитрость – для обсуждения условий вывода советских войск в штаб Особого корпуса был приглашён новоиспечённый генерал-майор Пал Малетер. Вечером 3 ноября он в составе официальной делегации прибыл на советскую военную базу Текел на острове Чепель неподалёку от Будапешта. Вместе с ним в состав делегации входили министр Ференц Эрдеи, начальник Генштаба генерал Иштван Ковач и начальник оперативного управления Генштаба полковник Миклош Сюч.
В полночь в зал, где проходили переговоры, прибыл председатель КГБ СССР Иван Серов и объявил об аресте всей венгерской делегации. Венгрия осталась без военного руководства.

Рано утром 4 ноября начался ввод в Венгрию новых советских воинских частей под общим командованием командующего войсками Варшавского договора маршала Советского Союза Ивана Степановича Конева в соответствии с планом операции «Вихрь». Особый корпус должен был взять на себя основную задачу по разгрому противостоящих сил противника.

Танк ИС-3 старшего лейтенанта Филатова из 33-й гвардейской механизированной дивизии. В 1956 году Филатов брал Будапешт вторично – в 1945 году он, будучи тогда ещё сержантом, брал этот город в ходе Будапештской операции.


Состав корпуса оставался прежним, однако он усиливался танками, артиллерией и воздушно-десантными частями. Дивизиям предстояло решать следующие задачи:
2-й гвардейской механизированной дивизии – захватить северо-восточную и центральную часть Будапешта, овладеть мостами через реку Дунай, зданиями Парламента, ЦК ВПТ, Министерства обороны, вокзалом Нюгати, управлением полиции и блокировать военные городки венгерских частей, не допустить подхода восставших в Будапешт по дорогам с севера и востока;
33-й гвардейской механизированной дивизий – осуществить захват юго-восточной и центральной частей Будапешта, овладеть мостами через реку Дунай, Центральной телефонной станцией, опорным пунктом «Корвин», вокзалом Келети, радиостанцией «Кошут», заводом «Чепель», Арсеналом, блокировать казармы венгерских воинских частей и не допустить подхода восставших в Будапешт по дорогам с юго-востока;

128-й гвардейской стрелковой дивизии – захватить западную часть Будапешта, овладеть Центральным командным пунктом ПВО, площадью Москвы, горой Геллерт и крепостью, блокировать казармы и не допустить подхода венгерских повстанцев к городу с запада.
Для захвата важнейших объектов во всех дивизиях были созданы по одному-два специальных передовых отряда в составе батальона пехоты, а также от 100 до 150 десантников на бронетранспортерах, усиленных 10–12 танками.
4 ноября  операция «Вихрь» началась. Были захвачены основные объекты в Будапеште, члены правительства Имре Надя укрылись в югославском посольстве. Однако отряды венгерской национальной гвардии и отдельные армейские подразделения продолжали оказывать сопротивление советским войскам. Советские войска наносили артиллерийские удары по очагам сопротивления и проводили последующие зачистки силами пехоты при поддержке танков.

К 8.30 десантники 108-го гвардейского парашютно-десантного полка во взаимодействии с 37-м танковым полком 2-й гвардейской механизированной дивизии захватили 13 генералов и около 300 офицеров Министерства обороны и доставили их в ставку генерала армии Малинина. Управление венгерскими вооруженными силами было окончательно парализовано.
Несмотря на полное советское превосходство в силах и средствах, венгерские повстанцы по-прежнему препятствовали их продвижению. Вскоре после 8 часов утра будапештское радио последний раз вышло в эфир и обратилось к писателям и ученым мира с призывом помочь венгерскому народу. Но к тому времени советские танковые части уже завершали прорыв обороны Будапешта и заняли мосты через Дунай, Парламент и телефонную станцию.
Особенно ожесточенные бои, как и предполагалось, развернулись за объекты «Корвина», площадь Москвы, здание Парламента, королевский дворец

Бок о бок с советскими войсками действовали гусары Кадара – добровольческие отряды одетых в ватники коммунистов и членов Союза Трудящейся Молодёжи Венгрии.


Кадаровский гусар


К полудню 5 ноября в столице остался фактически один сильный узел сопротивления в переулке Корвин. Для его подавления было привлечено 11 артиллерийских дивизионов, имевших в своем составе около 170 орудий и минометов, а также несколько десятков танков. К вечеру сопротивление повстанцев не только в переулке, но и во всем квартале прекратилось.
В течение 6 ноября советская группировка войск в Будапеште продолжала выполнять задачи по уничтожению отдельных вооруженных групп и пунктов сопротивления. Бои продолжались вплоть до вечера вторника, 6 ноября.
К 10 ноября бои прекратились. Имре Надь и его подельники укрылись в югославском посольстве, но 22 числа их удалось оттуда выманить и арестовать. 16 июня 1958 года он, Малетер и ещё несколько активных путчистов были повешены. 16 июня 1983 года останки Надя и Малетера были торжественно перезахоронены в Будапештском сквере Героев.
Избежать возмездия удалось Кираю, который бежал в Австрию и вскоре стал заместителем председателя Венгерского революционного совета в Страсбурге. Затем переехал в США, где основал Венгерский комитет и Ассоциацию борцов за свободу. В 1990 году он вернулся в Венгрию, получил звание генерал-полковника и стал депутатом парламента.


  Бела Кирай в 1995 году


Дожил он до 4 июля 2009 года.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.1 (всего голосов: 25).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________