Как норманны открыли и обживали Гренландию

__________________________________

 

Исчезновение их общины на самом большом острове в мире – одна из загадок истории

На самый большой остров в мире – в Гренландию (2175,6 тыс. кв. км) первыми пришли эскимосы с северо-восточных островов арктического архипелага. Было это не менее 5 тыс. лет назад. Они охотились на мускусных быков и северных оленей, занимались морским зверобойным промыслом, ловили рыбу. Их стоянки найдены археологами на севере и северо-востоке острова. В последующие тысячелетия в Гренландию приходили новые группы эскимосов; постепенно они продвигались вдоль западного и восточного побережий на юг. Эти люди каменного века сумели создать высокоспециализированную культуру, очень хорошо приспособившись к чрезвычайно суровым климатическим условиям острова.

По следу Рыжего

Европейцы-норманны открыли остров и начали его заселять в конце I тыс. н.э. Как это было – рассказывают исландские саги: «Сага о Гренландии», «Сага об Эйрике Рыжем», «Сага об Улаве Трюгвессоне». Первая вошла в свод «Флатэйярбук», который был написан (записан) в конце XIV века исландским священником Юном Тордарсоном. Вторая дошла до нас в двух вариантах. Один – это часть большого рукописного свода «Хауксбук», составленного не позже 30-х годов XIV века; второй – часть рукописного свода «Сколхолтсбук», который датируется второй половиной XV века (этот список исследователи считают наиболее надежным источником). Третья сага – одна из «королевских саг», записанная Снорри Стурлуссоном в XIII веке.

Первыми из европейцев новую землю обнаружила группа норманнов-викингов под предводительством Гунбьёрна в 877 году, когда их корабль был отброшен ураганом далеко на запад от Исландии. Его именем названа самая высокая гора в Арктике (3700 м, в Восточной Гренландии). Первыми поселенцами на острове стали, спустя столетие, исландцы, которых привел в эту холодную страну Эйрик по прозвищу Рауди – Рыжий.

Эйрик родился около 950 года в юго-западной Норвегии, принадлежал к знатному роду. Его отец Турвальд, совершив убийство, вынужден был со всей семьей переселиться в Исландию. Эйрик характером, видимо, пошел в отца, был человек высокомерный и вспыльчивый. Повздорив с исландскими поселенцами, он убил двоих; ему пришлось перебраться в другой район страны. Но и там он не поладил с соседями. Кончилось тем, что в 981 году на общеисландском собрании (тинге) Эйрика Турвальдсона приговорили к изгнанию из страны «за беспокойный характер».

Он снарядил корабль и отправился на запад, искать убежища в другой земле, о которой он слышал от исландских мореходов. Эйрик нашел эту страну, покрытую гигантскими ледниками, с берегами, изрезанными глубокими фиордами; вместе со своими спутниками он в течение трех лет (982–985) обследовал ее побережье.

Исландцы пришли в восторг от обилия белых медведей, северных оленей, песцов, моржей, всевозможной рыбы. На юго-западе они обнаружили несколько участков, сравнительно хорошо защищенных от холодных ветров и покрытых в летнее время зеленой растительностью. По контрасту с окружавшей ледяной пустыней Эйрик назвал это место Гренландией – зеленой страной.

По прошествии более чем ста лет в исландских хрониках («Ландномабук») появилась запись о том, что Эйрик сознательно дал название, приукрашивающее действительность, в целях привлечения переселенцев. Истины ради, отметим, что на юго-западе острова климат и теперь намного мягче, чем в других его частях, а тысячу лет назад здесь было еще теплее, зеленые луга на побережье были не редкостью – об этом свидетельствуют материалы палеоботаники. Береза, ольха и рябина, которые теперь встречаются только в защищенных от ветра уголках на юго-западе, в ту пору росли гораздо севернее. Надо сказать также, что первоначально название «Гренландия» относилось только к небольшому участку побережья, и лишь в XV веке оно было распространено на весь остров.

Советуясь с авторитетом

Вернувшись в Исландию, Эйрик добился прощения, рассказал о новой земле. Объявилось немало людей, захотевших переселиться в эту страну. Они снарядили 25 морских судов (в некоторых редакциях саг говорится о 35 кораблях). Юго-западных берегов Гренландии достигли 14, остальные или погибли, или возвратились в Исландию. Эта экспедиция состоялась в середине лета 986 года. Всего первых колонистов было около 500 человек. Уезжая навсегда, они везли свой скот (коров, овец, лошадей), съестные припасы и сено, домашнюю утварь и, конечно, оружие.

Норманны селились небольшими родственными группами по берегам фиордов, иногда вплоть до кромки материкового льда. Из камня и дерна переселенцы сложили свои дома. Возникло два поселения: Аустербюгден и Вестербюгден. Эйрик построил свою усадьбу, Братталид, на одном из самых красивых и плодородных участков Аустербгюдена, в глубине Эйриксфиорда. В 1950-х годах норвежскому исследователю Хельге Ингстаду удалось отыскать это место: «Было видно, что некогда здесь находился большой хутор, – столько кругом всяких развалин. Хлева, амбары, место сходок, кузница, церковь... Сама усадьба стояла чуть позади, на высоком месте, откуда открывался широкий кругозор».

Археологи нашли здесь остатки большого зала и другие помещения. В зале находился длинный очаг (лангилл), характерный для больших домов с залом (халле). Лангилл тянулся в центре зала под отверстиями в коньке крыши, через которые дым выходил из помещения. Такие дома с лангиллами (их называют длинными домами) свойственны были скандинавам в эпоху викингов (преимущественно норвежцам и переселенцам из Норвегии на острова Северной Атлантики). Размеры их были от 10 до 30 м в длину и 4–6 м в ширину. Такой дом обычно служил жилищем большой патриархальной семьи состоятельного землевладельца. Люди победнее довольствовались небольшим домом с одиночным открытым очагом под прямым дымоходом.

Эйрик был человеком состоятельным и уважаемым. У него была жена Тьодхильда и дети: Лейв, Торстейн, Турвалд и Фрёйдис (внебрачная дочь). В «Саге о Гренландии» говорится, что он пользовался большим авторитетом у колонистов, все считались с его мнением.

Со временем норманны широко расселились по южному и отчасти западному побережью Гренландии. Вслед за Эйриком Рыжим и другими первыми колонистами на арктический остров стали переселяться сотни исландцев и норвежцев – сильных, предприимчивых людей, не боявшихся никаких трудностей. Это было в духе викингов, в характере норманнов. Суровые природные условия острова требовали от колонистов не только хорошего физического здоровья и силы, но и большого терпения, выдержки, нередко смелости и мужества. Население гренландской колонии росло, сложилась община, которая просуществовала полтысячелетия.

Жизнь налаживается

Постепенно налаживалась жизнь. Женщины вели домашнее хозяйство, растили детей, смотрели за скотиной, из молока делали масло и сыр (растительности хватало, чтобы кормить коров, овец, лошадей). Охотники, вооруженные луками, копьями, гарпунами, били оленя и тюленей; рыбаки ловили рыбу, она в изобилии водилась в фиордах. Охота и рыболовство обеспечивали колонистов разнообразной и калорийной пищей.

Эти занятия давали также основной меновой товар для европейского рынка. Гренландцы вывозили шкуры белых медведей, голубых и белых песцов, оленей, зуб моржа и нарвала, птичий пух, вяленую рыбу, живых белых медведей, полярных соколов. В поисках добычи на земле и в море гренландцы плавали далеко на север.

Найденные в поселениях кузницы и шлак рядом с ними – свидетельство того, что поселенцы умели выплавлять железо из болотной руды. Кузнецы делали из него топоры, ножи, клещи, копья и другие нужные мужчинам вещи. Археологи нашли в остатках жилищ прясла из стеатита (минерал) – значит, женщины пряли и ткали.

Уже с первых лет существования гренландской колонии начались плавания в Норвегию (в Берген и другие города). Единственным материалом для постройки и ремонта судов был плавник, который приносили морские течения из устьев сибирских рек. Карликовые деревья, которые росли на косогорах, годились только на разные поделки и на топливо.

О духовной жизни гренландских колонистов известно немного. Обнаруженные рунические надписи (в Норвегии руническое письмо появляется с III в. н.э.) содержат лишь очень отрывочную информацию. Но судя по другим источникам, гренландцы тоже сочиняли саги, у них был свой эпос – увы, все это не получило письменной фиксации и навсегда утрачено.

Из исландских саг мы узнаем, как в гренландской колонии норманнов было введено христианство. Эйрик и все другие первопоселенцы были язычниками, самым могущественным богом у них считался Тор – бог грома, бури и плодородия, исполин, который защищал людей и других богов от великанов и страшных чудовищ.

В 1000 году сын Эйрика Лейв ходил в Норвегию, где с почетом был принят королем Улавом, который поручил ему обратить гренландцев в христианство. Надо полагать, что сам Лейв уже принял крещение, иначе такая миссия ему не была бы доверена. Когда Лейв возвратился в Гренландию, его мать Тьодхильда и другие близкие приняли новую веру, но Эйрик до конца жизни оставался приверженцем старых скандинавских богов, ему трудно было с ними расстаться. Тьодхильда распорядилась, чтобы поодаль от Братталида, их семейной усадьбы, была построена церковь. Ее развалины (видимо, самого древнего христианского храма в Гренландии) были открыты археологами в 1961 году.

Похоже, что Лейв Эйрикссон, несмотря на свою молодость (ему было лет двадцать; впрочем, по тем временам это был уже зрелый мужчина), оказался хорошим проповедником-миссионером: церкви стали строить и в других поселениях. В 1124 году король Сигюрд Ерсалфар, получив в дар белого медведя, дал добро на учреждение в Гренландии отдельного епископства. В районе Гардара (поселение на юго-западе острова) появились большая епископская усадьба и кафедральный собор.

Всего в Гренландии возникло 17 церквей и два монастыря (мужской и женский). Католической церкви принадлежали лучшие земли на острове. В Риме заботились не только о вере и душах далекой арктической паствы: гренландцы платили ежегодную десятину (помимо обязательных «взносов» на крестовые походы). В архивах Ватикана сохранились разные документы, касающиеся общины норманнов; известны имена многих гренландских епископов.

Свободные общинники

Что касается общественного устройства гренландцев, то у них сохранился в основных чертах такой же уклад военной демократии, который был в Норвегии до возникновения там государственности с королевской властью. Гренландская колония была неформальным союзом больших патриархальных семей, у которого были свои неписаные законы, свойтинг – общее собрание свободных общинников, на котором обсуждались касавшиеся всех проблемы и разрешались судебные тяжбы.

Ни политически, ни юридически гренландская колония не зависела ни от Исландии, ни от Норвегии. Но в 1261 году гренландцы добровольно признали власть норвежского короля Хокона Хоконссона. Гренландия стала частью норвежского государства (годом позже исландцы также принесли присягу королю Хокону).

Исландец Арии Фроди, автор текста «Ислендингабук» (XI в.), рассказав, как Эйрик Рыжий открыл и осваивал Гренландию, продолжает: «На востоке и на западе страны они находили стоянки, остатки лодок и каменные орудия, из чего следует, что там побывали люди (...), которых гренландские норманны называют скрелингами». То есть мы узнаем, что во времена Эйрика в той части Гренландии, где поселились норманны, эскимосов еще не было; но на восточном и западном побережье, куда норманны эпизодически ходили за добычей, они встречали следы их пребывания.

В XIII–XIV веках эскимосы культуры туле достигли района, где жили норманны. Исландские летописи и саги свидетельствуют, что гренландцы, в общем, ладили с эскимосами, вели с ними выгодную меновую торговлю. Более того, контакты эскимосов с гренландцами имели своим последствием заметные преобразования в культуре туле, возникновение новой, более продвинутой эскимосской культуры – инугсук; многие исследователи приписывают эту трансформацию именно влиянию норманнов.

Своего оптимума гренландская колония норманнов достигла в XIII веке. К этому времени относятся остатки приблизительно 300 хуторов. Здесь проживали не менее 4 тыс. человек, возможно, и все 5. Это было время расцвета всего норвежского государства, которое при короле Хоконе IV (1204–1263, король с 1217 года) помимо основной, материковой части (на Скандинавском полуострове) включало Шетландские, Оркнейские, Гебридские о-ва, о. Мэн, Фарерские о-ва, Исландию и Гренландию.

Ушли и не вернулись

С конца XIII века начинается спад в развитии гренландской общины, который, то замедляясь, то ускоряясь, продолжался до начала XVI века. О том, что в конце XV века норманны на острове еще жили (и некоторые жили, как говорится, очень неплохо), свидетельствует находка археолога Поуля Нёрлунда. В 1921 году он обнаружил в могилах на кладбище близ усадьбы Херьулфснес костюмы и головные уборы, очень напоминающие парижские и бургундские одеяния именно этого периода. То есть зажиточные люди из Гренландии могли заказывать себе одежду по последней европейской моде, и торговые корабли привозили ее на далекий арктический остров.

Но не позднее середины XVI века норманнской колонии в Гренландии не стало. Исчезновение гренландцев по сей день остается загадкой для историков.

Высказывалось предположение, что норманнов истребили аборигены острова. Основанием для такого вывода послужили появившиеся в XIX веке у эскимосов героические сказания об их давних «битвах» с европейцами на земле Гренландии. Однако эти поздние сочинения вряд ли могут быть серьезным аргументом для подобного заключения. Больше свидетельств того, что оба народа вполне мирно уживались, соседствовали, торговали.

Никак не подтверждается допущение, что более многочисленные эскимосы в ходе брачных отношений в течение нескольких веков физически «растворили» гренландских норманнов. Работы археологов и антропологов свидетельствуют: норманнская линия сохранила свою чистоту, практически все найденные скелеты имеют характерные черты северных европеоидов.

Долгое время считали, что народ выродился, не выдержав тяжелых условий существования. Да, многие поселенцы были больны подагрой, рахитом, туберкулезом костей, это показали исследования скелетов из гренландских кладбищ. Но разве такие (и другие) болезни не были характерны для жителей Исландии, как и всей Скандинавии и других регионов Европы? Антропологи (К. Фишер-Мёллер и другие) убедительно показали, что большинство обнаруженных скелетов свидетельствует о хорошем здоровье и жизнеспособности гренландских норманнов. Известно, что в Норвегии в середине XIV века и в Исландии в разные века много людей стали жертвами чумы; однако относительно Гренландии таких сведений нет.

Скорее всего убывание и в конце концов исчезновение этой общины было результатом действия многих факторов в течение длительного времени. Из-за вырубки деревьев заносило песком пастбища и приусадебные участки, все большей проблемой становилось прокормление домашних животных. В связи с изменением климата, который становился все более холодным: с XV века началось сильное похолодание во всем Северном полушарии, закончившееся в XVIII веке, – треска перестала заходить в фиорды. А она составляла важную часть рациона островитян. Все реже и явно в недостаточном объеме на остров поступали зерно для выпечки хлеба, корабельное дерево, железные изделия.

С конца XIV века, когда Норвегия и все ее заморские территории попали под власть Дании, торговлю с северо-западными островами датские власти объявили своей монополией. В далекую Гренландию они разрешали отправлять ежегодно лишь один корабль. Плавникового дерева и особенно железа гренландцам не хватало для постройки новых и ремонта старых судов. Их экспортные товары падали в цене, что делало невыгодными опасные и долгие плавания на материк.

Но, возможно, главный удар по гренландской колонии нанесли пираты, которые в XV и XVI веках опустошали многие прибрежные города и поселения стран Северной Европы, Исландии, Фарерских островов. Сохранились письменные источники, содержащие сведения о том, как пираты грабили, громили, жгли гренландские поселения. В огне погибли почти все храмы. Жить в Гренландии стало и трудно, и опасно. Видимо, часть гренландских норманнов перебралась на свою историческую родину – в Скандинавию; другие, возможно, предпочли новую страну, которая лежала на запад от Гренландии…

Когда-то, когда жизнь норманнов на этом острове только начиналась, Эйрик с сыновьями и другие бывалые мореходы, сидя у длинного очага, говорили о стране, которую Бьярне Херьулфсссон видел, когда шторм отнес его корабль на юго-запад от Гренландии. Сыну Эйрика Лейву суждено было стать первооткрывателем этой страны, которую в XVI веке назовут Америкой.

 

Опубликовано: БНИЦ/Шпилькин С.В. Источник:  Независимая газета Автор: Семен Яковлевич Козлов – кандидат исторических наук, этнолог.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (1 голос).
Источник: 

реклама 18+

 

 

 

___________________