Куда заведут Обаму его любимые советники?

__________________________________________

 
 

Перевод статьи Филипа Джиральди «Круг плохих советчиков Обамы»

Нежелание Вашингтона использовать дипломатию для разрешения международных конфликтов оказалось удивительно устойчивым в последние 13 лет. Даже если записать это на счет неумения, администрация Буша и Обамы все равно не несет ответственности за очевидные систематические провалы и неудачи. Я говорю о неспособности мыслить нестандартно, а также о некоем панибратстве в выработке политических решений, которое автоматически ограничивает возможность формирования соразмерной реакции на складывающуюся ситуацию. Украина — это очередной пример неспособности Америки видеть то, что видно невооруженным глазом. Но мы можем перелистать целый каталог примеров плохо продуманной и ошибочной политики, начиная с Боснии и кончая Грузией, а также интервенциями в Афганистане, Ираке и Ливии, каждая из которых плохо закончилась. Если повторять эти закономерности, нас ждет катастрофа, поскольку наше участие в украинских событиях усиливается, а стремление как-то противостоять Ирану набирает обороты в конгрессе и в СМИ.

Отчасти это психологическая проблема. На земле Соединенных Штатов серьезных войн не было с 1865 года, и очень мало кто из конгрессменов и журналистов служил в армии. Для них война — это абстракция, нечто такое, что случается с другими народами, но не с Соединенными Штатами. К сожалению, такая оценка американской неуязвимости становится все более несостоятельной. Россия — это одна из немногих мировых держав, которая способна нанести настоящий ответный удар по США своим ядерным оружием и баллистическими ракетами. Такую угрозу не следует считать чем-то из области фантастики, поскольку все возможно, если Россия будет загнана в угол.

Между тем, откровенная неспособность прийти к соглашению с Ираном по вопросу его ядерной программы лишь подталкивает Тегеран к созданию ядерного оружия, что, в свою очередь, может привести к ответному появлению большого количества ядерных держав, среди которых будут неустойчивые режимы типа Саудовской Аравии и Египта. Поскольку увеличивается количество ядерного оружия, находящегося в руках у государств с внутренними проблемами безопасности, соответственно возрастает риск того, что часть такого оружия окажется в руках у настоящих террористов. А их ряды также разрастаются, поскольку американская политика с ее плохо продуманными интервенциями порождает ответную негативную реакцию в целом ряде стран. Вполне можно себе представить, как эта адская смесь из разрастающегося ядерного оружия и врагов Америки со временем приведет к тому, что сбудется фантастическое видение Кондолизы Райс о грибовидном облаке над Вашингтоном.

Для внешней политики президента Барака Обамы характерны дерганые движения с запусками и остановками. Пожалуй, это неудивительно для умного и интеллигентного человека, который, тем не менее, слабо понимает происходящее во внешнем мире за пределами ученых сообществ и чикагских избирательных округов. Он вынужден полагаться на своих верных друзей из Демократической партии, а зачастую и на самозванцев-экспертов, которые дают ему советы и рекомендации. Это вполне понятный, хотя и не очень результативный подход, который плохо способствует проведению полезных внутренних дебатов. Эту проблему очень ярко и наглядно демонстрирует недавняя статья в New York Times, вышедшая из-под пера Майкла Макфола, до недавнего времени занимавшего должность посла Обамы в Российской Федерации.

Нет сомнений в том, что Макфол знает о России очень много. Он - бывший профессор политологии Стэнфордского университета и научный сотрудник Института Гувера. Он получал стипендию Родса, у него есть дипломы Стэнфорда и Оксфорда по российским и славянским исследованиям. Он говорит по-русски и жил в этой стране. Поработав в Совете национальной безопасности в качестве специального советника президента, Макфол был назначен послом США в Российской Федерации и проработал в этой должности с января 2012 по февраль нынешнего года.

Назначение в Москву обычно получают профессиональные карьерные дипломаты, учитывая сложности двусторонних отношений, из-за которых неверный выбор может иметь серьезные последствия. Обама решил направить в Россию удобного ему человека вместо профессионала Госдепартамента Джона Байерли, которого во внешнеполитическом ведомстве считали лучшим кандидатом на этот пост, поскольку он уже работал в Москве заместителем руководителя дипмиссии, то есть, вторым человеком в посольстве, и исполнял обязанности посла. Макфол, в отличие от Байерли, - это упорствующий демократический активист. Он даже написал книгу «Продвижение демократии за рубежом: почему мы должны и что мы можем» (Advancing Democracy Abroad: Why We Should and How We Can). Когда Макфола назначили послом, он заметил: «Соединенные Штаты могут говорить о демократии и о Грузии, одновременно сотрудничая с Москвой в других областях». Тем самым, он посеял семена конфронтации с российской властью.

Макфол считает, что холодная война закончилась неудовлетворительно, так как Россия не стала институциональным клоном США. Этот тезис он развивает в своей книге «Неоконченная революция в России» (Russia’s Unfinished Revolution). В своей работе Макфол особенно резко отзывается о Владимире Путине, характеризуя его как реакционного деятеля, стремящегося возродить советскую империю. При этом он игнорирует то обстоятельство, что российский президент очень популярен среди своих сограждан — хотя и не среди некоторых американских ученых. Других ученых, которые относятся к Путину более благожелательно, Макфол называет его «апологетами», а правительству Путина выносит обвинительный приговор, объявляя его «новым автократическим режимом России». В своих работах Макфол ясно демонстрирует уверенность в том, что демократия американского образца, капитализм и свобода прессы это универсальные права, и что США должны навязывать эти нормы России в качестве условия присоединения к тому, что он называет «международным порядком».

С самого начала своего пребывания в Москве Макфол начал подавать российскому правительству вполне определенные сигналы. В первую же неделю он провел встречу с оппозиционными политиками и организациями, хотя еще не представил свои верительные грамоты в Министерстве иностранных дел. Он был послом в октябре 2012 года, когда российское государство начало закручивать гайки иностранным государственным агентствам и неправительственным организациям, которые активно «продвигали демократию» в России, отмечая при этом, что многие из этих объединений являются не более чем группами давления, действующими против свободно избранной власти. В своей статье Макфол протестует против попыток Москвы «пугать русских американским окружением и вмешательством во внутренние дела...», хотя именно это происходит с 1991 года.

Макфол — это родственная душа других любимых советников Обамы по внешней политике, таких как Сьюзан Райс и Саманта Пауэр. Все они считают, что Соединенные Штаты выполняют некую цивилизаторскую миссию в мире, убеждая страны становиться демократическими. В действительности это не более чем ленивое оправдание, утверждающее уникальное право Америки переделывать мир по своему образу и подобию, и при этом самым вопиющим образом игнорировать нормы международного права и мировое общественное мнение.

Статья Макфола весьма показательна в том плане, что она основана на ряде посылок, исходящих из неотложной и настоятельной задачи по продвижению демократии, которые как минимум крайне сомнительны. Он признает, что Соединенные Штаты обладают правом вмешиваться во внутреннюю политику других стран, даже когда против этого возражают их правительства. Он также исходит из того, что распространение демократии любыми необходимыми средствами должно стать важнейшим приоритетом для американского правительства в любом составе.

Макфол даже не спорит с тем, что демократии менее склонны воевать, как иногда ложно утверждают некоторые. Но он, похоже, верит в то, что демократия — это изначально и от природы хорошая вещь. Конечно, его посылки в значительной степени зависят от того, что он подразумевает под понятием «демократия». Поскольку Макфол продвигает ее американский бренд, очень легко заметить, что американская демократия по сути дела не выполняет свои функции в таких важных вопросах, как доступное здравоохранение и сбалансированный бюджет. Она также снизу доверху изъедена коррупцией в различных видах. Вряд ли ее можно назвать образцом для остального мира, и Макфол даже признается в том, что в своем сегодняшнем воплощении американская демократия «не вдохновляет». И тем не менее, он спорит, что ее надо навязывать как желающим, так и нежелающим.

Будучи идеологами, такие люди как Макфол, Райс, Пауэр, а возможно, и Обама, предпочитают не видеть и не признавать некоторые реальности. Макфол пишет: «Мы не стремились к этой конфронтации (с Россией из-за Украины)». А затем поясняет: «Эту новую конфронтацию спровоцировал самовластный лидер-ревизионист. Но не мы». Неужели? Значит, не было никаких действий американских президентов по целенаправленному продвижению НАТО в Восточную Европу вопреки обещаниям не делать этого? Не было «инвестиций» в сумме 5 миллиардов долларов, как называют вмешательство Нуланд и иже с ней в украинские дела с целью свержения законно избранного правительства и замены его на нечто более приемлемое для США? А размещение новой системы противоракетной обороны в Восточной Европе — это не провокация? Изнасилование после распада Советского Союза российскими олигархами при пособничестве американских и европейских «предпринимателей» экономики России ради спешного создания капиталистической системы — это фантазия? Я могу продолжать, но мне кажется, здесь все понятно, и у России были и есть веские основания опасаться агрессивной и зачастую выходящей из-под контроля Америки.

Макфол пишет о «российском вторжении в Грузию в 2008 году». Несомненно, в этом есть большая натяжка, если, конечно, не проводить слишком много времени в компании Джона Маккейна. Макфол также осуждает Москву за ее пропаганду, в которой она «возмущается американским империализмом, безнравственными поступками и якобы имеющимися у США планами свержения путинского правительства». Конечно, заявления о свержении это слишком, поскольку Вашингтон не обладает такими возможностями. Но Соединенные Штаты четко заявляют о своем намерении реформировать Россию, действуя «в обход Кремля». Большинство стран непременно выступит против подрывной деятельности платных наймитов иностранного государства. И разве не соответствуют действительности заявления об империалистических устремлениях и безнравственности Вашингтона?

Макфол осуждает Путина, поскольку тому нужна «...конфронтация с Западом, его уже не сдерживают международные законы и нормы, он не боится применять российскую силу для пересмотра международного порядка». Но если немного поправить контекст, эти обвинения в большей степени применимы к Вашингтону, нежели к Москве. Призвав оказать мощное международное давление на Россию и покарать ее, Макфол заключает, что демократия в этой стране одержит верх, потому что «демократии укрепляются стремительными темпами, а автократии продолжают рушиться».

Если это так, если переход неизбежен, то мы должны это всячески приветствовать. И если это в любом случае произойдет, то наверное не стоит заново начинать холодную войну ради ускорения данного процесса.

Источник: издание The American Conservative

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4 (всего голосов: 8).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________