Страшные русские сказки

__________________________________________

   Людям всегда интересно узнать, что о них говорят другие, поэтому французы часто меня спрашивают, какой имидж у Франции в России, как русские относятся к ним, какие есть стереотипы о французах в русской культуре, что о них в нашей стране думают, что говорят.

Мне всегда неловко отвечать на этот вопрос. Я всегда говорю, что имидж положительный, но потом приходится признавать, что о Франции в России особо не думают и не говорят. Мы даже прозвища французам не удосужились придумать, просто позаимствовали у англичан слово «лягушатники». А вот французы старались сами и придумали «русскофф» и «попофф».

Я оправдываюсь, поясняю, что непосредственными соседями мы никогда не были, что у нас не так много обшей истории, чтобы сформировался подробный и многогранный образ Франции в нашей культуре, но ведь Франция ровно настолько же удалена от России, насколько Россия удалена от Франции. Тем не менее, во Франции думают и говорят о России постоянно и очень много.

И если вы думаете, что французы представляют типичного россиянина как медведя с балалайкой, то вы удивитесь, сколько всего они знают о России и какие странные вещи умудряются о ней думать, несмотря на свои знания.

Достоевский и иероглифы

Наверное, только нарочно избегая газет, радио и телевидения, можно прожить день во Франции, не наткнувшись на какую-нибудь информацию о России. Даже если отбросить стандартные новостные поводы — политика и экономика, войны и катастрофы, — которые Россия регулярно поставляет мировой общественности, все равно найдется сюжет для статьи, книги или программы: путеводители по транссибирской магистрали, этнографические, военные и исторические фильмы, интервью с российскими писателями, концерты российских исполнителей, балеты и классическая музыка — все это постоянно становится темами фестивалей, выставок, репортажей и передач.

На удивление, многие французы уверены, что русское письмо — иероглифическое

Между прочим, самый известный русский писатель тут Достоевский, следом идут Чехов и Толстой, а Пушкин, безусловно, знакомый славистам, обойден вниманием широкой публики. Интересно, что француза, не читавшего Достоевского, сограждане считают человеком малообразованным, потому что это «всемирно известный писатель», но русский человек, знакомый с Мольером и Гюго, вызывает удивление, ведь это «французские писатели». Гордые своей литературой и культурой вообще, французы вряд ли это признают, но, кажется, тут кроется какой-то комплекс литературной неполноценности.

Русский язык, раньше очень популярный во Франции, до сих пор входит в десятку самых изучаемых. Конечно, он сдает свои позиции: с большим отрывом его обошел китайский. Лидируют, естественно, английский, немецкий, испанский. Это все объяснимо, эти языки нужны французам для дела. Зачем им нужно изучать русский — вот загадка. Когда миф о социалистическом рае братства трудящихся еще не был разрушен, многие французы учили наш язык только за то, что им разговаривал Ленин. Теперь все это неактуально, а русский продолжают учить, причем не только в школах и университетах, но и в частном порядке — просто так, для удовольствия. Россия притягивает.

Забавно, что, несмотря на такую популярность языка, легко можно найти французов, которые уверены, что русское письмо — иероглифическое.

Медведи и градусы

Такие же зияющие пробелы в знаниях встречаются и в области географии. Среднестатистический француз не только легко покажет Россию на карте мира (мимо России вообще трудно промахнуться), но и без сомнения скажет, что это самая большая страна в мире, уверенно назовет столицу и (хотя бы приблизительно) граничащие государства. Во Франции вообще довольно хорошее среднее образование, так что про климатические зоны они, конечно, в курсе. И это совершенно не мешает им считать, что в России холодно всегда и везде. «Это не так — разубеждает нас туристический сайт — в некоторых местах бывает теплое лето». Больше всего пугает французов температура в районе 20 градусов ниже нуля, потому что ее легко можно наблюдать зимой в Санкт-Петербурге и Москве. Температура ниже -40 их совершенно не смущает, потому что такое «бывает только в Сибири, а люди там не живут».

В список клише попадает и водка. Стереотип этот мне особенно нравится тем, что у самих французов на этот счет в глазу хорошее такое таежное бревно: по некоторым данным, Франция обгоняет нас по среднему потреблению алкоголя в год (правда, не намного). Но гораздо интереснее, что французы представляют русского не вечно пьяным, а наоборот —  никогда не пьяным, сколько бы он ни выпил. Потребляют алкоголь во Франции, как и у нас, контекстуально: для футбола в баре — пиво, напиться с горя — крепкие напитки, в торжественной обстановке — шампанское, вино; кроме того, точно так же напитки делятся на мужские и женские (мужские крепче, женские слаще), ну и, конечно, больше всего пьют бездомные, безработные и молодежь.  Единственное существенное различие: выпить бокал вина в обед в будний день во Франции — вещь абсолютно нормальная. И при такой привычке к алкоголю они как огня  боятся водки и комплексуют, что нипочем не перепьют русского.

Люди

Русские эти представляются французам неприветливыми милитаристами, которые связаны с мафией и КГБ, и одновременно — душевнейшими и гостеприимнейшими людьми. Похоже, испуганный французский путешественник, оказавшийся в России, считает, что от местных жителей добра ждать нечего, и, убедившись в обратном, радуется, как Бог раскаявшемуся грешнику, который, как известно, стоит ста праведников.

На французский брачный рынок неожиданно стали выходить российские мужчины. Никакого мало-мальски привлекательного имиджа у них пока нет.

Впрочем, эти мрачные ярлыки плохо клеятся к лучшей половине российского общества — русские женщины слывут красавицами и прекрасными хозяйками. Французский мужчина бывает очень удивлен, узнав, что русская невеста собирается и готовить, и растить детей, и заниматься карьерой. Их собственные женщины получили право голоса только в 1944 году, и правовая отсталость прочно связана в их сознании с патриархальной культурой. Довольно сложно сказать, патриархат в России или матриархат, но что касается бесправия, то в этом вопросе у нас все равны.

Между прочим, на французский брачный рынок неожиданно стали выходить российские мужчины. Никакого мало-мальски привлекательного имиджа у них пока нет — известно, что они говорят низким грудным голосом, насчет же внешности сведений мало. Но когда Карл Лагерфельд заявил в каком-то интервью, что, тогда как русских женщин он считает красавицами, внешность русских мужчин находит отталкивающей, французы почему-то рьяно кинулись защищать последних, обвиняя модельера в расизме и рекомендуя ему посмотреть на себя.

Про русских мужчин французы также знают, что при встрече те целуются в губы. Это, наверное, Брежневу надо спасибо сказать. Кроме того нашим согражданам, как мужчинам так и женщинам, во Франции почему-то приписывают невероятные способности к иностранным языкам и странную привычку, выпив содержимое, бросать через плечо рюмку или стакан.

Мафия и КГБ

При этом Россию французы побаиваются. Они знают про Перестройку, про падение Берлинской стены и Железного занавеса, но никакие исторические факты не способны убедить их, что СССР уже в прошлом. Один из самых популярных вопросов французских туристов к русским гидам — прослушивает ли КГБ их экскурсии.

Я не могу с чистым сердцем сказать, что все это глупости, неправда и преувеличения, но все-таки забавно видеть, с каким наивным ужасом они смотрят наши парады на 9 мая. Мне трудно сказать, зачем они вообще их смотрят. Наверное, затем же, зачем вообще люди смотрят фильмы-катастрофы и передачи про конец света. Российская военная мощь, ядерное оружие, танки и красная кнопка до сих пор вызывают у местных обывателей страх. Парадоксально, но этот стереотип легко уживается с убеждением, что вещи российского производства в принципе не могут работать и что в России вообще никакой цивилизованной жизни нет.  Нет модной одежды, ночных клубов, транспорта, телевидения, интернета, а все технологическое сделано народным умельцем на коленке из валенка (что такое валенок, они не знают). При этом им бывает нелегко понять, что такое «нет в магазинах», «отключили воду», «не проложено путей сообщения». Странная картина складывается в воображении: все есть — и ничего нет. Может, французы любят оксюмороны? Может, они как раз потому так любят этот гигантский оксюморон, растянувшийся на 10 тысяч километров между Азией и Европой?

Из невероятной смеси стереотипов рождаются какие-то совсем необъяснимые легенды. Например, меня спрашивали, правда ли, что русская мафия переправляет водку по нефтепроводу Россия-Беларусь. Мне сложно было понять, как инженер, работающий в сфере авиастроения, может верить, что это осуществимо хотя бы технически.

А очень просто на самом деле! Даже образованные умные люди с развитым критическим мышлением хотят верить в сказку. Россия для Французов — это страна, где законы реальности не действуют и возможно все. Это сказка. Кровавая, страшная, но такая очаровательная.

Ирина Соловьева
Источник: mn.ru
Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (1 голос).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________