Война контекстов

__________________________________

 

Поэт и переводчик Игорь Караулов — о запрещенных приемах пропагандистской войны Запада


Список 100 ведущих мыслителей мира, ежегодно публикуемый американским журналом Foreign Policy, пережил три этапа эволюции.

Поначалу составители списка, как честные зайчики, в самом деле пытались выстроить рейтинг мировых «умников и умниц», популярных людей интеллектуального труда — от Ноама Хомского до Ричарда Докинза, от Фрэнсиса Фукуямы до Орхана Памука.

Потом критерии отбора мыслителей сильно размылись, и уже список 2009 года возглавляли такие персонажи, как финансист Бен Бернанке, чета Клинтонов седая, генерал Пэтреус и, конечно, князь интеллектуалов мира сего Барак Обама. Рейтинг фактически превратился в смотр потенциальных кандидатов на Нобелевскую премию мира, с непременным участием глав государств, акул бизнеса, народных страдальцев из развивающихся стран, альтернативных художников и иже с ними.

Наконец, в этом году настал самый пикантный этап — этап геополитической диверсии.

Еще в прошлогоднем списке сквозной нумерованный рейтинг был заменен разбивкой участников по отдельным категориям: «власть имущие», «бунтари», «новаторы», «экологи», «летописцы», «магнаты».

В списке 2014 года, вышедшем под кричащим заголовком «Разорванный мир», добавилась еще одна рубрика, ради которой, кажется, всё и затевалось, — Agitators, то есть  «возмутители спокойствия» или попросту «баламуты». Эта категория отведена для мыслителей-антигероев, которые, видимо, должны восприниматься публикой как наследники профессора Мориарти или абсолютных злодеев бондианы.

В возмутители спокойствия записано восемь человек. Пятеро из них (включая лидера «Исламского государства» Абу Бакра Аль-Багдади и главаря «Боко Харам» Абубакара Шекау) так или иначе связаны с исламским террором на Ближнем Востоке и в Африке, а остальные трое — граждане нашей страны. Это президент Владимир Путин (с формулировкой «за то, что он проявил судьбу России»), философ Александр Дугин («за разработку экспансионистской идеологии России») и бывший глава ДНР Александр Бородай («за руководство становлением непризнанной республики»).

Налицо скандал, сулящий полные штаны радости всем антироссийским силам, но для тех, кто прислушивается к речам президента Обамы, здесь нет никаких сюрпризов. Его идеологическая установка о триединой угрозе миру (ИГ — Россия — Эбола) воспроизведена здесь с творческой изобретательностью.

Конечно, вирус в список физических лиц не внесешь, хотя писал же Лев Лосев: «Вы русский? Нет, я вирус СПИДа». Зато предложена другая триада, еще более нарочитая: ИГ — Россия — «Боко Харам».

Пытаюсь вспомнить, когда я последний раз слышал по радио ваххабитские песни, когда у нас во дворе сжигали западные учебники, когда насильно стерилизовали женщин. Ничего не получается. Мир, кажется, действительно разорван на реальный и воображаемый.

В реальном мире Россия стремится действовать в контексте БРИКС — нарождающегося блока стран с почти трехмиллиардным населением, представляющим все основные расы и религии планеты. В него входят сильнейшая экономика мира (Китай), самая развитая страна Африки (ЮАР), самая крупная страна Латинской Америки (Бразилия).

Теперь проследим за руками наших американских коллег. Что делает журнал Foreign Policy? Он пытается искусственно «вчитать» Россию в иной контекст, в котором никто из нас себя не мыслил и в страшном сне: в «исламистский сэндвич», где, с одной стороны — возникшее при поддержке самих США «Исламское государство», которое «начало безжалостную насильственную перекройку границ в Сирии и Ираке», а с другой — такие же дикари с севера Нигерии, путь которых «отмечен убийствами и грабежами».

Впрочем, если в сознание западного обывателя давно уже удалось вколотить мысль о том, что войну с Гитлером выиграли США и Англия при минимальном участии СССР, то почему бы не попытаться поставить огромную страну в один ряд даже не с привычными «государствами-изгоями», а вообще с какими-то дворовыми бандами?

Пипл схавает. Уже хавает, ведь список-то формировали сами читатели, пусть и под бдительным руководством уважаемой редакции (вряд ли рядовой «пикейный жилет» откуда-нибудь из Мехико или Сингапура в курсе, кто такой Александр Гельевич Дугин и почему именно он должен символизировать наш «экспансионизм»).

Комментарии журнала к своему рейтингу проникнуты заботой об Украине, в которой как-то нехорошо поковырялась Россия. Но, может быть, в этой 42-миллионной стране найдутся свои мыслители, хотя бы отчасти отвечающие за ее бедственное положение?

Увы, Foreign Policy их от нас скрывает за спинами двух женщин из майданной массовки — Татьяны Чорновол (здесь звучит всхлип по ее погибшему мужу-карателю) и Ганны Гопко.

А чем же вам не мыслитель Петр Порошенко? Рассчитать хитроумную траекторию его прыжка в президентское кресло было не проще, чем путь «Розетты» к комете Чурюмова–Герасименко. Чем не мыслитель Яценюк, этот украинский Гамлет, которого мало кто воспринимал всерьез, пока он не вцепился кроличьей хваткой в пост премьера?

И уж совсем хочется вскричать по-чеховски «Человека забыли», глядя на зияющее отсутствие в списке посла США Пайетта и сладкой парочки Эштон и Фюле, так много сделавших для свержения Януковича. Выходит, всех этих людей на Украине как бы и не было, зато был Дугин, который (вот уж где явный бред) якобы давал руководящие указания Стрелкову.

В список Foreign Policy традиционно попадают представители российской оппозиции. В нем побывали Егор Гайдар, Гарри Каспаров, интеллектуалки из Pussy Riot, Алексей Навальный. В этом году Россию оппозиционную представляют фигуры третьего ряда — гей-активистка Лена Климова и активист-эколог Евгений Витишко.

Упомянуты и еще два россиянина: Геннадий Тимченко был отмечен в номинации «магнаты» за роль в российско-китайской газовой сделке, а в рубрике «художники» мы видим Александра Пономарева — одного из авторов проекта «Антарктопия».

Впрочем, это лишь детали на фоне общего провокационного замысла. Видимо, нам придется привыкать к тому, что международные рейтинги, списки, хит-парады, которые и прежде не страдали объективностью, становятся территорией войны, и всерьез полагаться на них — это все равно что в 1942 году ссылаться на радиопередачи Ганса Фриче.

Пушки молчат, самолеты стоят на аэродромах, но пропагандистская машина Запада отмобилизована и готова «жечь напалмом». Ставится задача маргинализировать Россию, загнать ее в параллельную реальность, в пещеры Тора-Бора, в подземелья морлоков.

И всё же разорванный мир должен где-то и когда-то сходиться. Остается только гадать, где у нас теперь конец перспективы.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.5 (всего голосов: 4).
Источник: 

реклама 18+

 

 

 

___________________