Пражское восстание — последнее преступление власовцев? (ИМХО)

__________________________________________

 

Прага, 5-9 мая 1945 года. Архивная фотография 


Ещё одна трактовка событий 70-летней давности


Восстание жителей Праги против немецкого гарнизона за четыре дня до полной капитуляции германских войск продолжает оставаться одним из самых спорных событий чешской истории.

Российский историк Кирилл Александров обращает внимание на документы, как он утверждает, из Архива Министерства обороны РФ, о которых прочие историки предпочитают не вспоминать. Опубликованы они в его работе «Власовцы в пражских боях: Неизвестные страницы Пражского восстания 1945» (Записки русской академической группы в США. Том 31. С. 493 — 536).

Кому выгодно?

 

 

Это, пожалуй, самый интересный вопрос, касающийся событий в Праге 5 — 9 мая 1945 года. Александров приходит к интересному выводу, что из Пражского восстания никто не извлёк никакой выгоды. Эта бойня с использованием авиации, тяжёлой артиллерии и танков, которая лишила жизни более 2 тыс. пражан, меньше всего была нужна жителям Праги. Прага имела статус «оккупированного» города и города-госпиталя (в 18 госпиталях находилось 50 тыс. раненых солдат вермахта), а поэтому если её и бомбили, то только «по ошибке». Бои в Праге были не нужны ни немцам, ни их противникам — власовцам Буняченко, так как и те и другие только потеряли драгоценное время, необходимое для отступления в американскую зону ответственности. Сталину это восстание было не нужно, ведь коммунисты не составляли абсолютного большинства в руководстве восстанием. Западным союзникам восстание тоже было ни к чему, так как линия демаркации проходила в 150 км южнее Праги, а осложнения с советским союзником никто не хотел. Американцы в это время дошли до оговорённой с СССР линии Карловы Вары — Пльзень — Чешские Будейовицы и остановились. Они не только не собирались «на помощь» Праге, но даже не пускали туда вооружённых чехов.

Красная армия планировала долгие манёвры. Только 12 мая все фронты должны были соединиться и 20 мая не торопясь войти в Прагу. Это по-человечески понятно. Воевать уже не хотел никто! Кроме, разумеется, чешских политиков. Кстати, чешские коммунисты идею восстания не поддерживали.

Политика и здравый смысл

В 1939 — 1945 гг. в Чехии не удалось создать никакого резистанса, сравнимого с движением Сопротивления в Польше, Греции, Югославии. Не было здесь ничего подобного даже французскому опереточному «сопротивлению»: брутальным французским «мачо» с пышными усами в малиновых беретиках, которые, как выяснилось, не создавали вермахту никаких проблем, так как с «резистантами» успешно справлялась французская же полиция, не отвлекая на такую мелочь отдыхающих немецких вояк.

Чехи по призыву Гитлера дисциплинированно и ответственно стали «кузнецами немецкого оружия». Работали старательно. Нет ни одного факта саботажа за всю войну. Оружие делали на совесть. Именно благодаря заводам «Шкода» вермахт пересел с телег на автомобили.

Комендатура «Бартош» и Чешский национальный совет осознавали, что «маленькая победоносная война» над уже поверженным противником может реабилитировать перед союзниками и чешское правительство в Лондоне, и их самих как «сопротивленцев». Однако генерал К. Култвашр, руководитель «Бартоша», и его заместитель капитан Я. Неханский (Йиржи), как профессионалы, понимали, что вооружённые лёгким стрелковым оружием повстанцы будут быстро перебиты силами Пражского гарнизона.

Власовцы как союзники

Командование комендатуры «Бартош» усиленно искало союзников. Но американцы и англичане к Пражскому восстанию интереса не проявляли. Оставались «обиженные немцами» власовцы. Первые контакты представителей штаба восстания и командования 1-й пехотной дивизии Вооруженных сил Комитета освобождения народов России (ВС КОНР) датируются историком Александровым 30 апреля 1945 года. Официальная же версия гласит, что власовцы «пришли на помощь», только услышав призывы восставших по радио 5 мая.

Первая дивизия под командованием генерал-майора С. К. Буняченко насчитывала 20 тыс. бойцов с танками и тяжёлой артиллерией. Сил было недостаточно для взятия под контроль миллионного города, но дивизия решительно изменяла соотношения сил в пользу восставших. Вопреки расхожему мнению советских и чешских историков о численности пражского гарнизона в 50 тыс. человек, на самом деле боеспособных солдат вермахта в Праге было не более 10 тыс. штыков, а при таком же количестве восставших привлечение власовцев создаёт почти трёхкратный перевес сил в пользу сверхосторожных чехов. Получается, что без согласия Буняченко оказать помощь восставшим никакого восстания просто бы не было!

Мотивы власовцев

Много написано о том, почему власовцы согласились помочь восставшим. Конечно же, уже тогда военные корреспонденты создали много мифов. Американские газеты, например, писали о том, что власовцы, дескать, «пытались заслужить прощение советского народа». Некоторые историки полагают, что власовцы стремились получить политическое убежище в освобождённой Чехословакии. Эти версии не подтверждаются документами. Руководство восстанием не давало, да и не могло дать власовцам никаких гарантий. Историк Александров считает, что немцы «не оставили власовцам выбора». 2 мая командующий гарнизоном Праги генерал фон Туссенн объявил Буняченко ультиматум: либо дивизия выполняет приказы немецкого командования, либо она будет уничтожена. Кроме того, рядовые бойцы уже начали активно дезертировать, существовала угроза утраты контроля над дивизией, если не повернуть её против немцев. Возможно, Буняченко рассчитывал «произвести впечатление» на американцев, которым планировал сдаться в плен. Третьего мая военное руководство восстанием получило гарантированное согласие Буняченко на совместные действия. По мнению историка Александрова, именно это решение Буняченко и привело к тому, что военная комендатура «Бартош» решилась на восстание. Сам же генерал Власов это решение не поддержал. Двойным предателем он не стал. Кстати, именно объявленное участие власовцев заставило коммунистов изменить позицию и согласиться на восстание, они не хотели, чтобы Прагу освобождали предатели.

Официальная версия

Первое выступление местного населения против немецкой оккупации на территории Чехии произошло 1 мая 1945 года в провинциальном Пржерове по причине распространившихся слухов о капитуляции немцев. Выступление было подавлено и 24 повстанца расстреляны. Второго мая о смерти Гитлера и о переходе власти адмиралу Денитцу официально было сообщено во всех газетах протектората. Четвёртого мая вышло постановление министра почты, телеграфа и путей сообщения Каменицкого о запрете надписей на немецком языке. Повсюду жители начали закрашивать и срывать таблички с немецкими надписями. Кое-где появились антинемецкие лозунги и чешский триколор. По официальной версии, именно это постановление привело к противостоянию чехов и немцев и послужило причиной восстания. Немцы якобы начали стрелять в чехов, уничтожающих немецкие надписи. Однако из документов, опубликованных Александровым, ясно, что без гарантий помощи от Буняченко чехи бы восстание не подняли.

Пражские газеты о восстании

Документы Александрова можно дополнить газетными сводками. Официальная газета протектората «Народная политика» (Národní Politika) № 107 от 5 мая 1945 г. содержит весьма любопытные сведения. В обращении «Пражане, судьбу своего милого города держите в своих руках», набранном жирным шрифтом, говорится о том, что немецкие военные власти объявили Прагу «городом-госпиталем». Этот статус означает отказ вермахта от всех военных операций в Праге — как на земле, так и в воздухе. Союзники также поддержали это соглашение и не бомбили Прагу. Однако, призывает газета, теперь всё зависит от жителей города, которые должны вести себя как обычно, то есть посвятить время своим повседневным занятиям, избегая различных акций, которые бы «дали повод полиции и войскам к применению силы». «Теперь речь идёт о том, чтобы вы своё благоразумие, которое проявляли целых шесть лет, увенчали действительно патриотическим поведением в моменты судьбоносные и наиважнейшие!» Мол, терпели шесть лет, так потерпите ещё пару дней! Другая статья в этой же газете сообщает, что «политическая ситуация в Чехии и в Моравии отличается спокойствием и порядком. <…> Возобладало общее пожелание, чтобы Чехия и Моравия, которые во время войны почти шесть лет были в истинном смысле островом покоя, вошли в спокойствии и порядке в послевоенное время».

Восстание начали полицейские и вооружённые силы Протектората. Пятого мая в 11:00 вооружённые полицейские и предатели из армии Протектората неожиданно для немецкой охраны из СС атаковали здание Пражского радио. После полуторачасового боя Пражское радио в 12:33 стало транслировать на всех языках знаменитый призыв о помощи.

Первый номер «Воскресного листа» (Nědelni list) от 6 мая свидетельствует, что руководители восстания столкнулись с неожиданной проблемой. В городе начались грабежи. Новые власти угрожают смертью грабителям и объявляют имущество «наших неприятелей», то есть немцев, народным достоянием. В этот же день выходит первый номер коммунистической Rudé Pravo и «Освобождённого чешского слова» с лозунгами, призывающими не идти ни на какие соглашения с немцами и воевать до последнего. На улицах гражданские лица строят баррикады. Но начавшийся проливной дождь разгоняет «повстанцев» по домам.

«Освобождённое чешское слово» № 2 за 7 мая корит немцев за применение авиации и артиллерии против населения Праги. В городе разрушения. Там же небольшая заметка о злодеяниях «гитлерюгенда». Раненые немецкие мальчики попали в ортопедическую клинику в Праге. Родственники принесли им оружие. Мальчики из окон стреляли по прохожим. Мотивы не сообщаются, возможно, подростки просто оборонялись. Понятно, что местный «гитлерюгенд», дети 15 — 17 лет, скорее всего, были пражанами. «Бархатной революции» не получилось. На улицах Праги началась жуткая и кровавая резня: немцы против чехов. Кроме того, из разбомблённой тюрьмы Панкрац выпущены заключённые, 3.600 «политических», как сообщает газета, но русские эмигранты вспоминают о том, что к восстанию присоединилась масса уголовников, которых потом вылавливала уже Красная армия.

«Заслуги власовцев»

Историк Александров считает, что главной заслугой власовцев является то, что они «разрезали» город на северную и южную части и не пустили войска СС на помощь пражскому гарнизону. Якобы тем самым они сохранили тысячи жизней. Однако если бы восстания вообще не было, то спасённых жизней было бы ещё больше, в том числе жизней детей. Повстанцы, например, расстреляли из тяжёлых зенитных пулемётов немецкую школу, превратив её учеников в кровавый «фарш». После этого немцы уже никого не щадили. Все чешские газеты за 8 мая отмечают, что после официальной капитуляции гарнизона многие немецкие части продолжают драться и уже не подчиняются никакому командованию. Благостное и расслабленное ожидание конца войны сменилось жесточайшим остервенением. Отступающие из Праги власовцы сходились с отступающими же немцами в ожесточённых рукопашных схватках, при этом и те и другие шли в одном направлении: сдаваться американцам. В Праге же начались грабежи и убийства гражданского населения, и не только немецкого.

Власовцы как «освободители»

Власовцы Прагу не освободили — после их ухода в город вошли немецкие части. Красная армия «зачищала» Прагу от вооружённых уголовников и отдельных солдат вермахта, которыми уже никто не командовал.

Цена авантюры Буняченко была высока: примерно 900 власовцев были убиты в ходе боёв в Праге (официально 300), 158 раненых бесследно исчезли из пражских госпиталей после прихода Красной армии, 600 власовцев-дезертиров были выявлены в Праге и расстреляны красноармейцами. До окончания «зачистки» в Прагу не допускались западные журналисты.

Сергей Гаген, кандидат исторических и юридических наук

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.4 (всего голосов: 7).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________