Бремя белого человека

__________________________________

 


Монолог-интервью для журнала АКАДЕМИЯ, октябрь 2002 года.

«Я понял, что предназначен для великой судьбы. Если будешь читать о всякой ерунде, то и проживешь ерундовую жизнь. А когда с детства твоими собеседниками становятся Александр Македонский, Черчилль или Генрих Четвертый... Это мои любимцы»

Из полутора тысяч членов Союза писателей я могу назвать одного хорошего поэта — Лину Костенко и одного прозаика — Загребельного. Если говорить о молодых, то они пробиваются и будут пробиваться. Но если человек занимается литературой так, как я, ему никогда не быть членом Союза писателей. И я никогда не буду членом Союза писателей принципиально. Я никогда не претендовал на Шевченковскую премию. Для меня было бы позором получить эту премию, зная, что первым ее лауреатом стал Хрущев. Поэтому, получив Шевченковскую премию, можешь считать, что ты — литературный труп. Иди и лежи на кладбище.

Вообще, читатель хочет правды. Литература — это опасное занятие, это занятие для людей с крепким здоровьем. А если физического здоровья не хватает, то его должно компенсировать здоровье психическое. То, что писатели сумасшедшие, — сказки. Писатель наблюдает за всеми, в том числе и за сумасшедшими. И здоровые мозги писателя способны переварить все.

Нужно ли на уроках литературы говорить детям о том, что Булгаков был морфинистом, а Шевченко пил водку? Да! Людей надо готовить к реальному миру, а не к воплощению фантазий учителя. Шевченко загубил свою карьеру, он мог бы стать писателем действительно международного значения. Слухи о международном признании Шевченко сильно преувеличены. Я спрашивал в Америке у простых американцев, которые прогуливались возле памятника Шевченко: «Кому этот памятник?» Они говорят: «Не знаем точно, кажется, какому-то индейскому вождю». Ребята, украинцы, если у вас будет такой идеал, ничего хорошего не получится. Украину следует вырвать из рук Шевченко.

Я часто бываю в Европе. Европа спит. Италия не вершит великих дел. И Франция не вершит великих дел уже последние 50 лет. Они — зрители. По большому счету, историю сейчас делают две страны: Америка и Россия. Но просыпается Арабский Восток. Арабскому миру в начале ХХ-го века очень повезло. Английский флот перешел на сырую нефть, и арабам разрешили создать полунезависимое государство.

Арабским шейхам дали возможность богатеть. Когда человек на протяжении трех-четырех поколений ни в чем не нуждается, когда женщины для него не проблема, он имеет их столько, сколько ни один европейский мужчина не может себе купить, когда он пресыщен, тогда появляются Усамы Бен Ладены. Всегда протест появляется не среди бедных, протест появляется среди сытых. У них есть прекрасный исторический миф об Арабском халифате. Они помнят времена дерхем... Вы знаете, в то время, когда не было еще Украины, а была земля, не называвшаяся даже Русью, в денежном обращении были серебряные дерхемы. Дерхемы — это доллары раннего Средневековья. И чеканили их как раз там, на Ближнем Востоке. Арабы помнят, что были обладателями великой империи. Естественно, время от времени у них появляется мысль переделить этот мир. Так будет всегда. Если кто-то думает, что в мире установится спокойствие, он ошибается. Стабильность существует только на кладбище.

Европа истощила себя в двух мировых войнах. Они произошли на ее гигантской шахматной доске. Человеческие потери в этих войнах были ужасные. Причем погибли самые наглые, активные и агрессивные. И Россия оказалась способна противостоять немцам только потому, что была более отсталой. К слову, русские до сих пор сохраняют достаточно высокий потенциал исторической деятельности. Удержать Чечню — это исторический поступок. Это спасло Россию от развала, что бы там ни говорили. Если бы Россия развалилась, Украина от этого отнюдь не выиграла бы. Тогда бы нашим ближайшим соседом оказался Китай. И мусульманский мир. Который был бы не только в виде нескольких мечетей в Крыму, а стоял бы здесь — на границе с Украиной.

«Для империи нужно, чтобы стояло. Большие сексуальные аппетиты порождают большие политические проекты»

Мне кажется, что Украина могла бы сыграть выдающуюся роль в европейской истории, потому что мы — страна, обладающая серьезными человеческими ресурсами, у нас много молодых мужчин. Европейцы, по большому счету, не хотят служить в армии, и если Украина возьмет на себя миссию щита Европы, то это может превратиться в ее историческую судьбу. Другого выхода просто нет. Если вы предложите сейчас украинским парням триста долларов в месяц за право вступить в европейскую армию, уверяю, они бросят пить водку, и вы просто удивитесь, какое количество людей придет на пункты вербовки.

Пусть никто не думает, что Украина отсидится в окопах. История все равно пройдет по нашей земле. Я об этом пишу в своей новой книжке «Тайная история Украины-Руси». Думаю, что в Украине со временем возникнет новая гигантская славянская империя. Именно с центром в Киеве. Между прочим, Александр Первый одно время носился с идеей перенести столицу российской империи в Киев, правда, потом он отказался от этого проекта. Украинские националисты просто не дотягивают до уровня той истории, которую я хочу им предложить. Я знаю другую украинскую историю. В которой присутствуют не имена неудачливых писателей, а яркие личности, как Безбородько, Паскевич, Разумовский. Российская империя родилась в постели казака Разумовского, он совершил великий сексуальный подвиг. Если вы считаете, что это легко, возьмите и соблазните принцессу! Еще осталась масса королевских дворов. Простой казак из Батурина продемонстрировал сему миру свою потенцию. Вообще, для империи нужно, чтобы стояло. Большие сексуальные аппетиты порождают большие политические проекты. Когда Екатерину Вторую упрекают в ее гипертрофированной любви к сексуальным удовольствиям, я всегда возражаю: это было просто продолжение ее характера. У нее была такая же любовь к большой политике. Я еще не видел ни одного выдающегося политического деятеля со слабым либидо, любая масштабная деятельность предполагает масштаб во всем.

Я не мыслю себя в ситуации слуги. Мне нравится быть господином. И я всегда говорил: «Ребята, украинцы — это нация господ»

А националисты хотят, чтобы Украина была хутором. Но, понимаете, снижать Украину до уровня хутора я просто не позволю. Я не люблю Украину в виде хутора. Говорят, что центр Европы находится здесь – ну так давайте и поставим центр Европы действительно здесь. И глядя на возведенный не так давно страшно антиэстетичный монумент на площади Независимости, понимаю, что это — первая попытка утвердить в Украине идею великой державы, история — точная наука. Просто в истории бьют по рукам, когда кто-то начинает математически точно считать. Вот смешная ситуация: у нас два первых президента. Первый президент Кравчук и первый резидент Грушевский. Это отражает наше отношение к истории. Ну не бывает двух первых президентов! Если же ситуацию прояснить, окажется, что Грушевский был президентом всего лишь несколько часов. Его избрали президентом на заседании Центральной Рады, и народ Украины абсолютно не подозревал об этом. Народ Украины шел к батьке Махно и атаману Григорьеву. Ему было не до Грушевского. Кстати, и Грушевскому было глубоко начхать на свое президентство в течение этих нескольких часов, когда он писал слезное письмо советскому правительству с просьбой пустить его назад на родину. Там были слова: «Мы готовы переступить через трупы убитых вами наших героев».

История не закончится, пока существует мир. В обществе всегда будет верх и низ. Низы завидуют верхам, отсюда — вечные революции. Я хочу сделать маленькое предсказание. Если будет продолжаться ситуация зажатости, начнется террор. Сначала информационный, когда для разрушения репутации других людей будут использовать Интернет, грязные пиаровские технологии. Потом это может перейти в террор физический. Очень давно не было чисток и репрессий, в ходе которых уничтожались буйные и активные. А сейчас вырастает новое поколение. Мы его не замечаем, оно родилось, по большому счету, где-то в 1991 году. И оно вот-вот проявится. Молодые люди придут и увидят мир, который им не принадлежит. Увидят банки, в которых у них нет счетов, автомобили, которые едут по улицам и в которых сидят не они, поделенные земельные участки, принадлежащие не им. Они спросят: «Почему у нас всего этого нет?». И самые горячие ударятся в террор. Потому что, если у тебя в руках университетский диплом, но нет работы, выбор весьма ограничен. И один из вариантов — это уход в политический террор.

Очень много народу идет в политику, заработав большие деньги. Бизнесмены иногда воображают себя политиками. На самом деле очень редко талант бизнесмена и талант политика сочетается в одном человеке. Политики часто бедные люди. Они интересуются не деньгами, а властью. Большая политика возникает, когда в стране много людей и много ресурсов. Тогда нужно от них избавляться. Америка сгоняет избыток ресурсов в мощную внешнюю политику. Иначе она просто сдохнет от перегрева. Хотя у них еще будет большая внутренняя проблема, связанная с ростом латиноамериканского и чернокожего населения в Соединенных Штатах. Штаты в один прекрасных день обнаружат, что 51 процент населения США имеет уже не белый цвет кожи. Это означает, что они захотят иметь черного президента. Таким президентом может стать знаменитый боксер, знаменитый проповедник, знаменитый актер. Посмотрите, как «почернела» администрация Буша! Найдут ли они бесконфликтный путь решения этой проблемы?

Белые — чудная раса, которая много дала мировой цивилизации, но сейчас очень мало таких, которые готовы нести бремя белого человека до конца. Бремя белого человека — это быть господином. Поверьте, я не расист. Я обожаю мулаток, готов ценить красоту японских женщин. Идея расизма — следствие успеха белой цивилизации в 19-м веке. Успеха, который закончился двумя мировыми войнами. Когда белые не нашли ничего более умного, чем устроить между собой войну. Но мне нравятся не современные жалкие, безвольные политики, которые сидят в Европе. Мне нравятся политики прошлого. И они снова вернутся. Российское дворянство пришло к идее отмены крепостного права, а через два поколения крестьяне сожгли все поместья. Разбили все статуи. До сих пор вы в Качановке можете найти обломки парковых статуй, которыми квасят капусту. Это был такой естественный исторический процесс. Не хочешь быть господином — будешь рабом. В ЮАР, которая долгое время держалась на апартеиде, белые скоро утратят не только экономическую — всякую власть. Потому что в один момент они сказали: нам слишком тяжело нести эту систему. А когда тебе тяжело нести, ты бросаешь. Я не мыслю себя в ситуации слуги. Мне нравится быть господином. Гулять с элегантной тростью, в хорошем костюме. Знать, что я смогу пустить эту трость в ход, если хам попытается напасть на меня. А хам всегда скрипит зубами, видя хорошо одетого человека с тростью. Я всегда говорил: «Ребята, украинцы — это нация господ». Смотрите: итальянцы умеют делать песни и моду, французы — сыры и вино, немцы — те просто сплошные производители автомобилей. Мы не умеем делать ничего. Следовательно, наш будущий мировой удел — властвовать.

Олесь Бузина, детское фото
Олесь Бузина, детское фото

Постскриптум

У меня есть жена и дочь. И женился я довольно рано — в 24 года. Я старался успеть сделать все по мере сил. У меня нет никаких гарантий, что я буду жить долго. И ни у кого нет таких гарантий. Люди часто думают, что жизнь бесконечна. На самом деле мы просто везучие сперматозоиды. И нас выпустили поиграть — как хоккеистов на лед. Никто из нас даже толком не знает, сколько минут в этом матче. Поэтому задача — побыстрее забить свой гол.

Олесь Бузина, октябрь 2002 года.            http://www.buzina.org/conferentions/1552-bremia-belogo-cheloveka.html


Памяти Олеся Бузины

https://www.youtube.com/watch?t=25&v=aCkxaN6hE5k

Рейтинг: 
Средняя оценка: 3.7 (всего голосов: 11).

реклама 18+

 

 

 

___________________