Стояние на Угре, или На глазах изумлённой Европы

__________________________________________

 

Олег Назаров

Фото с сайта old-ru.ru

Пройдя через суровое испытание, Российское государство обрело независимость

535 лет назад, в октябре 1480 года, началось знаменитое "стояние на Угре". В учебниках истории о нем пишут коротко и сухо, обращая внимание лишь на итог — свержение ордынского ига.

Такой подход не дает возможности школьникам, студентам и всем интересующимся историей осознать и оценить драматизм ситуации, когда ответ на вопрос о победителе был неочевиден.

Оставляя за "кадром" многих участников событий, авторы учебников упускают возможность на примере показать, сколь важна в переломные моменты истории позиция и активность каждого патриота страны.

А сегодня это крайне актуально. В начале ХХI века Россия вновь оказалась "на Угре" — в состоянии цивилизационного выбора и тяжелого противостояния с сильным и не привыкшим искать компромиссы геополитическим противником.

Хан Ахмат и геополитика ХV века

В середине ХV столетия Золотая Орда распалась на враждовавшие между собой ханства. Этой ситуацией воспользовался великий князь Московский Иван III, сокративший выплату дани Большой (Волжской) Орде — прямой наследнице Золотой Орды. Хан Ахмат ответил тем, что в 1472 году двинулся на Москву.

Прологом к "стоянию на Угре" стало "стояние на Оке" 1472 года. Русское войско встретило Ахмата на Оке возле Алексина и вынудило уйти ни с чем. После чего выплата дани Москвой прекратилась вовсе, а стороны стали готовиться к решающему столкновению.

Профессор МГУ Николай Борисов констатировал: "Ахмат оказался заложником геополитической ситуации. Для сохранения своей власти над Ордой ему необходимы были военные успехи. А воевать он мог только с Московской Русью. Крымское ханство стало неприступным для Ахмата, перейдя под покровительство Османской империи. Напасть на Казань значило бы окончательно подтолкнуть ее к союзу с Москвой. Литва — единственный потенциальный союзник Большой Орды в регионе. Ссориться с ней было бы безумием. Война с бродячей Ногайской Ордой была рискованным и к тому же бесперспективным занятием: тамошние татары были такими же нищими, как и подданные Ахмата".

Как и президент США Барак Обама, выбирая курс в отношении России, хан Ахмат руководствовался не только геополитическими раскладами. "Желание победы подогревалось жаждой мести, — пишет Борисов. — Ахмат хотел свести счеты с Иваном III за свои прежние неудачи. Вероятно, он чувствовал себя лично оскорбленным великим князем Московским".

Отправляясь в 1480 году в новый поход, Ахмат рассчитывал на помощь своего союзника — польско-литовского короля Казимира IV. Желая нейтрализовать последнего, Иван III договорился о взаимопомощи с крымским ханом Менгли-Гиреем, враждовавшим и с Ахматом, и с Казимиром. В момент решающего столкновения с Большой Ордой "крымский фактор" оказал сдерживающее влияние на Казимира IV, который так и не решится прийти на помощь Ахмату.

Это выяснится лишь осенью, когда татары придут к московско-литовской границе в районе Калуги, вступив во владения вассалов Литвы.

"Война нервов"

Будучи крупным государственным деятелем, талантом полководца Иван III наделен не был. Проводив рать до Коломны, государь вернулся в Первопрестольную. Навстречу татарам войска повели его 22-летний сын Иван Молодой и воевода Данила Холмский. Они встретили татар у переправ на Угре, левом притоке Оки.

Иван III невысоко оценивал шансы остановить татар на Угре. Оставался открытым и вопрос, придут ли литовцы.

Летописцы сильно расходятся в описании поведения великого князя той осенью. Одни изображают его спокойным и уверенным, другие — растерявшимся и подавленным. Нашлись в окружении великого князя люди, которые сеяли панические настроения, советовали склонить голову перед Ахматом и возобновить выплату дани в полном объеме.

Известие о возвращении Ивана москвичи восприняли как недобрый знак. Тревога возросла после того, как вокруг Кремля сожгли посады. На эту крайнюю меру шли только в ожидании неминуемой осады.

Ивана III встретила встревоженная толпа. Ему довелось выслушать от окруживших его простых людей упреки и в трусости (ведь Иван не оставался с войском, как Дмитрий Донской), и в жадности (за отказ платить дань). Народ обвинял государя и одновременно боялся, что тот уедет из Москвы.

А такие планы у Ивана были. Он отправил на Угру гонца с повелением сыну срочно вернуться в Москву. Великий князь не подумал о том, что отъезд Ивана Молодого накануне решающего сражения пагубно скажется на боевом духе русских дружин. Но случилось непредвиденное: наследник престола отказался исполнить приказ своего грозного отца!

Тогда Иван III отправил другого гонца — к Даниле Холмскому, требуя от воеводы привести непослушного сына. Холмский, рискуя карьерой и жизнью, этого не сделал! Борисов пишет: "Храбрый Холмский совершил тогда, быть может, самый главный свой подвиг: он, в сущности, отказался выполнять губительный для страны приказ государя… Отказ наследника поставил Ивана III в сложное положение. Уехать одному, оставив сына на Угре, было бы слишком позорно".

"Послание на Угру"

В этой критической ситуации свой голос возвысил духовник великого князя архиепископ Ростовский Вассиан. Обладавший даром убеждения владыка адресовал Ивану III "Послание на Угру".

Как пишет в книге "Монголо-татары глазами древнерусских книжников середины ХIII — ХV в." ее автор Владимир Рудаков, "основной задачей Послания было создание стройной системы доказательств в пользу легитимности открытой борьбы с ордынским ханом. Традиционное восприятие власти монголо-татарских "царей" опиралось на представления о ее божественном происхождении, а также на установившееся в обществе понимание той социальной иерархии, в которой статус "царя" оказывался выше статуса великого князя".

Процитируем ключевые положения этого без преувеличения исторического документа:

"Ты, государь, повинуясь нашим молениям и добрым советам, обещал крепко стоять за благочестивую нашу веру православную и оборонять свое Отечество от басурман; льстецов же, которые нашептывают в ухо твоей власти предать христианство, не послушав, так ты обещал…

Не слушай же, государь, тех, кто хочет твою честь и славу в бесчестье превратить, и чтобы стал ты изгнанником и предателем христиан назывался. Отложи весь страх, будь силен помощью Господа, его властью и силой, ведь "один разгонит тысячу, а двое — тьму", по пророческому слову…

Выходи же скорее навстречу, призвав Бога на помощь и Пречистую Богородицу, нам, христианам, помощницу и заступницу, и всех святых Его. Последуй примеру прежде бывших прародителей твоих, великих князей, которые не только обороняли Русскую землю от поганых, но и иные страны подчиняли; я имею в виду Игоря, и Святослава, и Владимира, которые с греческих царей дань брали, а также Владимира Мономаха, — как и сколько раз бился он с окаянными половцами за Русскую землю, и иных многих, которых ты лучше нас знаешь.

А достойный похвал великий князь Дмитрий, прадед твой, какое мужество и храбрость показал за Доном над теми же окаянными сыроядцами — сам он впереди бился и не щадил жизни своей ради избавления христиан".

Предвосхищая возможные контраргументы Ивана III, что выступлением против Ахмата он нарушит данную хану Большой Орды клятву, исповедник великого князя однозначно расставил духовные приоритеты, коими тому следовало руководствоваться.

Подчеркнув, что гораздо выше страха нарушить клятву должен быть страх предстать перед Божьим судом в качестве изменника интересов христианства, владыка далее обещал, что в случае, когда "клятва бывает вынужденной, прощать и разрешать от таких клятв нам повелено, и мы прощаем, и разрешаем, и благословляем — как святейший митрополит, так и мы, и весь боголюбивый собор: не как на царя пойдешь, но как на разбойника, хищника и богоборца".

Напомнив Ивану об ответственности перед Богом в случае отказа от борьбы, Вассиан задал великому князю вопрос: "И где убо хощеши избежати или воцаритися, погубив врученное ти от Бога стадо?"

Герои 1480-го

Навстречу врагу Иван отправился 13 октября (по старому стилю), когда уже были отражены первые попытки татар переправиться через Угру. Первые успехи подняли боевой дух защитников Отечества на небывалую высоту.

Холмский, которому Россия обязана успешным завершением военной кампании 1480 года, мастерски руководил обороной. С 8 по 11 октября Ахмат предпринял несколько разведок боем. Все они были отбиты. Помогли немногочисленные пушки, установленные напротив узких бродов. Ядра, попадая в плотную толпу всадников, приносили противнику большой урон. В случае перехода татар за реку их ждала неминуемая встреча с русской конницей, которая маневрировала в некотором отдалении от Угры.

Боевые действия на фронте протяженностью в несколько десятков километров вверх от устья Угры показали Ахмату, что московское войско, не уступая татарам по численности и маневренности, еще и лучше вооружено. Это было результатом работы отечественного "ВПК" времен Ивана III.

"Стояние на Угре" и стычки продолжались еще месяц. За это время Ахмат получил тревожную весть о нападении русского отряда под командованием Василия Ноздроватого Звенигородского на столицу Большой Орды Сарай.

В конце октября резко похолодало. Неготовое к зиме татарское войско стало испытывать большие проблемы. Утративший веру в успех Ахмат 11 ноября увел орду на юг.
И хотя поначалу Иван III с большой осторожностью воспринял известие об уходе кочевников, именно это событие подвело черту под ордынским игом.

Пройдя через суровое испытание, Российское государство обрело независимость. Общее впечатление европейцев от произошедших с Россией перемен выразил Карл Маркс, констатировав: "Изумлённая Европа, в начале правления Ивана едва знавшая о существовании Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была ошеломлена внезапным появлением на её восточных границах огромной империи…"

Своей независимой позицией Россия и сегодня продолжает удивлять утратившие значительную часть своего суверенитета государства Европы. Впрочем, не только их…

 
 
Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.7 (всего голосов: 15).

Категории:

реклама 18+

 

___________________

 

___________________