Klim Podkova. Три женщины Петра I

__________________________________________

Охоч, охоч был до женского полу государь Петр Алексеевич! Исторические хроники сохранили нам имена его высокородных любовниц: Арсеньева, Гамильтон, Кантемир, Румянцева, Чернышева. А ведь кроме них были служанки, горничные и простые мещанки, которым Петр уделял от одной ночи до получаса и чьи имена на страницы хроник не попали.

Но три женщины занимали в его жизни особое место: Евдокия Лопухина, Анна Монс и ставшая ему женой Екатерина. Кого он любил недолго, кого сильно, кого до беспамятства. И ни одна из них не хранила ему верность.

Несчастная жена московского царя Евдокия Лопухина

В конце 1688 года царица Наталья Кирилловна решила, что сына Петрушу пора женить. Будущую жену выбрала ему сама. Вопреки расхожему мнению, первый год супруги жили вполне счастливо.


Однако подругой жизни Евдокия Лопухина, воспитанная в традициях «Домостроя» и про которую современники писали «ума посреднего», стать Петру не могла и скоро стала ему чужой. Напрасно писала царица «лапушке своему» нежнейшие письма, они оставались без ответа. Даже на похороны своего умершего в младенчестве сына Александра царь не приехал.

В 1698 году царь, возвратясь из Великого посольства, в первую очередь поехал к Анне Монс и лишь через неделю к жене. И то лишь для того, чтобы отправить ее в Суздальско-Покровский монастырь. На этом обычно многие историки рассказ о Евдокии заканчивают, а зря.

Последняя любовь опальной царицы

В 1718 году во время следствия по делу царевича Алесксея на страницах допросных листов мелькнуло имя опальной царицы. В Суздаль для выяснения подробностей выехал гвардии поручик Скорняков-Писарев, который застал «монахиню Елену» в мирском платье. В церкви поручик монастыря нашел записки, в которых инокиня именовалась «Благочестивейшей великой государыней, царицей и Великой княгиней Евдокией Фёдоровной».

Около 50 монахинь подвергли пыткам. Несколько умерли под кнутом. Остальные на допросах показали, что «монахиня Елена» давно живет в монастыре жизнью обычной мирянки и имеет любовника – суздальского подполковника Степана Глебова.

Подполковника арестовали, в его доме провели обыск и нашли письма Евдокии. Но не было в письмах планов о свержении государя, о будущем возвращении на трон, но лишь любовь и тоска одинокой женщины по любимому мужчине.

Сыскное дело Степана Глебова

Глебова доставили в Москву, где он поведал, что с 1709 года «жил с нею блудно». В государственной измене Глебов не признался даже под пытками. Но и одного блуда с «монахиней Еленой» было предостаточно для смертной казни. На царское покуситься не сметь! Пусть даже это давно опостылевшая и брошенная женщина.

15 марта 1718 года измученного страшными пытками Глебова привезли на Красную площадь. На казнимого чтобы не замерз до срока (стоял 30-градусный мороз) по указу Петра надели шубу, шапку и сапоги, а затем посадили на кол. 14 часов мучился Глебов, прежде чем испустил дух.

Сама инокиня Елена за блуд была приговорена Священным Синодом к битью кнутом и выслана в дальний Ладожский Успенский монастырь. После смерти Петра I Екатерина упекла Евдокию как «опасную государственную преступницу» в Шлиссельбургскую крепость, откуда та вышла только с воцарением своего внука Петра II. Восстановленная во всех правах Евдокия жила вдали от дворцовых интриг в Новодевичьем монастыре, где и скончалась в 1731 году, пережив и мужа, и сына, и внука.

Несостоявшаяся русская императрица Анна Монс

Сложно судить о внешности Анны Монс, ни одного ее портрета до наших дней не дошло. Но все современники пишут, что она была диво как хороша и считалась первой красавицей Немецкой слободы.

С Анной Петра познакомил в 1690 году его друг и наставник Лефорт, любовницей которого Анна тогда была. Долгое время приятели делили красавицу на двоих. Однако вскоре Лефорт заметил, что отношения Петра и Анны перерастают в нечто большее, чем простая любовная интрижка и ушел в сторону, уступив подругу приятелю.

Хотя Петр одновременно с Анной крутил романы и с другими ветреницами, Монс шла в «будуарном списке» царя отдельной строкой. Обычно прижимистый Петр просто осыпал ее дорогими подарками. Анне и ее матери был назначен ежегодный пансион в 708 рублей. Для Анны был построен каменный двухэтажный дом в 8 окон, который прозорливые москвичи называли «царицыным дворцом».

В январе 1703 года Анна попросила Петра «подарить ей волость» - и Петр отписал любовнице Дудинскую волость в Козельском уезде с деревнями (295 дворов). Связь Петра и Анны тянулась больше 10 лет. Будь у Анны чуть побольше ума, она несомненно заняла бы место на троне и первую российскую императрицу звали бы не Екатерина, а Анна. Но вот ума Бог Анне явно не дал. Свое влияние на московского государя она употребила на выклянчивание новых подарков, денег, и за взятки устраивала дела родственников и знакомых вельмож.

В апреле 1703 года во время очередной устроенной царем пьянки в Неве утонул саксонский посланник Кенигсек. Среди оставшихся после него вещей нашли письма от Анны Монс. Из них следовало, что в то время как Петр осыпал свою любовницу подарками, планируя даже жениться на ней, та во время царских отлучек утешалась с саксонским щеголем.

Петр уязвлен был в самое сердце. Он ради любовницы жену в монастырь, а она…! Тут же нашлись доброхоты, поведавшие царю, по какой таксе его фаворитка решает вопросы многочисленных ходатаев.

Анна лишилась благосклонности Петра. Подарки кончились, подаренный дом и деревни отобрали в казну, ее саму посадили под домашний арест, запретив даже выезды в церковь. Только в 1706 году благодаря ходатайству прусского посланника Георга Кайзерлинга арест был снят. В 1711 году Анна стала супругой Георга, а в 1714 умерла в Москве от чахотки.

Матка Екатерина

Марта Скавронская дурой не была. Начав с должности «дамы для утех» она сумела стать для Петра больше чем любовницей, настоящей подругой жизни, поддерживавшей его в трудную минуту. В 1711 году она вместе с Петром отправилась в Прутский поход. Невозможно представить, чтобы Евдокия, а уж тем более Анна Монс променяли комфортную московскую жизнь на тяготы военной кампании.


Екатерина I Алексеевна
(Скавронская Марта )


Прутский поход был неудачным. Русская армия оказалась окруженной в степи превосходящими силами турок. Турки несколько раз пытались штурмовать русский лагерь, но были отбиты. Патовую ситуацию разрешали переговорами. Позицию русской стороны было решено усилить взятками визирю и пр. турецким военачальникам. Узнав о том, Екатерина передала для подкупа турок все бывшие у нее драгоценности, до последнего камешка. Разве мог Петр не оценить такой преданности?

Красавец Виллим Монс

И все же… Разница в 12 лет, постоянные отъезды, государственные дела… Да и верность своей супруге хранить до гроба Петр не собирался, о чем Екатерина была прекрасно осведомлена. Скоро по Петербургу поползли слухи, что молодой красавец камер-лакей императрицы Виллим Монс (младший брат Анны Монс) выполняет при Екатерине не только служебные функции.

К Монсу потянулись многочисленные ходати: все знали, что царь очень любит свою Катеньку, а та ни в чем не откажет своему Виллиму. Шесть лет Монс был могущественнейшим лицом при дворе. Муж, как водится, обо всем узнал последним. 

Гнев Петра был страшен. 8 ноября 1724 года Монс был арестован. Иностранцы писали, что вернувшийся во дворец после допроса Монса император беспрестанно ходил и бил все, попадавшееся ему под руку. Супруге, попытавшейся было оправдаться, он показал на венецианское зеркало: «Ранее это было ничтожным материалом, теперь – украшение моего дворца». А затем одним ударом разбил зеркало. Екатерина все поняла.

В императорской семье третий - лишний

Розыск провели очень быстро. Спрашивали Монса только о взятках, и более ни о чем. Виллим во всем признавался и иллюзий по поводу своей судьбы не питал. Если Петр лютой смертью казнил любовника брошенной им Евдокии, то вряд ли царь пощадит Виллима, соблазнившего его любимую жену. 13 ноября Монсу был вынесен смертный приговор, а 16-го его казнили, водрузив отрубленную голову на шест. Петр посадил супругу в карету и привез ее на место казни. На лице Екатерины не дрогнул ни один мускул.

Петр перестал спать с супругой в одной постели и даже обедать за одним столом. Отрубленную голову Монса Петр приказал поместить в банку со спиртом и поставить в спальне императрицы. Три часа простояла Екатерина на коленях, прежде чем Петр не приказал унести страшный «подарок» в кунсткамеру. Там заспиртованная в банке голова и хранилась до конца XVIII века, пока директор Петербургской Академии наук Екатерина Дашкова не приказала ее захоронить.

Автор Клим Подкова 

Источник: "Ступени", №26/2015

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.1 (всего голосов: 9).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________