Из-за железной дороги из России в Индию Суэцкий канал теряет значимость

__________________________________________

 


В начале марта Иран и Азербайджан торжественно открыли небольшой участок железной дороги, сулящий большие перспективы. Отрезок длиной менее 10 км стал одним из завершающих участков проекта международного транспортного коридора "Север – Юг", строительство которого длится уже 17 лет. Коридор связывает Россию, Иран и Индию, и завершение проекта намечено на этот год. Международный коридор не только свяжет в одну транспортную сеть населённые пункты по пути следования, но и повлияет на сообщение между Европой и Азией.

Несмотря на многолетние задержки, проект движется вперёд благодаря многим факторам. Из-за международных санкций он стал более доступным для Ирана и обрёл важность для России. Так как международные санкции были сняты с Ирана в январе 2016 года, страна привлекла иностранных инвесторов и экспертов к работе над расширением своей железнодорожной сети. И наоборот, решение России о прекращении импорта продуктов из Евросоюза повлекло за собой укрепление экономических связей с Индией, которая является крупным производителем сельхозпродукции.

Появление других региональных транспортных проектов также повлияло на развитие коридора "Север – Юг". В рамках инициативы "Один пояс и один путь" Китай развивает несколько новых наземных и морских маршрутов. Эти проекты не конкурируют с транспортным коридором, а некоторые из них даже способствуют его развитию. Поддерживая обе инициативы, Азербайджан и Иран стремятся стать региональными хабами между Азией и Европой. Лидеры государств Азии стараются внести как можно больший вклад в развитие этих транспортных сетей.

В результате к транспортному коридору "Север – Юг" приковано внимание многих государственных деятелей от Москвы до Дели. Президент России Владимир Путин назвал инициативу "главным проектом", и развитие транспортного коридора было одним из основных предметов обсуждения на проходившем летом прошлого года трёхстороннем саммите, в котором принимали участие Россия, Азербайджан и Иран. Кроме того, премьер-министр Индии Нарендра Моди обсуждал проект на встречах с президентами России и Ирана в прошлом году. С момента запуска проекта в 2000 году список стран-участниц пополнился как минимум на 11 пунктов.

Значение политической поддержки огромно, однако судьба транспортного коридора, прежде всего, будет зависеть от его экономической эффективности. Испытания показывают, что проект действительно обладает потенциалом, хоть и скромным. Проведённая в 2014 году тестовая доставка груза заняла примерно в два раза меньше времени, чем аналогичная доставка по существующим путям: дорога из Мумбаи в Санкт-Петербург заняла не 40, а всего 20 дней. В прошлом октябре на тестовую доставку было потрачено 23 дня, и это при отсутствии железнодорожного сообщения между Азербайджаном и Ираном. По оценкам некоторых экспертов, транспортный коридор "Север – Юг" имеет большие экономические перспективы по сравнению с некоторыми другими подающими надежды наземными путями между Азией и Европой.

Чтобы стать эффективным и занять достойное место в мировой торговле, проект должен стать убедительной альтернативой морским путям. Скорее всего, по новому транспортному коридору будут перевозиться сельхозпродукция из Индии и сырьё из Ирана и России. Что касается рынков, торговые компании внутри страны в большинстве своём посчитают новый маршрут выгодным. И тем не менее, для огромного количества товаров и направлений останутся актуальными более медленные, но при этом дешёвые пути.

Постройка инфраструктуры нового транспортного коридора будет завершена в этом году, однако ещё предстоит большая работа над созданием правовой базы перевозок. Экспортёры, использующие этот маршрут, вынуждены пробираться через лабиринт различных требований, которые предъявляет каждая страна. Чиновники подчёркивают необходимость создания единых документов транспортировки, да и опыт пробной доставки на это указывает. Недавнее присоединение Индии к Таможенной конвенции о международной перевозке грузов стало важным шагом вперёд и снизило количество препятствий. Но в целом прогресс оказался ограниченным.

Движущая сила растёт

В долгосрочной перспективе коридор может поспособствовать возобновлению попыток создать местные транспортные сети. К примеру, финансирование присоединения иранского южного порта Чехбехар к сети железных дорог страны возрастёт. Инвестировав средства в Чехбехар, Индия надеется, что этот порт станет конкурентом пакистанскому порту Гвадар. Точно так же, появление новых железнодорожных участков поможет в развитии. Иран стремится проложить маршрут в Афганистан, Ирак и Туркменистан. Азербайджан выделил значительные средства на развитие порта и свободной экономической зоны в Баку, а также на строительство новой железной дороги в Грузию и Турцию. Хотя каждый транспортный путь в отдельности выполняет свою важную функцию, присоединение к сильной региональной транспортной сети позволит увеличить доходность.

Конечно, транспортный коридор выгоден не всем. Перенаправив некоторые существующие маршруты, он усложняет ситуацию для тех, кого устраивало положение вещей, и это отразится на жизни морских портов. Интенсивность движения в Суэцком канале упала, так как цены на топливо снизились, и множество кораблей следует по более длинному пути, огибая мыс Доброй надежды. Прогноз Египта по поводу трафика в Суэцком канале оказался чересчур оптимистичным, а новые наземные маршруты и торговые пути Арктики могут лишь усугубить финансовое положение этой страны.

Многообещающий потенциал относительно небольшого участка железной дороги между Ираном и Азербайджаном указывает на то, что значение транспортных сетей возрастает. В то время как в Азии появляются всё новые пути, извлечь выгоду сможет тот, кому удастся присоединиться к ним и занять своё место в крупной транспортной сети. Добиться успеха будет непросто, так как нужно работать сообща над снятием различных барьеров и участвовать в борьбе за инвестиции и привлечение бизнеса. Если конкуренция сохранится и в экономическом плане, то выгода Азии, Европы и остального мира окажется крайне существенной.

Джонатан Хиллман – директор Проекта по воссоединению Азии в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне.

Источник перевод для MixedNews — Антон Комаров

 
 

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 15).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________