Подъ юбкой исторіи: Похвала Ивану Грозному и обличение невинно убиенных им

__________________________________________

 


Есть модное увлечение. Современное, сетевое. Множество сайтов посвящены этому популярному тренду. Называется – альтернативная история. Что было бы, если бы да кабы. Тысячи тем, самых увлекательных. Вот самые популярные темы. Что было бы, если бы во второй мировой войне победил Гитлер. Что было бы, если бы не Гитлер напал на Сталина, а Сталин, в июле 1941, напал на Гитлера. Что было бы, если бы в России не случилась революция и Россия стала бы страной-победительницей в Первой мировой войне. Что было бы, если бы Горбачев и КПСС не слили бы СССР. Менее популярные такие. Что было бы, если бы в гражданской войне в США победу одержал не Союз, а Конфедерация. Что было бы, если бы Наполеон победил бы Россию, а затем и Англию. Кстати, Англия. Что было бы, если бы в Столетней войне победила бы Англия и Лондон стал бы столицей Франции. Особенно много «альтернативщиков», на территории теперешней Украины. Бандеромания, казакомания и украиноцентризм уже сделал (безо всякого «если бы») князя Владимира, Корнея Чуковского, Константина Циолковского и очень многих, очень известных нам с детства людей – украинцами. Даже танк Т-34 теперь стал украинским. Не странно, что «альтернативщики» невозбранно дают волю фантазии в области всем известных событий. Главная тема: УНР, которую мы потеряли. Что было бы, если бы профессор Грушевский оказался не треплом, балаболом и политической проституткой, а был бы Че Геварой или Джузеппе Гарибальди. Что было бы, если бы Бандера все-таки бежал из привилегированного, теплого барака лагеря, добрался до Карпат и возглавил УПА. Уверен, что разгромил бы Сталина. А заодно и Гитлера. Кстати, Гитлер. Что было бы, если бы Гитлер победил Сталина и дал бандеровцам создать УССД. Лично мне даже представить страшно. Что было бы, если бы Богдан Хмельницкий победил бы Польшу самостоятельно. Без помощи Москвы. Этот сценарий подразумевает то, что Хмельницкий не умер от инсульта, вызванного обжорством и пьянством на нервной почве (бросив Москву один на один с проблемой, куда ее втянул), а сохранил бы здоровье и бодрость, дожив до победы и мира.

Признаюсь, честно. Хоть я и историк, и как историк не признаю сослагательного наклонения, хоть я и считаю изыскания «альтернативщиков» антинаучной беллетристикой (ибо история – это наука, а не балалайка), но все же некоей гимнастикой для размышлений это направление фентези я признаю. И в первую очередь потому, что методы альтернативной истории позволяют нам взглянуть на совершенно привычные всем интерпретации, совершенно известных исторических персонажей и абсолютно не требующие пересмотра события, скажем так — с очень большой высоты, уровня Гугл-планета. Это сильно упрощает рассказчику задачу. Поведать. В свою очередь я предложил бы совершенно новую, пока еще не осмысленную тему. Что было бы, если бы в Ливонской войне победил Иван Грозный?

Этот страшный (как нас учили с детства) тиран и деспот. Величайший (после Нерона, Калигулы и Дракулы) злодей прошлого. А и правда: что было бы? Полагаю, что с учетом того, насколько разросся конфликт, который втянул в себя Литву, Польшу и даже Священную Римскую империю, то царь не удовольствовался бы лишь выходом к Балтийскому морю. Полагаю, что у царя разыгрался бы аппетит, и он обязательно вспомнил бы о претензиях на собирание всей Руси под скипетром «Третьего Рима». Эта идея принадлежала еще его деду, которого книги именуют Иваном Великим. Хотя на самом деле прозвище он носил другое. «Грозный» — это принадлежало именно деду Ивана Васильевича. А нашего героя при жизни так не называли. Стали называть гораздо позже. И вот здесь я перехожу уже не к альтернативной, а к реальной истории. Истории, которая отложила на сто лет воссоединение древней Руси.

И начну с того, что история самого страшного царя не такая уж страшная. Он не делал ничего такого, чего не делал любой европейский царь. Напомню, что в Европе в то же самое время шли религиозные войны на которых немножко убивали, немножко казнили и немножко резали не меньше, чем в Московском царстве. А скорее всего больше. Европа, все-таки! Я только напомню, что только во Франции религиозные, или — гугенотские войны — занимали такие же временные промежутки. Зверствовали наемники, зверствовали католики, зверствовали протестанты. И вот число жертв Ивана Грозного известно точно. Потому что он сам повелел составить поминальные синодики, где были перечислены все люди, казненные в его царствование. И число этих жертв не идет ни в какое сравнение с жертвами религиозных войн в Европе. Всего около 5000 человек за полвека царствования. Примерно тот же период вместил в себя Реформацию и Контрреформацию с множеством войн и океанами крови. Точная цифра числа жертв, казненных по политическим причинам множеством европейских государей (не считая войн) не известна. Никто даже не пытался подсчитать их. А вот Иван Грозный сосчитал невинно убиенных сам и за эту цифру можно ручаться. Царь сам составил и приказал разослать имена репрессированных по монастырям, чтобы денно и нощно молились за убиенных и отмаливали грехи Государя. В Европе ни царь, ни короли ничего подобного не делали. Потому что считали, что враги, казненные ими — помазанниками Божиими — это враги Господа и они уже в аду. И нечего за них молиться! А Иван Васильевич был совсем иного мнения. И это много объясняет нам о нем.

Новгородский погром сильно преувеличен. Описания, дошедшие до нас, оставлены иностранцами и много лет спустя. Причем мало кто из авторов был очевидцем. А такие, как Штаден или Курбский были слишком заинтересованы в том, чтобы сгустить краски. Оба писали уже будучи в Европе. А в Европе писать о московском звере было принято только в одном ключе. Примерно, как сейчас, про Путина. Так что авторы уже успели переобуться и включились в информационную кампанию демонизации Царя, которая накачивалась с самого начала Ливонской войны. Дело в том, что Новгород и правда был обвинен в измене. Во время войны. И суд-расправа во всей Европе была именно путем массовых казней, для устрашения. К примеру, в Амбуазе (всего через несколько лет после новгородских событий), лидер гугенотов, принц Конде, составил заговор с целью захватить в заложники короля и уничтожить правивший в Париже от его имени род Гизовичей. Но что-то пошло не так. И Амбуаз, как Новгород, был судим и стены его украсились гирляндами из 2000 повешенных изменников, с кишками наружу. Ибо обычай был таков: приговоренного ставили на край крепостной стены с веревкой на шее. А потом – сталкивали его. Смерть была мгновенной. Но перед тем, как толкнуть, было принято вспарывать живот. Такая картина маслом в стиле Ренессанс. Там были в основном дворяне, их слуги, сообщники и домочадцы. Все, как в Новгороде. Не всем повезло быть просто повешенным с кишками наружу. Многих казнили с креативными пытками. Так было по всей Европе и рискну сказать: по всему миру. Казнили в Лондоне, Париже, Казани, Стамбуле, Нанкине, Тимбукту. Массово и с присвистом. Так что казни бояр на Москве не были чем-то особенным. К тому же их массовость была сильно раздута. Ибо все боярские фамилии (включая Шуйских, которые потом взорвут Москву изнутри) успешно пережили Кромешника и переехали в XVII век. А репрессированы были лишь те роды, которые были близки к главному претенденту на трон - князю Владимиру Старицкому. Травля конкурента и его родственников также была типична. Но штука в том, что и князь Владимир и особенно его мама, княгиня Ефросинья и вся родня и ближние – не раз были ловлены за руку на реальных заговорах и переписке с врагами. И царь очень долго терпел это и миловал и князя, и его мать. Кстати убийство обоих – не доказано. О том, что княгиню убили писал, к примеру, только Курбский, так что…

Опричнина же была попыткой Мучителя наладить в своем царстве-государстве «дисциплинен и орднунх» в военное время. Шла война. Ливонская война. Тяжелая война. Перед Ливонской войной и в начале войны, московский, новоявленный Империум, с невиданным ранее православным кесарем выглядел отнюдь не как диктатура, но вполне даже по-европейски. Был «съезд народных депутатов» - Земский собор. Когда началось в XVII веке Смутное время именно он правил на Москве. Совсем иногда без царя. И это было. Был и «парламент» — Боярская Дума. Постоянно заседавшая в Кремле. Бывшие удельные самовладцы, со времен Ивана Великого селились на Москве и не имели права без разрешения Великого Князя покидать город. Взамен на ограничение свободы и вольности им дали право решать дела государства. В Грановитой палате. И они решали. Да так люто, что царю было с ними тесновато. А Шуйские, при мальчике-царе сидели, положив ноги в сапогах на брачное ложе его родителей. И Иван Грозный и Петр Великий свои реформы и деяния строили на борьбе с Боярской Думой и ее бородатыми олигархами. Был и «кабинет министров» — Приказы. Была и «администрация президента» — Избранная Рада. Команда царя. Царь с ними советовался. Да-да! «Рада» - это не украинское слово и не изобретение запорожских казаков! Но были и еще ветви власти. Это церковь. Был митрополит Московский, на Москве, и митрополит Киевский — в Литве. За киевским нужно было следить в постоянных интригах. А московский был совершенно независимой веткой власти, потому что подчинялся де-юре не Царю, а своему Стамбульскому начальству. Патриарху Константинопольскому. И были эти конфликты между великими князьями, царями и клириками, следы которых мы видим на Московских церковных Соборах. Коллегиальных конференциях, совершенно независимых от кесаря Ивана. Это очень много объясняет в отношениях Государя с другом юности членом Избранной Рады, Сильвестром, а позже — Филиппом Колычевым. Помните? Царь хотел, чтобы церковь ему не токмо не мешала, но даже помогала. Тем более во время войны. Но церковь упорно мешала под прикрытием обличений за террор. А на самом деле из страха потерять свои привилегии и опасаясь самодержавия царя. Но, в основном, жадничая и не желая делиться доходам на войну и в поддержку «вертикали власти». Деньги у церкви были. Деньги церковь гребла лопатой с богобоязненных приходов. А грозный «самодержец» им ничего не мог сделать, ибо боялся Бога. Поэтому пытался бороться с Митрополитом законно – в Соборе и в суде.

Царь хотел всего лишь, чтобы Бог послал ему нового митрополита Макария. Великого государственника, вдохновившего Ивана стать царем и главой Третьего Рима. Но Бог не слал. Короче говоря, царь решил сделать то, что делает сегодня любой решительный и твердый президент. Он запугал митрополита-диссидента Германа (который к тому же был близок к Старицким) своей твердостью в искоренении измены. И когда тот в ужасе от казней на Лобном Месте бежал, оставив Москву, то Иван назначил на его место своего личного друга детства, вот уже лет двадцать прозябавшего игуменом Соловецкого монастыря. Думал, что ради благодарности Федя Колычев поддержит и сплотится вокруг «вертикали власти».

 

Но (как это показано в кинофильме «Царь») «Филипушка», вместо делового стиля показал оппозиционность, отнюдь не проводя идеологическую работу в войсках, на фронте, но политиканствуя и всячески интригуя. И заметьте, что Царь все это очень долго терпел и пальцем митрополита не тронул. Лично. Просто, когда будущий святой, набирая очки у Владыки Горнего, взял и опозорил Ивана Грозного в главном соборе Кремля, не дав царю благословение — Иван сильно обиделся. Благословение - это когда ты подходишь к священнику и целуешь ему руку. И вот митрополит не дал царю поцеловать себе руку. Сделал вид, что не замечает Самодержца в Успенском соборе Кремля чем показал, что он тут никто. И царь обиделся. И я бы обиделся. Тем более эта история как-то, все же не делает царя таким уже кровавым тираном. Тираны обычно заставляют себя бояться, и никто так себя при тиране не ведет. К примеру, живший в одно время с Иваном Грозным — Карл Пятый. Тоже царь. Священной Римской империи. Вот он беспощадно выжигал ересь. Огнем и мечом. На костры, с пением псалмов, всходили целыми деревнями. Женщин закапывали заживо в землю. Детей швыряли в колодцы и каналы. Так вот Карлос Габсбург не имел в этом деле никакого противодействия от церкви. Церковь своего царя не только не обличала, но и всячески поддерживала. Это царю приходилось сдерживать ретивость Святой Церкви. В виде инквизиции. Ни один католический монах, ни один босоногий францисканец не сделал и близко, как псковский юродивый, обличивший царя принародно. Или как Филипп Колычев. Наоборот, с помощью церкви, Нидерланды и Германия превратились в ресторан-гриль, где в самом разном виде жарили на кострах реформатов. Но Иван Васильевич не был таким. Его попы его не боялись, не поддерживали и всячески троллили.

Причем опять же маленькое различие с просвещенной Европой. Филиппа Колычева не арестовали, кинули «на подвал», не пытали, не казнили без суда. Царь не мог это себе позволить. Не имел права. Митрополит ему не подчинялся. И царь решил подать на митрополита в суд. Отвлекаясь от войны, собрал на Колычева материал и потребовал правосудия. Причем речь шла о государственной измене. Но судить своим судом царь снова-таки Колычева не мог. Не имел права. Имел право подать в церковный суд. А это – отдельная ветвь власти на Москве. Какая странная тирания царила при Иване Грозном! Но читайте дальше! Священники отказывались выполнять свои обязанности и судить митрополита. И царю пришлось интриговать, действовать хитростью, обманом, давать взятки! Но даже взяв взятку, согласившийся председательствовать в суде епископ Пафнутий, отказался подписать обвинительный материал. В итоге, Темнейший Кромешник с трудом добился правосудия в собственной столице и с превеликими расходами нашел управу на обидчика. А обвиняемый в измене, ответчик Колычев даже не присутствовал в суде, ибо считал это ниже своего достоинства. Поэтому исполнительная служба (в виде опричников) зачитала решение суда лично ответчику, будет вынуждена прийти к нему по месту работы.

И вот исполнительная служба. Опричнина. Шла война и она была не простой. Ливонскую конфедерацию, которая своими амбициями так напоминает киевскую власть, которая была должна Москве деньги, а отдавать не желала - легко сокрушила армия касимовского хана Шигалея. Легко. Тут бы и сказочке конец, но за неудачников вписались тогдашние ЕС и США. Священная Римская империя, Ганзейский союз, Терра Мариана, Швеция, Дания и вся дружная семья европейских народов. И началась демонизация мохнатого царя-людоеда, который питается новгородцами, попами и боярами. Помочь ливонской хунте послали буферную Литву. А когда она не сдюжила, то Литву усилили Польшей, Швецией, Данией и прочими «партнерами». Война стала затяжной и опасной. Но основной ущерб был не в том, как относились к Руси на Западе. А в том, как относились к восходящей звезде Киевской Руси-2 на землях Литвы и Польши. Там тоже была Русь. И тоже православная. Но православная Москва была тут же сделана в православных землях Польши и Литвы (будущих Беларуси и Украине) - врагом. И промосковских там стали гонять и чмырить не хуже, чем теперь промосковскую «вату». ЦРЬ - ХЛО, ПНХ и все такое. И вот как было быть царю, если на Москве он не был самодержцем? А он не был, и вы это уже поняли. Не был волен (как ему приписывают и как он сам хвастался в письме Курбскому) казнить и миловать своих холопий. А лукавые попы и изменники-бояре мешали своими претительными докуками.

И Грозный царь обиделся, отрекся от престола в пользу своего сына Ивана и ушел из Москвы в Александровскую слободу. И постригся в монахи. А когда его хватились и стали умолять вернуться, то стал торговать себе больше полномочий. Попросил себе самодержавие. Но не во всем своем царстве – нет! Попросил только полцарства. Вдовью долю. Опричнину. В опричники же понабирал из гноища «титушек». Их руками замесил тесто реформ, запачкал их руки кровью, а потом их же и «отделал». И вошло с тех пор слово «отделал» в наш язык. «Отделан». Так стоит напротив каждой фамилии в царских поминальных синодиках. Это значит – ликвидирован. Исполнен. Казнен. И вот я и подошел к морали. Она очень главная. Только благодаря Царю Ивану Москва не слила Ливонскую войну и вышла из нее более-менее красиво. Это стало возможным только путем массовых расстрелов, но царь своей цели-то и не добился. Роды изменников переехали в XVII век. А царский род пресекся на сыне Мучителя. А «политпострадавшие» роды царский род, восходивший (как считалось) к Рюрику, а от него - к семье Гая Октавия Фурия (Октавиана Августа) - эти бояре-изменники царский род, подобный древу Тамаринду небесному, пережили и устроили смуту. Всем царям наука!

Ну а я напоследок вернусь в «альтернативщину». Если бы в Ливонской войне победил Иван Грозный, то воссоединение Руси случилось бы на сто лет раньше, чем оно случилось, но гораздо в большем объеме. Сталин не ошибался. И нас правильно учили в школе. Бояре-изменники не дали победить. Слили миллионы русских людей западным партнерам. А те, с помощью «СМИ» — зомбировали их. Воссоединение пришло сто лет спустя, тоже через кровавую и длительную войну. И уже русские люди говорили на несколько отличавшихся друг от друга языках. Но это другая история.

Максим Равреба, специально для BUZINA.ORG

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________