Смартфон по имени Макрон

__________________________________

 


Макрон на поле «поп-футуризма» выигрывает, конечно, вчистую. Про будущее он пообещал много всего. Он пообещал сделать государственный аппарат эффективным. Он пообещал вложить десятки миллиардов евро в инновационные экономические проекты и в развитие экологии. Он пообещал ввести практику пожизненного переучивания работников, оставшихся без работы, и двуязычное англо-французское школьное образование. Обобщенно — Макрон обещает произвести большую часть населения Франции в креативный класс.

Быть креаклом — мечта представителей дегенеративной цивилизации. Вот только ждет французских лягушатников жестокий облом. В современном мире столько креаклов никому нахрен не нужно, ибо сильно дорого они обходятся.

И особенно показательна тут, конечно, мутация, которую пережили эталонные французские левые. Те самые, предыдущие поколения которых активно выступали против «империализма» во всех его формах и сочувствовали национально-освободительным движениям по всему миру. И не имели ничего против, когда национально-освободительные движения против США и НАТО совершал, например, президент де Голль.

В головах же нынешних «левых» все эти разговоры про империализм и суверенитет — попросту устаревшая тема. С их точки зрения субъектом, которому нужны «свобода и независимость», является уже не страна, не община и не семья, а просто отдельно взятый гражданин. И свобода для него — не в том, чтобы сырный завод, на котором работает гражданин, государство защищало от иностранных конкурентов. А в том, чтобы этот гражданин мог своевременно пойти на обучающий курс, когда его завод сократит число работников, и получить какую-нибудь другую специальность, и снова продать себя. И чтобы гражданин мог жениться на другом гражданине невзирая на пол. И чтобы мог выучить английский и более-менее свободно съехать из депрессивного родного района туда, где есть работа. Чтобы этот гражданин стал гибким и мог встраиваться в глобальный рынок. Забота государства — обеспечить гражданам возможность непрерывно изменяться и подстраиваться, а вовсе не защищать то, что у граждан есть. Как-то так.

Поэтому для нынешних левых Франции ставленик банковского сектора и европейского чиновничества, фанат единого рынка и НАТО — ближе, чем «кандидат от фермеров и автомехаников». А произносимые им мантры об инновациях и инвестициях в переучивание — звучат куда прогрессивнее, чем мантры Ле Пен о рабочих часах, пенсиях и ввозных пошлинах.

Звучит все это мило и для французской молодежи (которая преимущественно за Макрона и которая вот уже который год на четверть безработная). Поскольку обещает если не превращение каждому в маска и джобса, то по меньшей мере перспективы работать в каком-нибудь местном филиале эппла или теслы.

Это вполне естественно. Каждый из этих дураков мнит себя новым Св.Еблоном Маском или каким другим поп-деятелем мыльных пузырей стартапов. Работать никто не хочет — они все хотят «создавать стартапы» и переваривать «инвестиции».

Что касается внешней политики — то европейская бюрократия не зря в эйфории. Победа Макрона — пусть пока не окончательная и по очкам — означает, что опасность для нее снижается. Если после Брексита и победы Трампа евроэлиты с перепугу были готовы допустить любые ужасы, ранее казавшиеся невероятными, то сейчас они явно могут успокоиться. Это был просто испуг: Брексит не стал началом цепной реакции. И «новую волну популизма», которой западные элиты успели себя напугать — удалось сбить.

В результате континентальный ЕС пойдет на корм глобалистам. А Макарон выступит в роли одного из козлов-провокаторов. Но кто это понимает из ширнармасс французов?

Конечно, есть вероятность, что французы, сегодня желающие стать «креаклами», в итоге станут «прекариатом» — то есть новым классом рабов работников со множеством навыков, но без постоянной занятости и внятного будущего.

Но в следующий раз французам дадут слово только лет через пять. А к тому моменту элиты еще что-нибудь придумают. Вообще через пять лет и Европа и мир сильно изменятся. И креаклам в этом мире будет гораздо меньше места. А судьба нового поколения французов — мясное поколение. Без постоянной занятости и будущего. Говоря проще — пойдут на убой.

И еще некоторые очень любопытные детали. Макарон в свое время учился в иезуитском лицее в Амьене. Весьма известное заведение. Там учились многие знаменитости и так просто туда не попадешь. И его супруга-училка (вон она, на фото в заголовке возле Макарона) самым тесным образом тоже связана с иезуитами.

С 2010 по 2012 годы Макарон работал в банке Rothschild & Cie Banque. Угу, у Ротшильдов. И вдруг 6 апреля 2016 года он создал прогрессивное движение «Вперёд!», которое он объявил «ни правым, ни левым». Хе-хе. Глобалисты зассали, и решили остановить Марин ЛеПен вот таким вот немудрящим образом — выведя никому не известного болтуна, обещающего чудеса, много и сразу.

Такой вот портрет современного козла-провокатора, который поведет большую часть французов, да и не только их, а европейсов вообще, на убой. В интересах своих хозяев. А интересы французов… Хе-хе, какие-такие французы в эпоху глобализма? Они просто не впишутся в прекрасный новый мир… и ничего личного.

Впрочем, не жаль мне французов. Если честно — заслужили. Нас они жалеть не стали бы уж точно.

Материал: http://grey-croco.livejournal.com/1861187.html

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 15).

реклама 18+

 

 

 

___________________