Мем о доброй старой Англии

__________________________________________

 

  Пишет pavel_shipilin


Журнал GQ опубликовал потрясающий текст: анонимный русский выпускник Оксфорда рассказал о кастовости британского общества, об этой тайне за семью печатями, сохраняемой веками. Разумеется, он так и не узнал об английской аристократии всего — не так-то просто докопаться до правды. Тем не менее, догадаться можно о многом.

 

А я кое-что добавлю.

 


 

Шестой герцог Вестминстерский Джеральд Кавендиш Гросвенор был самым богатым аристократом Англии и близким другом королевской семьи. Фото отсюда.



 

Как вы, возможно, заметили, меня давно интересует, как устроено государственное управление в Британской империи. Уже давно понятно, что власть Короны безгранична и абсолютна, она лишь мимикрировала за последний век, сделав правильные выводы после падения Российской, Османской, Австро-Венгерской и Германской империй. Теперь Великобритания делает вид, что является демократией, а роль королевы в управлении — исключительно ритуальная.

 

На самом деле, это совсем не так, о чем я написал в посте Абсолютно конституционная монархия еще в 2013 году, а в прошлогоднем посте Анатомия Brexit развил эту тему.

 

Но могу сказать, что правду о Великобритании разыскать сложно — на официальных сайтах она дается дозировано, ровно в тех пределах, которые хочет о себе рассказать Корона. Я, можно сказать, собираю ее по крупицам. Одна из этих крупиц — упомянутая выше статья, которую рекомендую прочитать полностью. Хоть я и подобрал самые, на мой взгляд, интересные тезисы, но многое копипастить не стал, чтобы не утяжелять текст. А там тоже есть любопытные моменты — например, о нравах современной британской элиты.

 

●  Подлинная миссия оксфордского образования — не академическая, а культурно-политическая и воспитывает не ученых, а кадры. Дипломатов, светских львов, банкиров, юристов, высшие армейские чины. Оксфорд — в первую очередь инкубатор по воспроизведению английской элиты, окончательно заточенный в XIX веке под бесперебойное обеспечение Британской империи управленцами и претерпевший с викторианских времен скорее косметические изменения.

 

●  Традиция сохраняется: вся система обучения и времяпрепровождения до сих пор целиком подстроена под дворянство, составляющее на сегодняшний день около 50 процентов учащихся. Это выпускники элитных частных школ типа Итона и Вестминстера, которых по Англии от силы 10 процентов всех учебных заведений. Навязанные извне 50 процентов — все эти «талантливые черные математики из неблагополучных семей» — равноправно крутятся в инкубаторе три года, напоследок гордо фотографируются с дипломом и счастливыми родителями, после чего возвращаются в ту же среду, из которой вышли три года ранее. Они пополняют ряды учителей, мелких госслужащих, офисных работников. Переезжают обратно к родителям в валлийское село с невыговариваемым названием. Остаются на аспирантуру. А их недавние соседи по общежитию и друзья по фейсбуку уходят в дальнее плавание по коридорам власти. Больше они никогда не пересекутся. 

 

●  Последнее крупное внутреннее потрясение для Англии — гражданская война XVII века. С тех пор классовая система претерпела минимальные изменения, и, когда попадаешь в Оксфорд, это быстро становится очевидно. Михалковы — не династия; династия — это когда выясняется, что средневековая столовая, в которой мы обедаем, была построена в XVI веке на деньги предка моего однокурсника, что у предка была та же фамилия, которую он не преминул высечь на стене столовой, и что в тех редких случаях, когда мой однокурсник ужинает в столовой, а не в ресторане, он предпочитает сидеть под данной надписью.

 

●  Отличительных черт высшей касты бесчисленное множество. Во-первых, это пуленепробиваемая уверенность в себе (скорее спокойное сознание собственного превосходства, нежели хамоватая самоуверенность — эта вылезает только во время попоек). Во-вторых, это мгновенно узнаваемая речь: так называемое RP-произношение (в народе — Queen’s English), интонации и слова-маркеры, сами по себе подчеркивающие принадлежность говорящего к элите. В-третьих, внешний вид. Как и русского туриста в Европе, выпускника британской частной школы в Оксфорде можно безошибочно угадать со спины. Угадать по как бы небрежно и случайно, а на деле тщательно всклокоченной шевелюре, атлетическому телосложению (регби плюс гребля) и шмоткам в диапазоне от чересчур очевидных Abercrombie & Fitch / Jack Wills (низшая планка) до сшитых на заказ розовых брюк от оксфордского портного с Turl Street с желтым пиджаком, голубыми носками и антикварной тросточкой (высшая планка).

 

●  Наивные студенты из простых смертных поначалу еще пытаются завязать знакомства с верхами и даже целый месяц «для галочки» занимаются греблей, но, наткнувшись на стену из вежливого безразличия и осознав бесплодность своих усилий, быстро прекращают попытки войти в круг избранных.

 

●  Даже маршруты, которыми передвигаются по Оксфорду феодалы и вассалы, настолько разные, что порой кажется, будто они живут в разных городах.

 

●  Белая кость не презирает средний класс, она просто его не замечает. Пролетариат и деклассированные элементы как минимум интересны в той же мере, в которой английским путешественникам XIX века была интересна аномальная длина клиторов у представительниц африканских племен.

 

●  Аристократы оказались начисто лишены основных инстинктов, в первую очередь — навыка разговаривать с простыми людьми. Все школьные годы они были изолированы от внешнего мира в пансионе среди бескрайних английских полей. Мир за пределами школы представлялся им опасным и экзотичным, окраины Оксфорда — чуть ли не Бронксом, а покупка пакетика плана — серьезной уличной миссией.

 

●  Чему меня научил Оксфорд? Узнавать аристократов со спины. Продавать траву. Играть в опереточного русского. Научил тому, что социальная сегрегация — это правильно и хорошо. Я по-прежнему не обладал какими-либо значимыми связями в английской элите.

 

Эта удивительная статья показывает, что британская аристократия невероятно богата и связана с Короной невидимыми нитями. Эти нити дают как Короне, так и аристократии уверенность в своем завтрашнем дне. Веками.

 

Но статья не дает ответа на давно интересующий меня вопрос: почему они так уверены друг в друге?

 

Представители элиты, конечно, иногда где-то работают — разумеется, в престижных местах, чаще всего расположенных в Лондонском Сити, и все эти места тщательно вписываются в их биографии, как бы подчеркивая земное происхождение состояний. Но, конечно, не зарплата определяет их постоянный и весьма внушительный доход. Который позволяет отдавать детей в дорогостоящие и до сих пор закрытые от посторонних глаз частные школы, содержать крупные поместья, нанимать прислугу. Тогда что же?

 

Чтобы получить ответ, нужно знать главное: кому принадлежит земля. Вот что удалось выяснить Афтершоку: «Вся земля в Англии и Уэльсе принадлежит Королеве, из чего следует, что остальные могут лишь иметь право владения, пользования и распоряжения землей на определенный период времени». Чтобы прийти к этому выводу, автору понадобилось целое исследование.

 

Я же говорю, Корона тщательно оберегает свои секреты.

 

Как и «Афтершоку», мне тоже кое-что удалось выяснить (в том числе беседуя с компетентными людьми). Корона давным-давно распределила землю Англии и Уэльса между аристократическими семьями, как бы передав им участки в аренду на длительный (чуть ли не до 900 лет срок). В свою очередь, дворяне сдают землю под различные нужды и на разный срок предприимчивым людям (в том числе иностранцам) и получают доход с любой недвижимости, построенной на их земле, — отелей, ферм, шахт, дорог, квартир, домов и даже небольших пабов и автомастерских. У кого-то дела идут хуже, у кого-то лучше, но Корона никогда не остается внакладе.

 

По сути, Великобритания — это феодальная страна, которая убедила весь мир в том, что является демократией. Но, думаю, подданные Ее Величества догадываются, что это вовсе не так.

 

В прошлом году Шестой герцог Вестминстерский Джеральд Кавендиш Гросвенор умер. Он прочно занимал довольно высокую строчку в списке Форбс как самый богатый аристократ империи — его доход составляет примерно 13 млрд долларов. Крупнейший землевладелец страны имел собственность в Эдинбурге, Ливерпуле, Оксфорде, Кембридже, Саутгемптоне и Чешире, включая родовое гнездо в Eaton Hall, а также 300 акров в самых престижных районах центрального Лондона — Mayfair и Belgravia.

 

Его титул и собственность унаследовал единственный сын Хью. Этот 26-летний молодой человек стал Седьмым герцогом Вестминстерским. Видимо, о таких, как он, и написал наш соотечественник, учившийся в Оксфорде и общавшийся с британской элитой.

Не сомневаюсь, что Хью унаследовал и связи в Букингемском дворце.

 

С самого своего рождения Хью был обеспеченным человеком. Такими же обеспеченными от рождения и весьма влиятельными станут его дети, внуки и правнуки, которые унаследуют состояние и титул семьи. Они и такие как они будут ходить по коридорам власти, занимая самые престижные кабинеты. И не пустят в свой закрытый от посторонних глаз круг выскочек и нуворишей, какими бы богатыми они не были.

 

Как и отец, Хью никогда не расскажет, какие именно товарно-денежные отношения связывают старинные роды Гросвеноров и Виндзоров. Но они, безусловно, есть. И составляют основу могущества Короны.

____________________

 

Статья СЕКС, ТРАВА И КЛАССОВАЯ НЕНАВИСТЬ В ОКСФОРДЕ анонимного автора.


Также в тему...

Фамилии пролили свет на многовековую устойчивость элиты


Потомки нормандских завоевателей и других аристократических родов Средневековья до сих пор принадлежат к элите британского общества, выяснили ученые. Анализ фамилий студентов, поступивших в Оксфорд и Кембридж с 1170 по 2012 год, а также завещательных актов показал, что социальный статус успешно передается по наследству - на протяжении десятков поколений. Результаты исследования представлены в журнале Human Nature, а коротко о нем сообщает The Independent.

Грегори Кларк (Gregory Clark) из Калифорнийского университета в Дэвисе и Нил Камминс (Neil Cummins) из Лондонской школы экономики отследили социальную мобильность с XII по XXI век, опираясь на информацию о носителях редких (от 10 до 500 носителей) фамилий. Они просмотрели списки студентов «Оксбриджа» и данные завещательных актов, в которых с 1858 года юристы указывают размер состояния умерших.

Ученые выяснили, что социальный статус успешно передается из поколения в поколение на протяжении столетий. Более того, скорость социальных лифтов в Великобритании 2012 года ненамного выше, чем в начале нового времени (XVI-XVIII века).

«Мощные силы - семейная культура, социальные связи и генетик - соединяют поколения. Что еще более поразительно, социальный статус [старой элиты] почти не изменился под воздействием главных событий последних трех веков: промышленной революции восемнадцатогоI столетия, введения обязательного школьного образования в конце девятнадцатого и победы социал-демократических принципов в двадцатом», - заявил Камминс.

В заключение ученые утверждают, что скорость социальной мобильности в любом обществе возможно рассчитать на основе одной лишь частотности фамилий в обществе в целом, и среди элиты и низших слоев населения, в частности.

Источник: lenta.ru

Кому принадлежит земля в Англии?

Если коротко, то 70% земли в Англии принадлежит 1% населения. И большинство из этих семей ведут свой род от армии Вильгельма Завоевателя, захватившего Англию в XI веке. 

 ..."Малоизвестный факт: в Британии до сих пор подавляющее большинство земли принадлежит короне и мизерному слою знати со времен Вильгельма Завоевателя" (из статьи Железные дороги: первые проблемы землеотвода.)...

  Слово британскому писателю , который в статье High house prices? Inequality? I blame the Normans пишет следующее: "Почти четыре года назад я взялся за написание романа о событиях, происходивших после нормандского завоевания в 1066 году. Прежде всего я провел шесть месяцев в Бодлеанской библиотеке, углубившись в книги и журналы для изучения этого периода. Вскоре до меня дошло, что кроме известного всем со школы рассказа о битве при Гастингсе, я почти ничего знал о последствиях завоевания. Постепенно я начал понимать насколько сильно его влияние до сих пор.

К концу процесса изучения я пришел к обескураживающему выводу: мы по-прежнему под властью норманнов.

Возьмите цены на жилье. По мнению автора Кевин Кэхилл, основной движущей силой абсурдного роста цен не недвижимость в Великобритании является то, что слишком много земли страны принадлежат узкому кругу элиты. Просто 0,3 % населения - 160 000 семей - собственники 2/3 страны. Менее 1 % населения владеет 70 % земли, что ставит Великобританию на второе место после Бразилии в рейтинге стран с самым неравномерным распределением земель в мире."

   В комментариях к статье приводится ссылка на письменный ответ Министерства юстиции: "Корона является конечным собственником всех земель в Англии и Уэльсе, в том числе на островах Силли"...( via)

   Ну и для образного восприятия ситуации с землей в Британии приведу выдержку из книги Д. Бондаря "Другой путь-5":
 
   "...Как известно даже младенцам, политика любого государства определяется теми людьми, которые контролируют его собственность. И нет большого секрета в том, что семьдесят процентов недвижимости в Британии принадлежит двум процентам ее населения. Штука в том, что почти полностью эти два процента состоят из потомков тех людей, кто пришел завоевывать англо-саксов в составе нормандского войска Вилли Бастарда почти тысячу лет назад. Но если кто и определяет политику "англо-саксонского" мира, то как раз вот эти два процента пришлых норманнов-нормандцев, находящихся между собой в очень близких родственных связях.

   Кто-то скажет: старое дворянство вырезало само себя во время войны Алой и Белой Роз. Плюньте ему в глаза - это вранье. Это такой же миф, как и все, связанное с английским нобилететом. Историками давно посчитано, что в общей сложности все сражения этой "кровопролитнейшей" гражданской войны, воспетой гением Шекспира, оплаканной сотней других, менее значительных пиитов доблести и славы, длились... четырнадцать дней. На территории всего Острова 14 дней боевых действий. За тридцать лет. В анналы истории попали даже "великие" сражения, в которых потери с обеих сторон составили двести - пятьсот человек. Солдат, конечно, не баронов. Поистине - побоище.Были, конечно и большие битвы, где сталкивались в битве по тридцать-сорок тысяч человек, но их было очень немного и потери дворянства в них были минимальны. Гибли в основном простые солдаты, те самые англо-саксы..."

   ...Как и все, связанное с английской короной, история крупнейшей британской компании-владельца недвижимости Crown Estate была очень мутной. "Числясь ее номинальными владельцами, королевская семья по существующему закону не могла ни продать, ни заложить эту компанию. Общественность была убеждена, что компания принадлежит государству, государи считали ее своей частной компанией, доходы которой на время изъяты королевством. Из доходов компании оплачивались старинные долги королевской семьи, содержание правительственного аппарата, выплаты на содержание королевской семьи шли отсюда же. И едва ли не каждый год королевские советники поднимали в парламенте вопрос о полном возврате королевской семье контроля над компанией. Речи о том, чтобы эту жемчужину в британской короне приватизировать на общих основаниях - не шло вообще никогда. Рано или поздно вся собственность должна была вернуться к Короне. Но и сейчас все руководство компанией назначалось Королевой и не было подотчетно никому, кроме нее. Не считать же отчетом представляемый Парламенту документ, который никак не мог повлиять на деятельность компании. Все, что мог Парламент - сердито надуть губы и посетовать Королеве на некомпетентность назначенных ею лиц. Немного.
 
   Королевской компании принадлежали: гольф-клубы, магазины, двадцать семь тысяч акров лесов, шахты, карьеры, монополия на вылов лосося в реках Шотландии, фермы. Офисов и жилых помещений почти на двести гектаров (и если кто-то подумал, что это где-то в глубинке, то сильно ошибся - Риджент-стрит посреди Лондона вся принадлежит этой компании). Но главное, что принадлежит семье Виндзоров через эту интересную компанию - вся береговая линия Острова, половина приливной полосы и весь морской шельф Великобритании.
 
   Когда вы мочите ноги в теплой волне какого-нибудь пляжа острова Уайт - вы идете по королевской земле, по королевскому песку и королевским камням. Если вы решили поглядеть вдаль Северного моря с дюн близ Бернем Маркет - вы стоите на королевских дюнах.

   Легко играть в демократию, владея всем. И поучать других о том, как правильно распоряжаться своим богатством - тоже легко..."

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 7).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________