Голод, нищета и унижение Галичины до 1939-го

__________________________________________

 

На сайте издания «Голос Правды» опубликована новая запись независимого журналиста Мирославы Бердник:


ОТ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ДО ПОЛЬСКОЙ ПРОВИНЦИИ.



Наибольшую известность Галицкая Русь получила во время княжения Данила Галицкого, основавшего в средине ХІІІ в.Галицко-Волынское княжество. К сожалению, история отвела первому государственному образованию на Западной Украине короткую жизнь, наследники князя не обладали ни державными, ни военными качествами. Детище Данила распалось на удельные владения, а вскоре и вовсе прекратило свое существование: в конце 14-го века Галичину прибрала к рукам Польша без битв и кровопролитий. Русское княжество превратилось в польскую провинцию. С этого времени оно фактически исчезло из европейской истории.

С поляками пришли произвол и упадок. Галичина первая из русских земель ощутила наступление на православие, пока умеренное – Польша еще уважала свободу вероисповедания. Однако уже тогда считалось, что нахождение иноверцев (некатоликов) на выборных и государственных должностях может быть вредным для ее единства и спокойствия. Промыслы и торговля также изымались из сферы деятельности русинов. Число их жителей в городах ограничивалось. Так во Львове разрешалось жить не больше, чем 30 семьям и лишь на маленькой улице Русской. (1) Для русинов города превратились в запретные территории вплоть до соединения с Большой Украиной.

Чтобы обезопасить собственность, владетельные слои массово переходили в католичество, ополячивались задолго до появления иезуитов и возникновения унии.

Польский период стал для Галичины настолько тяжелым, что можно говорить об апартеиде. Иезуит Скарга, гонитель православия, отмечал, что «на земле не найдется государства, в котором бы так обходились с земледельцами, как в Польше». «Владелец или королевский староста не только отнимает у бедного хлопа все, что он зарабатывает, но и убивает его самого, когда захочет и как захочет и никто не скажет ему за это дурного слова». (2)    Польское право передало селянина в полное распоряжение его пана, закрепостив фактически уже в конце ХV в. На 200 лет раньше, чем в Малороссии.

ПОД АВСТРИЙСКОЙ КОРОНОЙ.

Присоединение Галичины к Австрии несколько утишило польский произвол. Императорский указ повелевал панам вести себя с русинами «по- людски». В остальном мало что изменилось. В 1773 г. после посещения приобретенных русских земель император Иосиф II писал: «Селянин – это несчастное создание, которое, физически существуя, ничего, кроме образа человека не имеет».   (3)

Когда наступал голод, а это случалось часто, многие умирали через хроническое истощение.  Так, между 1830 -1855гг. смертность превысила рождаемость более, чем в 2 раза.   (3) Следующий сильный голод произошел в 1865-66гг. Закономерно, что продолжительность жизни селянина была короткой, 30-40 лет. (1)

Галицкой шляхте, отрекшейся от своего народа, не приходило в голову облегчить долю селянства. В их понятии хлоп являл собою низшую форму человеческого существа, что не поддается какому-либо улучшению. По этой причине, а также ввиду фактического отсутствия интеллигенции, роль «элиты» досталась духовенству. Оно пользовалось в народе большим влиянием и властью, хотя в материальном и культурном отношении священники стояли ненамного выше прихожан, а сельские так же отрабатывали панщину и так же заглядывали в корчму. Малограмотные, они с грехом пополам проводили службу, мало что понимая в ней. Фактически до конца ХIХ в галицкое общество состояло из двух социальных слоев: сельской массы и малой касты духовенства, что давало полякам повод шутить: «Русины - это попы и хлопы», «Русский духовный – тот же хлоп».

«В 1860-х годах украинцы Галицкие едва начинали шевелиться после векового упадка, ученых людей между ними было мало, кроме священников почти никого», - сокрушался М. Грушевский.    (5) Литературная деятельность пребывала в зачаточном состоянии. «В Галичине читателей, при той бедности…мало и если книга разойдется года в три в числе шестисот экземпляров, то это считается праздником для автора».      (4)     И лишь когда в России запретили печатание украинской мовой, во Львов стали поступать денежные переводы из Малороссии, начала появляться литература, газеты.

В таких условиях население не могло не тяготеть к своей метрополии Руси, долгое время галичане не отделяли малороссов от великороссов, были твердо убеждены, что Россия – единственная сила, способная освободить их от иноземного засилья. Насколько тотальным было оно, говорит следующее признание: «Я плохо понимаю Россию и тамошнюю жизнь. Мне дико себе представить, что названия улиц написаны по-русски, вывески на присутственных местах по-русски, по-русски военная команда, в церкви стоит генерал и молится; но все это я еще кое-как могу вообразить себе; зато, воля ваша, я никак не могу понять, что купец, фабрикант могут быть русскими – это уже свыше моих умственных способностей».       (4)



 

Широкого размаха русофильство стало набирать в средине 19-го века. В православную веру возвращались целые села вместе со священниками, в руководстве греко-католической церкви было немало симпатиков России, общаться приличным русским языком, иметь литературу из России считалось признаком образованности. «Москвофильство охватило почти всю тогдашнюю интеллигенцию Галиции, Буковины и Карпатской Украины» - отмечал М. Грушевский в своих воспоминаниях.

Австрийская империя не на шутку обеспокоилась возможной потерей русских земель, началось преследования сторонников России, развернулась шпиономания, «агентами Москвы» были забиты тюрьмы. Общество, которое доселе считалось русским, а его члены различались только по степени развития и образованности, сначала исподволь, а потом откровенно раскалывалось по классической схеме «пустить русина на русина». На поддержку рождающегося украинства выделялись немалые средства, государственные должности, претенденты на них убеждали население, что москвофилы – предатели и наймиты, что они заодно с поляками и евреями против народа. «Необходимо из наших сел выбросить москвофилов, надо селян, которые еще затуманены москвофильством, просветить и переменить на борцов за идею свободы и независимости».  (12)   В унисон работала государственная пропаганда: «Русофилы – то же, что изменники, преступники, обреченные на осуждение и погибель».   (19)    Одновременно расточалась лесть украинцам за их преданность монаршему дому: «Украинцы – люди благонадежные, заслуживающие полного доверия и долженствующие играть полномочную роль в деле решения судьбы русофилов».    (19)

С началом первой мировой войны русофильство было уничтожено. Жертвами стали около 60 тыс. человек, до 100 тыс. ушло в 1915 г. с отступающей российской армией.   (19)    Немалый вклад в процесс внесла греко-католическая церковь, очистившаяся, наконец, от нежелательных иерархов и священников.

Украинцы торжествовали. Впервые в мировой истории угнетаемый иноплеменниками народ радовался бедам метрополии.

Малороссийских украинофилов пугал такой радикализм. «На Украине между наиболее близкими земляками Шевченко теперь только слепые не увидят какие новые путы выковано на ноги нашего народа на Галичине под фирмой украинолюбства».     (7)

Почему такое случилось именно в этой части Руси? Несомненно, в целенаправленных действиях власти и церкви, нищете и невежестве населения, его нездоровой религиозности и тотального засилья священников, ввиду отсутствия интеллигенции. В том, чего не было в Малороссии.

 

Экономический бум конца ХIХ-начала ХХ вв, захлестнувший Европу, никак не коснулся Галичины. Она продолжала оставаться бедной провинцией, «полуазией» или по выражению И. Франко – «Африкой в центре Европы». Господствующим было сельское хозяйство. В 1900г. им занималось около 95% населения, из которых 80% считались бедняками, 54% сельских дворов были безлошадными, по определению И. Франко – «карликовыми», не обеспечивавшими прожиточного минимума.   (1)  Наиболее процветающей отраслью оставалось производство водки и пива.

Нужда и безысходность выталкивали на заробитчанство, в эмиграцию, способствовали распространению пьянства. К примеру, в том же 1900г. один шинок приходился на 220 душ, а одно больничное место – на 1200, одна школа одногодичная – на 1500 душ. (1) Средняя школа в 1914г. приходилась на 700 тыс.  (6)   Фактически имела место массовая неграмотность.

Серьезной проблемой оставались хронические заболевания и частые эпидемии, вызванные постоянным недоеданием и антисанитарией. Наиболее распространенной болезнью являлся туберкулез; из всех городов Австро-Венгрии Львов был больше других поражен им.  (1) Еще в 1890-х годах неизлечимо больных выставляли из больниц на улицу – не хватало мест для тех, кого еще можно было спасти.  (6)  От голода ежегодно умирало до 50 тыс. человек, больше половины детей не доживали до пятилетнего возраста.  (1)

 

В ВОЗРОЖДЕННОЙ ПОЛЬШЕ.

После развала Австро-Венгрии в 1918г. история дала Галичине шанс побороться за независимость и освободиться от польско – еврейского засилья. Шанс остался неиспользованным: связывавшая свое будущее исключительно с австрийской короной, она оказалась неготовой и неспособной к самостоятельному плаванию ни в экономическом, ни в военном отношении. После короткого военного противостояния с Польшей, она была полностью оккупирована.

Польская власть действовала жестоко, подавляла любое сопротивление. В тюрьмы и концлагеря было загнано до четверти млн. галичан, в т.ч. женщин, детей.  (8)  В антисанитарных условиях, в переполненных камерах, полуголодные, страдая от издевательств, люди гибли от тифа и истощения. За период 1919—1922 умерло более 30 тыс. узников.  (8)

«Пережив 6 лет войны, а за последние два года террор и страшную эпидемию тифа, Галичина представлялась как одно большое кладбище. Куда ни глянь, где ни поедешь, везде видишь руины, гробы, кресты. Много сел сожжено, разрушено и ограблено; много церквей закрыто, потому что священники арестованы, интернированы, другие сбежали».  (9) «В лагерях оказались около 700 священников, в т. ч. и высокие церковные сановники. В некоторых епархиях из 30-40 священников осталось 2-3. Церковные поместья грабились или реквизировались».  (8) «Поляки беспощадно уничтожают украинскую интеллигенцию и украинское духовенство. Греко-католические церкви превращают в конюшни, казино; закрывают семинарии… В Галичине поляки поступали как в каком-то африканском крае, население которого нужно уничтожить… Во время войны любой поляк мог безнаказанно лишить жизни украинца, не взирая на пол, возраст… Бывшие монголы, гунны и татары не могли сравниться по дикости и зверствам с польскими завоевателями».  (9)

«Слово «украинец» стало ненавистным среди поляков, его не позволяли употреблять ни устно, ни письменно, принуждая пользоваться термином «русин», «русский». За украинскую книгу, документы, вышиванку могли арестовать». (9) Вот почему вышиванка является здесь символом патриотизма.

Украинцев массово увольняли, вытесняли из городов, отнимали землю. Украинские школы переводились на польский язык обучения; преподавателями в них назначались поляки. За 20 лет количество украинских школ уменьшилось с 3662 до 144, в львовском университете ликвидировались украинские кафедры. Доля студентов – украинцев не достигала 10%.  (9) «Поляки просто не допускали украинцев в школы, в органы государственного управления, связи, транспорта, торговли».  (9)

История в очередной раз посмеялась над неразумными: волна недавнего австрийского террора против сторонников России, в котором активное участие приняли радикально настроенные украинцы, вернулась и ударила в том числе и по ним. «Провидению было угодно, чтобы и они почувствовали дыхание ада». (19)

Экономическая жизнь Галичины замерла, на долгие годы воцарилось полуголодное существование. Вместе с ним периодически вспыхивали эпидемические заболевания. Смертность вырастала до 25%, в горных местностях до 50%.   (8) «Власть делала все, чтобы способствовать смерти как можно большего числа украинцев».  (8)

Разразившийся экономический кризис 1932 г. породил около 2 млн. безработных, или 33% самодеятельного населения.  (8)  Это вызвало стихийные волнения. Власть отвечала репрессиями. Проводя облавы и обыски, полиция не утруждала себя законностью, разрушала хаты, портила имущество и инвентарь, разбивала церковные образа. Не спасали ни пол, ни священническая ряса. Кооперативы, магазины, отделения «Просвиты» подвергались грабежу и разорению.  (20)

«Пацификация Западной Украины 1930г. лишила после себя руину более 800 сел, тысячи покалеченных селян, женщин, детей, полное уничтожение сельских читален, кооперативов… Селяне бросали работу в поле, оставляли хозяйства и бежали в леса, как во времена татарского лихолетья».  (12)  «Независимая Украина, ее государственные учреждения, политики, общественные организации, националисты рабски замалчивают геноцид Галичины Польшей». (18)

 

В таких условиях не могли не расти просоветские настроения. Известия о НЭПе, всеобуче, украинизации на Большой Украине доходили до населения, несмотря на дезинформацию и запреты. Голод 1932—1933гг. не отразился на симпатиях к СССР, как раз в это время имел место голод на Полесье. «Есть села, где население задушено голодным тифом … Десятки тысяч сельских хозяйств от Рождества не имеют хлеба и живут исключительно картошкой».  (12)

Уместными будут выдержки из польских газет 1932—1939гг. о положении западно-украинского села:

    1932 г. Польская газета "Новый час":
"На Гуцульщине число голодающих хозяйств достигло 88,6%... В марте голодовало полностью около 40 сёл Косивского, 12 сёл Наддвирнянского и 10 – Коломийского уездов... Люди повально пухнут с голоду и умирают на ходу. Особенно лютует голод в сёлах – Перехреснях, Старому Гвиздцы, Островици. Вместе с голодом быстро распространились брюшной тиф и туберкулёз."

1932г. Львовские газеты сообщают, что в Прикарпатье население Западной Украины живёт в жуткой нищете. В Калушском воеводстве есть сёла, где от голода вымирают целые семьи. После запрета польским правительством заниматься древесным промыслом в неурожайный год гуцулы не имели никаких средств к существованию. Правительство Польши никакой помощи голодающим при этом не оказывало.

1932 г. Польская газета "Сила":

"В Здунской Воле крестьянин привёз на ярмарку продавать 18-летнего сына, чтобы на вырученные деньги спасти от голодной смерти остальных членов семьи. Просил за него всего 50 злотых."  источник

«Коробка спичек стала недоступной роскошью. Перестали покупать даже соль, вместо этого покупали сгнившие бочки из-под селедки, вываривали их, а полученный рассол употребляли в пищу».         1932г

«Поденная плата рабочего составляла лишь 40% поденной ставки 1928г… На селе создаются отношения, которые хуже крепостнических. Рабочие в течение нескольких лет не получают зарплату…». 1933г

«Даже в более зажиточных хозяйствах потребление муки и хлеба было на 62% ниже, чем в среднем за 1928-30гг, картофеля – на 25%, молока и молочных продуктов – на 67%, мяса и жиров – на 64%, яиц – на 50%. В деревнях многие питаются отваром древесной коры».    1935г.

«Три четверти детей больны туберкулезом, большая часть еще и рахитом».  1936г.   (14)

«Нужда заставляет крестьянина переходить на соху… Деревня возвращается в средневековье…».  «Уровень сельских школ чрезвычайно низок. Нередко в классе – тесном и грязном помещении в крестьянской избе – скучено по 50-100 детей. Такие школы выпускают, главным образом, полуграмотных детей. Нет денег на одежду, книги, тетради». «Один врач приходится на 9 тыс. особ, на 100 тыс. – 20 больничных коек. Не существует консультационных пунктов, родильных домов…Польская деревня осталась без врача. В этом отношении мы чудовищно отстали, находимся далеко позади даже по сравнению с царской Россией, в которой имелись земские врачи и сеть земских больниц».   «Недоступным стало мыло. Мыльная пена стала многоразовой».     1937г.

«Неурожай 1937г вызвал голод. Для крестьянского ребенка картофель становится единственной пищей. Даже сухой хлеб является роскошью. Вследствие такого питания, ужасающей грязи и кошмарных жилищных условий среди деревенской детворы распространяются туберкулез, трахома, скарлатина, тиф». 1938г

«Из 7250 крестьян, подвергнутых медосмотру, свыше 76% больны туберкулезом». 1939г.  (14)

В 1937г. западно-украинские земли в 7 раз отставали от УССР по производству продукции на душу населения.   (15)

Доля галицких украинцев среди государственных служащих Польши составляла лишь 10%.   (8) В основном невысокой квалификации. Интеллигенция насчитывала около 15 тыс. человек.   Отличие от интеллигенции Советской Украины и ее интеллекта – разительное. Жителями городов являлись не более 15%. Больше половины из них были чернорабочими, прислугой, сторожами и ютились на окраинах в мазанках и бараках. На всей Западной Украине не существовало ни одного украинского театра, музея, университета.   

За два года Советской власти (1939-41) Галичине было выделено на образование в 25 раз больше средств, чем в 1938г. В 1941г. работало около 7 тыс. общеобразовательных школ, в т.ч. 313 средних, в которых обучалось 1,2 млн. детей. Число вузов увеличилось с 5 до 15, количество студентов возросло до 10 тыс.  (16)

Открылось 340 больниц с 17 тыс. кроватей, более 700 поликлиник и амбулаторий, где были заняты 5 тыс. врачей.   (16)

Работало почти 4 тыс. клубов, 450 библиотек. Расширялась сеть библиотек.   (16)

Украинцы получали рабочие места, переселялись в города, занимали руководящие должности на производстве, в учреждениях, вузах, партийных и общественных организациях.

Советская власть положила конец польскому шовинизму, когда украинцам едва ли не на каждом шагу указывалось на их неполноценность, когда привычными были ярлыки «хлоп», «быдло», «свиня».

«Это был глубокий поворот …от социального и экономического угнетения, бесправия и отсталости к прогрессу».   (17)

Вместе с тем, еще можно услышать: «Навіщо ви сюди прийшли?», «Оккупанты…» и прочее.

Что могло произойти, если бы не пришли, наглядно показала послевоенная Польша, решившая «украинский вопрос» традиционно методом насилия. Украинцев изгнали из родных мест, рассеяли по стране, подселяя малыми партиями по несколько семей в польские деревни с постоянным административным контролем, запретом на проживание в городах, без доступа к украинским книгам и газетам, с лишением права заниматься какой-либо культурной, образовательной деятельностью, обучением детей украинскому языку.   (18)

«Заподозренных в связях с  ОУН-УПА, подвергали аресту и заключению без суда. За возврат на старые места проживания предусматривались трудовые лагеря».   (18)

Украинцы Польши оказались на грани исчезновения: из депортированных 200 тыс. в 1947г. при переписи 2011г. заявили себя украинцами всего 35 тыс. Большинство из них плохо владеют родным языком, среди них нет членов парламента Польши, кабинета министров. Об украинских школах, вузах, региональной мове говорить излишне

Список использованной литературы  -по ссылке  http://www.2000.ua/blogi/blogi_blogi/galichina-do-1939g- .htm


Также по теме...

«Королевство Голиции и Голодомории» или Каким был жизненный уровень галичан под властью Австрии


 

Галичина. Ярмо Ватикана

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________