О Цезаре и его Рубиконе

__________________________________________

 


Согласно источникам, именно 10 января 49 года до н. э. проконсул Гай Юлий Цезарь перешёл Рубикон – мелководную речушку на севере Италии, которая сейчас называется Фьюмичино, и, как говорят, окончательно превратилась в сточную канаву… Но в те времена ручей служил границей Италии и римской провинцией Цизальпинская Галлия, и переходить его с войсками было нельзя! ...

Таким образом, движение одного-единственного легиона Цезаря означало войну – потому всякий знает сейчас выражения «Перейти Рубикон».

Примерно десятилетием раньше было заключен тайный союз, известный под названием «Триумвират» (вследствие секретности неизвестны ни точные условия соглашения – ни дата). Во всяком случае, принято считать, что сторонами этого (не вполне равностороннего) – треугольника стали влиятельный полководец Гней Помпей; самый богатый человек Рима (и, по совместительству – победитель Спартака) Марк Красс – а также Гай Юлий Цезарь. (Который, в сущности, был, пока что, младшим партнёром – но именно Цезарю удалось примирить своих компаньонов… не то, чтобы они так уж смертельно враждовали – но ведь всякий хотел быть «первым в Риме»!.. Однако, только объединившись, можно было влиять на сенат – к которому у каждого из этой троицы имелись свои вопросы).

…Есть мнение, что Гай Юлий уже тогда вынашивал планы захватить власть… Может, и так – но пока что он становится консулом (и успешно продвигает интересы партнёров) – а затем благополучно отправляется грабить отданную ему Галлию. (Опять же, некоторые специалисты полагают – Цезарь усердно работал на своё будущее, щедро делясь добычей с нужными людьми – и народом Рима в целом. Действительно, именно так он и поступал).

Тем не менее, в 55 г. до н. э. Цезарь пришлёт своих солдат голосовать за новых консулов – кого бы вы думали? – Помпея и Красса… Разумеется, их выберут – Гай Юлий получит пятилетнее продление своей «галльской командировки»; Помпей – Испанию; Красс – Сирию. (Территории этих римских провинций не совсем совпадают с границами нынешних государств). О демократичности избирательной процедуры свидетельствует Плутарх: «Когда народ голосованием решал вопрос о распределении провинций, многие получили раны, четверо были убиты, и Красс… ударом кулака разбил в кровь лицо и выгнал прочь сенатора, перечившего ему». (О времена! Хотя – многое ли изменилось?)

…Казалось бы, пока что всё у триумвиров шло неплохо – но вскоре ситуация переменится. Во-первых, Юлия – жена Помпея и дочь Цезаря – умрёт родами (и семейная связь между союзниками окажется разорванной); во-вторых (что, видимо важнее) в бою с парфянами погибнет третий партнёр – Красс. (Самоуверенный генерал вторгнется в Месопотамию – и получит жёсткий ответ. По одной из версий, его предательски прикончат на переговорах после проигранной битвы; по другой – ещё более предательски пленят – и замучают, вливая в горло расплавленное золото).

В сложившейся ситуации Помпей, видимо, счёл функции триумвирата исчерпанными – для начала, он отказывается жениться на родственнице Цезаря (а заодно – выдать за Гая свою дочь); потом соглашается избраться в единоличные консулы и принимает ряд постановлений… достаточно противоречивых – но воспринятых сторонниками Цезаря, как явную угрозу для их патрона… (Одно из них – «запрет на соискание должности при отсутствии кандидата в Риме». Интересно, что Помпей тут же сочинит поправку насчёт «особого разрешения» – явно для Цезаря! – но как-то опоздает с её подачей…)

…Гражданские войны обычно начинаются с неразберихи во власти – и эта не станет исключением… Часть сената была за Цезаря; часть – за Помпея; часть – металась между лагерями; часть – делала безрезультатные попытки всех помирить. (Добавим – оба лидера, судя по их действиям, тоже не имели какого-то твёрдого плана). В конечном счёте, возобладают противники Цезаря – и сенат постановляет: или Гай сложит полномочия – или будет объявлен вне закона!

Так начался этот поход Цезаря – быстро ставший триумфальным, поскольку города безропотно открывали перед ним ворота. Он не спешил к Риму – но, узнав об успехах малочисленного противника, Помпей необъяснимым образом сбежит из города, прихватив с собой часть сенаторов… Впрочем, это – совсем другая история.

PS. Говорят, что Гней Гнеевич Помпей по прозвищу Магн — Великий — провозгласил: «Кто не со мною, тот против меня». В ответ его противник Гай Гаевич Юлий по прозвищу Цезарь заявил: «Кто не против меня, тот со мною». История сохранила результат: основная масса граждан республики воздержалась от поддержки Помпея, Юлий разгромил его и стал первым пожизненным императором — повелителем.

Всё это здорово напоминает ситуацию с США и Россией.

Пропаганда благостности и единственности Соединённых Государств Америки так активна именно потому, что ей приходится преодолевать — то подсознательное, а то вполне сознательное и чётко артикулированное, но в любом случае неизбежное — неприятие большей частью народов их собственного подчинения Соединённым Государствам.

И эта же американская концепция сверхдержавы делает практически весь мир естественным союзником России. Ведь мы не ставим себе цели подчинять других — нам надо только, чтобы другие не подчинили нас. Соответственно всякий, кто противится подчинению, оказывается нашим союзником.

Результат вряд ли будет существенно иным, нежели в эпоху противоборства лозунгов Гнея Гнеевича Помпея Магна и Гая Гаевича Юлия Цезаря.

Материал: https://shatff.livejournal.com/935175.html

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 12).

реклама 18+

 

___________________

 

___________________