Резня на Украине, как национальная идея

__________________________________________


Кто-то из украинцев кричит: «А Демократия? А Права человека?»

«Да тьфу на вас» — отвечают ему остальные, — «Хватит!».

А тут еще и дата такая — 250 лет Уманьской резне. Праздновать будем. Депутаты так решили.

Да и как не праздновать?! Двести пятьдесят лет назад их духовные праотцы вырезали десять тысяч поляков, евреев и пару тысяч православных.

Славная дата. Украинская. Отчего бы не праздновать?

Вот как Шевченко это описал:

Смеркалось. Із Лисянки
Кругом засвітило:
Ото Гонта з Залізняком
Люльки закурили.
Страшно, страшно закурили!
І в пеклі не вміють
Отак курить. Гнилий Тікич
Кров’ю червоніє
Шляхетською, жидівською…

Даже чертей в Аду оторопь брала. Базары городов и сел были залиты кровью и усыпаны трупами. Ни детей, ни женщин, ни калек не жалели. Резали, вешали, жгли.

А посреди этих кровавых Майданов, среди трупов и крови, «вожди» Железняк и Гонта танцы да попойки утраивали:

А серед базару
Стоїть Гонта з Залізняком,
Кричать: «Ляхам кари!
Кари ляхам, щоб каялись!»
І діти карають.
Стогнуть, плачуть; один просить,
Другий проклинає;
Той божиться, сповідає
Гріхи перед братом,
Уже вбитим. Не милують,
Карають завзяті.
Як смерть люта, не вважають на літа, на вроду.
Ні каліка, ані старий,
Ні мала дитина
Не остались,- не вблагали
Лихої години…

Детей, женщин и калек убивали с особой страстью. Но мало им, мало. Всех убили. Давай резать трупы. Вешать уже мертвых. Гвоздями к заборам прибивать отрезанные руки, гениталии, женские груди:

А Галайда, знай, гукає:
«Кари ляхам, кари!»
Мов скажений, мертвих ріже,
Мертвих віша, палить.
«Дайте ляха, дайте жида!
Мало мені, мало!
Дайте ляха, дайте крові
Наточить з поганих!

Крові море… мало моря…

И вожди танцуют. Зовут кобзаря, пьют самогон и горланят песни, прямо среди трупов режут сало с луком:

Вип’єм, Гонто, брате!
Вип’єм, друже, погуляєм
Укупочці, в парі.
А-де ж Волох? Заспівай лиш
Нам, старий кобзарю…

И кобзарь поет. Веселую песню. Не грустную.

По базарам головы, как кочаны капусты и вприсядку казаки гопака танцуют.

А на самой вершине этой тризны, на самом кровавом Майдане: среди Умани, заваленной трупами, Гонта режет своих малолетних детей за то, что мать окрестила их в католичество:

Будь проклята мати,
Та проклята католичка,
Що вас породила!
Чом вона вас схід сонця
Була не втопила?
Менше б гріха: ви б умерли
Не католиками;
А сьогодні, сини мої,
Горе мені з вами!
Поцілуйте мене, діти,
Бо не я вбиваю,
А присяга». Махнув ножем —
І дітей немає!
Попадали зарізані.
«Тату! — белькотали,-
Тату, тату… ми не ляхи!
Ми… — та й замовчали…

Кто-то рядышком спросил: «Может похоронить детей?».

Не тут-то было. Собаки они. Пусть гниют под открытым небом среди уже гниющих поляков и евреев. Гонта неумолим.

Вот она Идея. Вот она сила. Детей даже резать будем, если они вместе с нами не будут резать «жидов, москалей и поляков».

На праздник детки! И детки готовы. Вышиванки, шаровары и учитель литературы впереди. Ведь уже много лет в украинской школе учитель преподает им «Гайдамаки». Много лет уже наши деточки читают о «героизме» наших предков. Много лет они знают Гонту и Железняка. Так почему бы уже не праздновать?! Пора уже. Давно пора.

250 лет Уманьской резне. Отныне — это официальный праздник киевлян.

Автор Василий Волга

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 9).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________