США в смертельной спирали долговой ловушки

__________________________________________

 


Ф. Уильям Энгдаль является консультантом по стратегическим рискам и преподавателем, имеет докторскую степень Принстонского университета в области политики и является автором бестселлеров по нефти и геополитике, исключительно для онлайн-журнала "New Eastern Outlook".

Экономика США и ее финансовые структуры так и не оправились после великого финансового кризиса 2008 года, даже через десять лет. Малозамеченным остался тот факт, что Республиканский конгресс в прошлом году отказался от процесса обязательного сокращения бюджета или автоматического секвестра, за который было необходимо голосовать в слабой попытке обуздать резкий рост государственного долга США. Это стало всего лишь дополнительным фактором того, что скоро будет признано как классическая долговая ловушка. Не только над экономикой США, но и над всей мировой финансовой системой сейчас нависает угроза кризиса, который может означать конец долларовой системы, установленной после 1944 года.

Сначала некоторый базовый фон. Когда президент Никсон по совету Пола Волкера, а затем и Казначейства США 15 августа 1971 года объявил об одностороннем выходе из Бреттон-Вудской финансовой системы и замены ее плавающими котировками доллара [и других валют], вашингтонские экономисты и банкиры Уолл-стрит осознали, что уникальная роль доллара США в качестве ведущей резервной валюты, которую держали все центральные банки, валюты мировой товарной и другой торговли, особенно нефти, стала для них просто подарком с денежных небес.

До тех пор, пока миру нужны доллары США, Вашингтон может без проблем управлять правительственным бюджетным дефицитом. Иностранные центральные банки, особенно Банк Японии в 1980-х годах и, с начала этого века, Народный банк Китая, не имели иного выбора, кроме как реинвестировать свою прибавочную торговую долларовую прибыль од проценты в казначейские облигации с рейтингом AAA. Эта извращенная долларовая система позволила Вашингтону финансировать свои заокеанские войны (Афганистан или Ирак) на деньги других стран. Во времена администрации Джорджа Буша, когда каждый год бюджетный дефицит Вашингтона превышал один триллион долларов, вице-президент Дик Чейни цинично заметил: “Долг не имеет значения, Рейган доказал это”. В какой-то степени это так и было. Но теперь мы подбираемся опасно близко к тому “пункту”, когда долг действительно имеет значение.

Рост федерального долга

Как правило, в экономике США различают три основных подразделения долговых обязательств: федеральный долг Вашингтона, корпоративный долг и частный долг домашних хозяйств. До сего дня, во многом благодаря десятилетию исторически низких процентных ставок после крупнейшего финансового кризиса в истории (кризиса субстандартного ипотечного кредитования 2007-2008 годов, который стал глобальным системным кризисом после сентября 2008 года), все три сектора, не задумываясь о завтрашнем дне, безудержно заимствовали из-за почти нулевых процентных ставок ФРС и ее различных программ количественного смягчения. Но ничто, тем более настолько радикальное, не может продолжаться вечно.

С момента возникновения финансового кризиса в 2008 году федеральный долг США вырос более чем в два раза — с 10 триллионов долларов до более 21 триллиона долларов сегодня. К этому привела чрезвычайная политика ФРС, которая в течение всего финансового и банковского кризиса ежегодно скупала этот долг почти на 500 миллиардов долларов. Большая часть оставшегося долга была куплена Китаем, Японией и даже Россией и Саудовской Аравией. Дальнейшие уровни задолженности были ограничены предельными значениями расходов, установленными в двупартийном Законе о контроле за бюджетом 2011 года, который держал недавние дефициты частично под контролем.

Теперь условия будущего роста федерального долга и дефицита США предварительно запрограммированы на системный кризис в течение следующих нескольких лет.

Катастрофа "трампономики"

Экономика трамповского Закона о сокращении налогов, подписанного в декабре 2017 года, существенно сократила определенные налоги на торгово-промышленные корпорации с 35% до 21%, но не компенсировала это увеличением доходов в других местах. Прогноз заключается в том, что более дешевые налоги поощрят экономический рост. В существующих экономических условиях и общем бремени государственного и частного долга это миф. Вместо этого в течение следующих 10 лет это новое налоговое законодательство, предполагающее идеальные экономические условия, снизит ожидаемые доходы на общую сумму 1 триллион долларов. Если экономика войдет в серьезную рецессию, очень вероятно, что налоговые поступления понизятся, а дефицит разбухнет еще больше.

Новый трамповский акт снижения налогов лишь существенно увеличит размер дефицита годового бюджета США. Бюджетное управление Конгресса оценивает, что уже в течение финансового года 2019 годовой дефицит, который должен финансироваться за счет долга, достигнет 1 триллиона долларов. Кроме того Консультативный комитет по займам казначейства ожидает, что в 2018 финансовом году государственные долговые обязательства составят 955 миллиардов долларов США по сравнению с 519 миллиардами долларов в 2017-м. Затем в 2019 и 2020 годах дефицит превысит 1 триллион долларов. Через 10 лет к 2028 году, при умеренных экономических предположениях, размер федерального долга США возрастет с примерно 21 триллиона долларов сегодня до непогашенных 34 триллионов долларов, а дефицит в 2028 году превысит 1,5 триллиона долларов. Уже только в этом 2018 году с исторически низкими процентными ставками стоимость обслуживания общего федерального долга достигнет 500 миллиардов долларов.

Зомби-заемщики ... бомбы замедленного действия

Теперь, после почти десятилетия беспрецедентно низких процентных ставок, чтобы выручить Уолл-стрит и создать новую инфляцию активов в акциях, облигациях и в жилье, ФРС находится на ранней стадии того, что некоторые называют QT или количественным ужесточением. Процентные ставки растут и росли весь прошлый год, пока очень постепенно, поскольку ФРС осторожничает. Однако продолжает повышать ставки, и теперь они уже около 1,75% после того, как почти десять лет фактически были на нулевом уровне. Если бы их рост остановился прямо сейчас, это стало бы сигналом для паники на рынках: вдруг ФРС знает что-то гораздо худшее, чем говорит.

Поскольку еще никогда в своей истории Федеральный резерв не позволял себе подобного монетарного эксперимента с такими низкими ставками, последствия разворота на 180 градусов будут тоже беспрецедентными. В начале финансового кризиса 2008 года ставки ФРС составляли около 5%. Именно к ним стремится ФРС, чтобы вернуться к "норме". Однако с ростом процентных ставок низший кредитный сектор, так называемый неинвестиционный сорт или "мусорные облигации", стоит перед лицом дефолтов в стиле домино.

Moodys Credit Rating только что выпустило предупреждение, что, как только американские процентные ставки вырастут (а они вырастут), целых 22% американских корпораций, которые существуют благодаря заимствованиям по исторически низким ставкам не только в индустрии сланцевой нефти, но и в строительстве и коммунальных услугах, так называемые корпорации-"зомби", столкнутся с лавиной массовых дефолтов по своим долгам, если не произойдет своего рода чуда. Moodys пишет, что "низкие процентные ставки и аппетит инвесторов к доходности подтолкнули компании к выпуску кучи долговых облигаций, которые предлагают сравнительно низкие уровни защиты для инвесторов". В отчете Moodys приводятся некоторые тревожные цифры: с 2009 года уровень глобальных нефинансовых компаний с низким рейтингом вырос на 58%, это составляет 3,7 трлн долларов США в виде непогашенной задолженности, что является наивысшим уровнем за всю историю. Около 40% из них, или 2 триллиона долларов, имеют рейтинг B1 или ниже. С 2009 года корпоративный долг США вырос на 49%, достигнув рекордного уровня в 8,8 триллионов долларов. Большая часть этого долга используется для финансирования обратного выкупа компаниями собственных акций ради повышения их цены, что и является основной причиной беспрецедентного пузыря на фондовом рынке Уолл-стрит.

Целых 75% федеральных расходов экономически непродуктивны, включая военные расходы, обслуживание долга и социальное обеспечение. В отличие от Великой депрессии 1930-х годов, когда уровень федерального долга был почти нулевым, сегодня он составляет 105% ВВП и растет. В 1950-х годах расходы на национальную экономическую инфраструктуру, включая Управление ресурсами бассейна Теннесси, сеть плотин федерального строительства и другую инфраструктуру, привели к большому экономическому буму. Этого не сделают 1,5 триллиона долларов на программу дисфункционального многоцелевого реактивного истребителя F-35.

В этой нестабильной ситуации Вашингтон делает все возможное, чтобы вступить в противостояние с единственными странами, которые ему нужны, чтобы финансировать этот дефицит и покупать долг США — Китаем, Россией и даже Японией. Поскольку финансовые инвесторы требуют большего процента, чтобы вкладывать свой капитал в долг США, то эти более высокие ставки инициируют лавину дефолтов, о чем и предупредило Moodys. Это реальный фон для опасных внешнеполитических действий США за последний период. Никого в Вашингтоне это, похоже, не заботит, и это весьма тревожный факт.

 

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.9 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

---------------------------