Цена русофобии: во сколько обходится Литве антироссийская политика

__________________________________________


«Литовские железные дороги» отказались от российской системы управления КЛУБ‑У, потому что Комитет по национальной безопасности и обороне (КНБО) Сейма Литвы счел ее небезопасной. Ранее КНБО признал небезопасными российские радиолокаторы «Урал», которые используют авиадиспетчеры. Теперь Литве придется менять системы управления на всех локомотивах и подвижных составах и заменять радиолокационное оборудование в аэропортах. Это далеко не самые яркие случаи, когда из госбюджета расходуются огромные суммы на прогрессирующую паранойю политиков, — навязчивый страх перед «русской угрозой» обходится стране в миллиарды евро убытков.

Ликвидация Игналинской АЭС

Расходы на закрытие Игналинской атомной станции уже составляют около 1,5 миллиарда евро. Для окончательной остановки АЭС в течение следующих 20 лет нужно еще 1,5 миллиарда. При этом Брюссель угрожает прекратить финансирование проекта из-за Brexit и урезания бюджета ЕС.

Перед литовцами маячит перспектива оплачивать остановку АЭС полностью за свой счет.

На данный момент софинансирование закрытия «Игналинки» со стороны литовского бюджета составляет 15% от общей стоимости. Однако в Еврокомиссии заявляют, что вскоре эта цифра может вырасти втрое: в новом семилетнем бюджете ЕС вклад стран — членов Союза в финансирование проектов с европейским участием предлагают увеличить до 45%.

В будущем эта доля еще более увеличится, и вероятно, что Литве придется в одиночку нести бремя расходов, связанных с закрытием атомной станции.

Изначальная смета закрытия Игналинской АЭС в 1 миллиард евро уже превышена втрое и может вырасти еще, причем расплачиваться по этой смете литовцы будут из собственного кармана.

Теперь подсчитаем примерные потери литовского бюджета от упущенных возможностей ИАЭС. Атомная станция на 120% покрывала потребности страны в электроэнергии и делала ее крупнейшим энергоэкспортером в Прибалтике. АЭС генерировала самое дешевое электричество в мире и делала Литву нечувствительной к колебаниям на рынке энергоносителей.

В год ИАЭС вырабатывала до 12 миллиардов кВт⋅ч, при этом на момент закрытия энергия атомной станции стоила около 2 евроцентов за кВт⋅ч, а энергоэксперты утверждали, что «Игналинка» может бесперебойно работать еще 45 лет.

Перемножьте эти цифры, и получится, что решение литовских властей избавиться от присутствия «Росатома» в Литве и выполнить требование Брюсселя, вступив в Евросоюз наперекор экономической целесообразности, стоило Литве более 10 миллиардов евро.

Борьба с Островецкой АЭС

После введения в эксплуатацию двух энергоблоков Островецкой АЭС производство электроэнергии в Республике Беларусь увеличится с 7,1 миллиарда до 18 миллиардов кВт⋅ч. Это не только позволит Беларуси полностью отказаться от импорта электроэнергии, но и обеспечит ее избыток в регионе, благодаря чему снизится стоимость белорусской энергопродукции, идущей на экспорт.

Соседней Литве бы в этой ситуации только радоваться, тем более что президент Беларуси Александр Лукашенко неоднократно предлагал Вильнюсу участвовать в строительстве Островецкой АЭС, обещая взамен поставлять Литве продукцию атомной станции по цене ниже экспортной.

Вместо этого литовские власти объявили Белорусскую АЭС угрозой национальной безопасности, запретили покупать продукцию соседской атомной станции и теперь тратят деньги на демонтаж всех линий электропередач, связывающих Литву с Беларусью.

Сейм Литвы запретил БелАЭС использовать мощности Круонисской гидроэлектростанции. Кроме того, к 2020 году Вильнюс планирует демонтировать мощнейшую в Европе линию электропередач в направлении Беларуси, а в следующие пять лет — остальные четыре ЛЭП, связывающие Литву с «Синеокой».

Стоимость демонтажа одной линии электропередач составляет примерно 24 миллиона евро. Сумму потерь литовской экономики из-за отказа от дешевой электроэнергии из Беларуси нельзя подсчитать даже приблизительно.

Выход из БРЭЛЛ

Литовский оператор системы электропередачи Litgrid год назад подсчитал, что для синхронизации с сетями континентальной Европы и выхода из электрокольца БРЭЛЛ (Беларусь — Россия — Эстония — Латвия — Литва) Литовской Республике потребуется порядка 400 миллионов евро. С учетом сопутствующих затрат на модернизацию инфраструктуры общая стоимость проекта составит 643 миллиона евро.

При этом всё идет к тому, что платить эти деньги Литва будет сама, поскольку Евросоюз демонстрирует упорное нежелание оплачивать выход стран Балтии из БРЭЛЛ.

Отключение Прибалтики от БРЭЛЛ не попало в список приоритетных проектов Евросоюза, которым положено финансирование из общего бюджета ЕС. Представители Брюсселя раз за разом откладывают подписание документов о европейском софинансировании проекта.

Еврокомиссия требует предоставить обоснования: зачем Литве, Латвии и Эстонии выходить из бесперебойно работающей энергосети с Россией и Беларусью и сталкиваться с риском перебоев в электроснабжении? Ничего, кроме пропагандистских штампов о «расставании с проклятым оккупационным прошлым», брюссельские чиновники в ответ получить не могут, поэтому деньги давать не спешат.

Денег в бюджете ЕС после Brexit станет существенно меньше; в Западной Европе уже сложился консенсус, что суммы на «выравнивание» отсталой восточной периферии необходимо уменьшать.

Поэтому денег на выход из БРЭЛЛ страны Балтии или вовсе не получат, или получат в несколько раз меньше, чем ожидали.

Литовским налогоплательщикам в итоге придется выкладывать на этот проект по 60 миллионов евро ежегодно из собственного кармана.

Санкции

Прошли те времена, когда литовские политики уверяли электорат, что «война санкций» с Россией на экономику Литвы никак не влияет. Теперь Литва с гордостью несет звание страны, которая больше всех в ЕС пострадала от санкций, но не поменяла своей антироссийской позиции.

До начала санкционной эпопеи общий годовой объем литовского экспорта составлял 24,4 миллиарда евро. После введения экономических ограничений в отношении России и ответных контрсанкций в продовольственном секторе литовский экспорт в Россию снизился на 40%, а общий объем экспорта сократился на 7,3% — до 22,6 миллиарда евро.

Таким образом, из-за санкционной войны Литва потеряла почти 2 миллиарда евро.

Российское продовольственное эмбарго обернулось ударом по литовской мясомолочной промышленности. Доходы молочной отрасли сократились на 250 миллионов евро. Общее падение экспорта доказывает, что найти своим сельхозпроизводителям новые рынки правительству так и не удалось. Евросоюз же убытки аграриев не компенсировал.

«Аграрии продолжают банкротиться, нам приходится забивать коров и продавать целые стада в соседнюю Польшу, а молочная отрасль с каждым месяцем сокращается на 3–4%», — говорит глава Литовской ассоциации молочных производителей Йонас Виленис.

СПГ‑терминал

В год Литва платит норвежцам за аренду стоящего в Клайпеде судна Independence 68,9 миллиона долларов. За 10 лет аренды общая стоимость литовских платежей за плавучий терминал сжиженного природного газа составит 689 миллионов долларов.

Строительство портовой инфраструктуры и газотранспортной распределительной системы обошлось литовскому бюджету в 100 миллионов долларов — эти деньги брались в долг, и теперь Вильнюс должен расплачиваться по кредитам.

Эти расходы не были бы катастрофичны, если бы работа СПГ‑терминала их компенсировала. Но увы.

Литовский СПГ‑терминал нерентабелен; сами литовские власти признают, что он убыточен, не может окупить затрат на него и ложится тяжелым бременем на плечи литовских налогоплательщиков.

Терминал простаивает без работы; загружено 20% его мощностей, и деньги за аренду «отбить» не удается. Загрузить предприятие по полной нельзя: сжиженный газ слишком дорог и девать его некуда. Соседние страны покупать продукцию СПГ‑терминала отказываются, предпочитая более дешевый российский газ. Евросоюз оплачивать Литве «энергетическую независимость» от России не хочет и денег на содержание терминала не дает.

Вильнюсу не остается ничего другого, кроме как заставлять оплачивать ущерб от содержания терминала собственных потребителей энергии.

Правительство заставляет закупать дорогостоящую продукцию СПГ‑терминала промышленные предприятия, использующие природный газ. Расходы литовских промышленников на содержание Independence каждый год увеличиваются на четверть. Итоговые потери литовской экономики от обретения «энергетической независимости» будут исчисляться миллиардными суммами.

Александр Носович

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 19).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________