Русская Америка: как Гавайи и Калифорния едва не стали российскими

__________________________________________

 


Российское присутствие в Америке многолико. Русскими там называют всех выходцев из бывшего СССР, и это создает путаницу. По статистике, до 3 млн американских граждан считают русский родным языком и готовы заявить о своем русском происхождении. Это где-то около процента от всего населения США, десятая по численности национальная диаспора в Америке, которая сама по себе многоязыка и полиэтнична, как Вавилон. Но существует в американской истории и куда более глубокий русский след, связанный с героической, а в чем-то и печальной судьбой русских колоний - на Аляске, в Калифорнии и даже на Гавайях. Андрей Полонский рассказывает, как русские обживали сегодняшние американские территории.

Земля сия непостижна суть…

Знаменитый сибирский ученый Семен Ремезов писал в самом начале XVIII века:

В космографии же писано об Америке, яко стоит средь великого моря окияна, человеком вся та земля непостижна суть…

Впрочем, об Америке в ту пору русские знали. Землепроходческий порыв, достигнув берега Великого океана, не выдохся. Шли-то севером, и земля та таинственная, на другом берегу Берингова пролива, манила самых отчаянных - то ли своими богатствами, то ли неизвестностью.

Существуют предания, что несколько поселений на американском побережье основали поморы или новгородцы, ушедшие на восток в поисках достатка и богатства. Сохранилось даже возможное название первого поморского села в Америке – Русское Устье. Другая легенда гласит, что на Аляске обосновались участники экспедиции Семена Дежнева в 1648 году. Дескать, один из кочей (русское судно - прим.) был выброшен кораблекрушением на американский берег, и выжившие мореходы основали там поселок под названием Кынговей.

О существовании Кынговея и Русского Устья историки спорят до сих пор. Первым об исконно русских поселениях на Аляске заговорил чукотский географ Николай Дауркин еще в 60-х годах XVIII века. О них же рассказывал в 1779 году казачьему сотнику Ивану Кобелеву один алеутский вождь с острова Ратманова. Жители Кынговея и Русского Устья, по его сведениям, сохраняли русский язык и письменность, поклонялись иконам и имели богослужебные книги. Сохранились свидетельства, что Кобелев вел с ними переписку. Они сообщали ему, что ни в чем не испытывают нужды, разве что не хватает им железа…

Еще позже в 1818 году один эскимос сообщил мореходу и исследователю Арктики Петру Корсаковскому, что общался с "бородатыми людьми, одетыми в троеклинки, выделанные из оленьих кож, обутыми в высокие сапоги и вооруженными медными мушкетонами". Однако экспедиция, отправленная в те же годы вглубь Аляски на поиски затерянного русского края, ничего не обнаружила. В любом случае, население Кынговея и Устья за сто с лишним лет должно было настолько смешаться с местными жителями, что отличить его от алеутов, эскимосов и индейцев можно было только разговорившись.

В ХХ веке несколько археологических экспедиций то теряли, то вновь находили русские селения XVII века на Аляске - на берегах реки Юкон. Называли их и Кынговей, и Русское Устье, спорили о возможном происхождении и судьбе населения, но в любом случае эти загадочные американские русские на связь с русской администрацией на Аляске так и не вышли и в архивных документах своего присутствия не запечатлели. Так что теперь об их судьбе мы нового ничего не узнаем. Возможно, потомки поморов бродят по Аляске и по сей день, ничем не отличимые от коренных жителей края.

Начало регулярной колонизации

С начала XVIII в. русское проникновение на берега Аляски шло двумя путями – через Берингов пролив и Алеутские острова. При этом алеутский путь "встречь солнцу" использовался чаще, хотя и был несколько длиннее.

В августе 1732 года участники экспедиции Афанасия Шестакова и Дмитрия Павлуцкого геодезист Михаил Гвоздев и подштурман Иван Федоров увидели побережье Аляски с борта шхуны "Святой Гавриил". Гвоздев стал первым человеком в мире, который нанес эти берега на географические карты.

Через десять лет на Алеутские острова высадились моряки Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга. Они изучили и описали весь путь вдоль Алеутской гряды – от побережья Евразии до берегов Северной Америки.

Но первым русским, который вступил на американское побережье с твердым намерением там обосноваться, устроить дом и свое дело, стал промышленник Гавриил Пушкарев. Случилось это в 1760 году. По ошибке Пушкарев посчитал эту землю островом, но, как бы то ни было, именно он дал ей имя – Аляска. Само слово было подслушано у местных алеутов: "аляска" - китовое место.

Прошло еще почти четверть века, и в 1784 году экспедиция иркутского купца Григория Шелехова основала первую регулярную колонию на острове Кадьяк. Поселение получило название Павловская гавань. Шелеховцы подчинили несколько окрестных вождей и князьков, проповедовали православную веру и прививали местным навыки сельского хозяйства – научили их выращивать свеклу и репу.

По просьбе того же Шелехова в те же годы Екатерина Великая учредила Североамериканскую православную миссию. Однако сами миссионеры прибыли на Аляску лишь десятилетие спустя. Пять валаамских монахов во главе с будущим епископом Кадьякским Иоасафом (в миру Иван Ильич Болотов) срубили церковь и тут же приступили к проповеди. Уже через несколько лет счет крещеных местных жителей пошел на тысячи. Туземное юношество велено было обучать русскому языку и грамоте. Много было и венчаний русских с алеутками. Оно и не мудрено: среди колонистов и промысловиков преобладали мужчины.

Основание Ново-Архангельска

В 1799 году на берегу Ситхинского залива была заложена Михайловская крепость – в будущем город Ново-Архангельск, столица русской Аляски. От морских ветров поселение было защищено потухшим вулканом Эчкомб, расположенным над заливом.

По свидетельству английского моряка Питера Корнея, уже в 10-е годы в городе было больше 60 домов, а также церковь, блокгауз и верфь. Никакой регулярной планировки не существовало – ни улиц, ни площадей, дома стояли россыпью, обращенные к горам…

Однако не прошло и пятидесяти лет - и Ново-Архангельск уже называли "тихоокеанским Парижем". Город, кстати, находился на одной широте со столицей империи – Санкт-Петербургом. Ныне он носит название Ситка, и около 10% его населения - потомки русских жителей Ново-Архангельска. 3% из них так или иначе говорят по-русски.

Российско-американская компания

В июле 1799 года в деле освоения Америки случился поворотный момент – указом императора Павла I была образована Российско-американская компания, созданная в известной степени по образу и подобию знаменитых Ост-Индских компаний, обеспечивших в свое время колониальную славу европейских держав – Великобритании, Нидерландов и Франции.

В императорском указе, направленном в Сенат, говорилось:

Польза и выгоды, проистекающие для Империи нашей от промыслов и торговли, производимых верноподданными нашими по Северо-восточному морю и в тамошнем крае Америке, обратили на себя наше монаршее внимание и уважение.

Компания получала право "в течение 20 лет монопольно пользоваться промыслами и заведениями от 55° северной широты на Алеутских, Курильских и других островах, делать новые открытия, пользоваться всем, что находится в недрах и на земле, основывать поселения, нанимать всякого состояния свободных людей".

В 1802 году для придания компании большего веса в число ее акционеров вступили Александр I и вдовствующая императрица Мария Федоровна. Тогда, в начале XIX столетия, русское государство поставило перед собой ясную задачу – колонизация американского севера. И хотя управление компанией осуществлялось из Петербурга, ее администрация почти сразу расположилась в Ново-Архангельске.

Директором компании был назначен Николай Петрович Резанов, чья любовная история с 15-летней дочерью испанского коменданта Сан-Франциско Консепсьон Аргуэльо (Кончитой) легла в основу сюжета поэмы Андрея Вознесенского "Юнона и Авось", а затем – и самого популярного советского мюзикла 80-х годов ХХ века.

Прибыв в 1805 году в Ново-Архангельск, Резанов застал колонию в плачевном состоянии. Прежде всего не хватало продуктов. С материка они доставлялись через Охотск и приходили уже испорченными. Тогда Резанов принял единственно верное решение: установить отношения с испанцами, которым в ту пору принадлежала Калифорния и, соответственно, большая часть тихоокеанского побережья Северной Америки. Он снарядил два судна "Юнона" и "Авось" и отправился в гавань Сан-Франциско за продовольствием.

Испания в ту пору была союзницей Наполеона, риск был большой, но миссия Резанова закончилась полным триумфом. За полтора месяца ему удалось настолько очаровать губернатора Верхней Калифорнии Хосе Арильягу и коменданта крепости Хосе Дарио Аргуэльо, что он вывез из Калифорнии столько пшеницы, ячменя и бобовых, сколько смогли вместить его суда. Такова практическая сила простого человеческого обаяния, умноженного на романтическую страсть.

Однако Резанов понимал, что так за продуктами не наездишься, да и покупать их у испанцев слишком накладно. Именно у него родилась идея устроить в Америке еще одну колонию – на сей раз сельскохозяйственную. Так, в 1812 году и была основана крепость Росс (ныне Форт-Росс) в 80 километрах к северу от Сан-Франциско. Увы, самому Николаю Петровичу Резанову дожить до этих дней не удалось. На обратном пути из Ново-Архангельска в Петербург он тяжело заболел и 1 марта 1807 года скончался.

Сан-Францисская легенда гласит, что Кончита больше года каждый день приходила на берег моря там, где теперь начинается мост Золотые ворота, и часами ждала, не покажутся ли вдали русские парусники. Так что это не просто фантазии поэта:

Ты меня на рассвете разбудишь,
Провожать, необутая, выйдешь,
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь.

…Источники часто приводят слова некоего американского адмирала Вана Дерса, который как-то заметил: проживи Резанов на 10 лет больше, все то, что сейчас называют Калифорнией, было бы русской территорией. Как знать, как знать. В истории не существует сослагательного наклонения.

Форт-Росс

Крепость Росс была основана по прямому указанию первого правителя Русской Америки, уроженца Каргополя Александра Андреевича Баранова. Чтобы найти место для поселения, он снарядил две экспедиции под началом Ивана Кускова (1808–1809 и 1811-1812 гг). Во время второй экспедиции Кусков обратил внимание на большое плато в 30 км к северу от залива Румянцева (ныне – залив Бодега), которое было выделено глубокими ущельями и окружено строевым лесом. Неподалеку протекала река, названная Кусковым Славянка (ныне Рашен-Ривер). Здесь и решили остановиться.

Вместе с 25 русскими поселенцами и 90 алеутами Кусков основал укрепленное поселение, получившее название Росс. Формально эти места принадлежали поначалу Испании, потом - Мексике (война за независимость Мексики закончилась в 1821 году), но территории севернее Сан-Франциско были ими совершенно не освоены. По преданию, вождь индейского племени кашайа-помо уступил русским часть своих земель за три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги и несколько ниток бус.

Хозяйство поместья Росс впечатляло. Именно здесь появились первые в Калифорнии мельницы и судостроительные верфи, фруктовые сады и виноградники. Колония имела тучные стада, снабжала Аляску продуктами, шерсть шла на экспорт, только в 1816–1824 годах по заказу испанцев на местных верфях построили 3 брига и одну шхуну. Испанцы в ту пору кораблестроения на этих берегах не имели…

В 1814 году в Россе был разбит фруктовый сад. Росли персики, яблони, вишни, айва, виноград. Делалось вино. Вокруг возникло еще три поселения – село Кострамитиновское, ранчо Черных и ранчо Хлебниковские равнины. Население было многонациональным. Помимо русских, жили индейцы, алеуты, финны, шведы и даже полинезийцы. Однако говорили все по-русски. Многие исповедовали православие.

Но к началу 40-х годов романтический порыв стал постепенно угасать. Администрация в Ново-Архангельске сочла более выгодным покупать продовольствие у американской Компании Гудзонова залива, а не обеспечивать себя самостоятельно. И это было начало конца.

В 1841 году крепость Росс была продана американскому предпринимателю Джону Саттеру за 42 857 рублей серебром. В счет оплаты Саттер поставлял на Аляску пшеницу…

Ныне Форт-Росс – музей, который принадлежит штату Калифорния. Из всех исторических строений сохранился только дом последнего коменданта крепости Александра Гавриловича Ротчева. Все остальные здания были восстановлены после пожара 1970 года (например, ветряная мельница была срублена несколько лет назад на Вологодчине, в Кириллове, и доставлена в Америку морем).

Бодега-Бэй - первое строение русских в преддверии возведения Форт-Росса, – побратим вологодского города Тотьма, откуда был родом основатель крепости Иван Кусков. В Тотьме существует музей Форта, посвященный памяти русских землепроходцев. Каждый год жители устраивают праздничный перезвон колоколов.

Для самой северной Калифорнии Форт-Росс – значимый культурный объект. Ежегодно сюда приезжает до 150 тысяч человек. В День культурного наследия, который проводится в последнюю субботу июля, служится православная литургия, поются русские песни, устраиваются стрельбы из исторического оружия. Но, увы, это только этнографический театр…

Елизаветинская крепость

Был шанс закрепиться и на Гавайях. В 1804 году, в рамках первой русской кругосветной экспедиции, которой руководил все тот же Николай Петрович Резанов, на острова впервые пришли русские суда "Надежда" и "Нева" под командованием И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского. И тогда король одного из гавайских королевств – Каумуалии, попавший под вассальную зависимость своего соседа – Камеамеа, пожелал перейти в подданство России. Российско-американская компания заинтересовалась этой возможностью.

Осенью 1815 года А.А. Баранов отправил на Гавайи доктора Егора Николаевича Шеффера, которому было получено завоевать расположение обоих королей. С именем Шеффера и связана вся дальнейшая гавайская авантюра.

Поначалу Шеффер удачно лечил Камеамеа, но затем все же перебрался к Каумуалии, и тот в торжественной обстановке попросил Александра I принять свои владения под его покровительство.

Король пожаловал Шефферу несколько селений, там предприимчивый русский немец сразу же произвел важнейшие переименования – назвал своим именем Шефферталь долину Ханалеи, реку Ханапепе нарек Доном, а местным вождям дал русские аристократические фамилии Платов и Воронцов.

Также Шеффер построил три крепости, назвав их в честь Александра, его жены Елизаветы и Барклая-де-Толли.

Однако такая активность не понравилась американцам и европейцам, которые объявили гавайскому королю, что будут вести войну с русскими, если те не уйдут с островов. Министр иностранных дел России граф Нессельроде счел гавайскую авантюру "излишней" и "несущей ненужные осложнения", и Российско-американская компания отдала Шефферу приказ эвакуироваться. Он некоторое время упорствовал, но потом покинул вместе со своими людьми Гавайи и добрался до китайского Кантона (ныне Гуанчжоу). В 1819-1820 году к теме гавайской колонизации пытался вернуться русский консул в Маниле П. Добелл, но и его письмо Александру I осталось без ответа.

Продажа Аляски

В 1867 году 1 518 800 квадратных километров русской территории на Аляске были проданы правительству Соединенных Штатов за 7,2 млн долларов. Настаивая на необходимости этой сделки для безопасности русского Дальнего Востока, генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев-Амурский писал:

Теперь, с изобретением и развитием железных дорог, более еще, чем прежде, должно убедиться в мысли, что Северо-Американские Штаты неминуемо распространяmся по всей Северной Америке, и нам нельзя не иметь в виду, что рано или поздно придется им уступить североамериканские владения наши. Нельзя было, однако ж, при этом соображении не иметь в виду и другого: что весьма натурально и России если не владеть всей Восточной Азией, то господствовать на всем азиатском прибрежье Восточного океана. По обстоятельствам мы допустили вторгнуться в эту часть Азии англичанам… но дело это еще может поправиться тесной связью нашей с Северо-Американскими Штатами.

…Таким образом в сложной международной обстановке после Крымской войны Россия искала союзников и предпочла пожертвовать территорией, освоенной трудами своих мореходов и землепроходцев. Тогда казалось, что и экономический расклад ведет к такому же выводу - Аляска и связанные с ней пушной и китобойный промыслы не имеют особенной ценности, а Российско-американская компания приносит одни убытки.

Никто и думать не думал, что через десять с небольшим лет на Аляске будут открыты уникальные месторождения золота и начнется золотая лихорадка, которую мы так хорошо знаем по романам и фильмам. Увы, не русским – американским, так что это уже история США, а ведь как легко она могла быть историей России…

Андрей Полонский

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 6).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

---------------------------