«Поляк с фашистом – братья навек!»

__________________________________________

 


80 лет назад, 1 октября 1938 года польская армия оккупировала Тешинскую область Чехословакии. Несчастную страну, которую «благословенный Запад» бросил на растерзание Третьему Рейху, стали рвать по частям «добрые соседи». В том числе – и поляки, надеявшиеся выступить союзниками фашистов в их «походе против большевизма». Хотя на деле нужны были гитлеровцам разве что в качестве «консервов» – так матерые уголовники называют наивных «лохов», которых уговаривают бежать с ними из лагеря, дабы потом «схарчить», когда во время побега не будет хватать еды…

История Тешинского края, как и конфликтов из-за него, уходит в седую древность. Управляла им первоначально княжеская династия с польскими корнями – но с 14 века находившаяся в васальных отношениях с Богемией, предшественницей современной Чехии. Население там всегда было смешанное, разговаривавшее преимущественно на смеси польского и чешского языков – этакий местный «суржик», и, как минимум, до 19 века ни к одному из этих относительно крупных национальных групп себя не относило. Пока в область не стали массово приезжать поляки из Галичины, входившей тогда в Австро-Венгерскую империю – только тогда, перефразируя булгаковскую «Мастер и Маргариту», «национальный вопрос вот только их испортил».
Когда же одряхлевшая империя по итогам Первой мировой войны распалась, дав начало массе мелких государств на своих обломках – тогда начались серьезные споры уже и за Тешин. «Приз» того стоил – больше трехсот тысяч жителей, богатые залежи угля и настолько мощная промышленность, что после захвата области Польшей, она стала производить 40% выплавляемого в стране чугуна и половину – стали. 
То есть, металлургические заводы спорной территории имели производительность, сравнимую с аналогичными у всей Польши целиком. И ведь это уже после решения международного арбитража 1920 года, по которому Варшава получила около 42% территории Тешинской области, Прага – остальные 58%.
Но, понятно, что потомкам спесивых польских панов, как бы мягче сказать, «профукавших» в 18 веке свою государственность из-за бесконечных дрязг между собой, открытых мятежей против короля и прочих подобных «шалостей», после воссоздания Польши вновь захотелось сделать ее «великой». Как говорили и тогда, и сейчас – «от можа – до можа», то есть, от моря до моря. Балтийского и Черного, соответственно. 
То есть, «аппетиты» гордых шляхтичей простирались и на Литву, и на Украину – это, как минимум. Ну а «вкусные» кусочки территории разных там соседей, вроде Тешинской области Чехословакии, играли роль хрестоматийной «вишенки на торте».

***

Вышеописанные «великопольские» аппетиты особенно обострились в Варшаве накануне Второй мировой войны – когда в Европе вовсю запахло переделом границ. Пришедший к власти Гитлер стремился обеспечить Германии «жизненное пространство» – и европейские (да и заокеанские) элиты очень хотели, чтобы он направил свое внимание исключительно на Восток, в сторону ненавистного большевистского СССР.
Собственно, чтобы облегчить фюреру путь на битву с «проклятым большевизмом», лидеры Франции и Великобритании в сентябре 1938 года и отдали ему на съедение Чехословакию – в ходе завершения Судетского кризиса и последовавшего за ним подписания Мюнхенского соглашения, больше известного, как «Мюнхенский сговор». После чего от Чехословакии сначала отторгли Судеты – а потом Вермахт, все также без сопротивления, занял и остальную территорию страны.
Тогда же, в день подписания Мюнхенского пакта, 30 сентября 1938 года, поляки тоже решили, что пришел их звездный час – и к куче ультиматумов Праге (от Берлина и евростолиц) приложили еще и свой – насчет Тешинской области. В чем «панове» получили помощь и от Берлина, Парижа и Лондона тоже. Деморализованное чехословацкое правительство с такой же деморализованной армией не решилось противостоять «польским братьям» – и без единого выстрела сдало требуемые территории.

***

Впрочем, не стоит думать, что выстрелов этих на польско-чешской границе не было вообще – а поляки вспомнили о вожделенных землях в самый последний момент, просто «оказавшись рядом». На самом деле, подготовка к аннексии Варшавой богатых чешских земель шла полным ходом уже с добрый год – с плотными консультациями о совместных действиях с Берлином. Причем, встречи проходили на высшем уровне – как, скажем, между Гитлером и главой польского МИДа Юзефом Беком. Естественно, польский президент-диктатор, маршал Рыдз-Смиглы тоже против наметившегося польско-германского союза ничего не имел.
Недаром, в день подписания Мюнхенского пакта польский посол во Франции сообщил американскому послу следующее: «Начинается религиозная война между фашизмом и большевизмом, и в случае оказания Советским Союзом помощи Чехословакии Польша готова к войне с СССР плечом к плечу с Германией. Польское правительство уверено в том, что в течение трех месяцев русские войска будут полностью разгромлены и Россия не будет более представлять собой даже подобия государства». 
В рамках этого трогательного сотрудничества поляки и немцы еще с начала 1938 года согласовывали и дипломатические, и военные, и откровенно террористические шаги. Так, Варшава сразу же поддержала притязания Германии на Судетскую область Чехословакии – и даже пригрозила Франции, с которой была связана союзным договором, что не будет воевать с немцами, если Париж в поддержку Праге объявит войну Берлину. 
Дескать, мы с французами в оборонительном союзе, и помощь должны оказывать лишь при нападении третьей стороны. А если французы сами полезут на войну с немцами – мы им не помощники. Заодно Польша категорически запретила проход через свою территорию советских войск для возможной помоши чехословакам, пролет советской военной авиации – и т.д.
Кроме того, поляки координировали с фашистами действия своих диверсионных групп – с помощью которых устраивали чешским пограничникам «веселую жизнь» – со стрельбой из засад и взрывами их зданий. 
Вскользь можно заметить, что Франция с Англией отплатили вероломным «братьям по оружию» той же монетой – немногим меньше года спустя. Войну, правда, Гитлеру после его нападения на Польшу они формально объявили – но воевать не торопились несколько месяцев, спокойно глядя на молниеносный крах своих типа союзников-поляков. Все ждали, пока фюрер, завоевав Польшу, таки двинет свои полчища на Советский Союз. А тот, негодяй, нарушил эти восхитительные планы - решив вначале подмять под себя «единую Европу», сделав ее немецкой колонией – и лишь потом иди меряться силой с Москвой. 

*** 

В принципе, печальный исход горе-союзничества Польши с Германией был предопределен изначально. Тут и давнее историческое соперничество – описанное еще в «Крестоносцах» Генрика Сенкевича. Тут и новейшие «расовые» разработки идеологов Третьего Рейха – согласно которым к «сверхчеловекам», «истинным арийцам» относились, кроме самих немцев, лишь скандинавы и, с оговорками, англо-саксы. А остальные приписывались к «недочеловекам» – в том числе и «неполноценные» славяне, не исключая и поляков тоже. Ну какой союз может быть между столь разнородными участниками – да еще учитывая их, мягко говоря, несопоставимые «весовые категории»?
Да, когда Гитлеру было выгодно – он поманил гордых потомков шляхтичей «морковкой» общего «дранг нах Остен» – и статусом «младшего партнера». Но на деле «партнерство» оказалось чем-то сродни практике матерых уголовников, которые перед побегом из лагерей, расположенных далеко от цивилизации, уговаривали бежать с собой какого-нибудь «простофилю». С тем, чтобы в случае наступления голода, попросту «забить на мясо» этого якобы «союзника», которых «блатные» так и называли на своем жаргоне - «консервами».
Вот и фюрер – после бескровной оккупации Чехословакии предпочел иметь на месте Польши в качестве администраторов не надувающих щеки от сознания мнимой важности «гоноровых шляхтичей» – а собственных чиновников от Министерства восточных территорий, методично устраивающих на землях уже «Великой Германии» искомый «орднунг». Совсем как в советском мультике, снятом аккурат в начале Великой Отечественной войны – как некая трусливая шавка записалась в «союзники» к двум голодным волкам, решивших напасть на стадо, указав им туда дорогу. После чего и была благополучно ими съедена – в качестве «аперитива». 

***

Самое интересное – что и спустя 80 лет на просторах Восточной Европы по-прежнему находятся «умники», всерьез полагающие, в духе известной фразы из «Трех мушкетеров» Юнгвальд-Хилькевича, что «галантерейщик и кардинал – это сила!». Отчего и идут в услужения к таким «кардиналам» – то ли из Вашингтона, то ли из Берлина. 
«Пальма первенства» здесь, конечно, принадлежит «великой и незалежной европейской державе» Украина. В ходе своего сотрудничества с Западом в качестве «пущечного мяса» для борьбы с «клятыми москалями» потерявшая не только минимальное благосостояние – но и такую же минимальную субьектность в международных отношениях. Превратившись во всего лишь «объект» международной политики – когда ее мнение не интересует уже даже мнимых союзников. А соседи – уже не только Польша, грезящая возвращением «Восточных Кресов», Галичины и Волыни, но и Венгрия и Румыния – все более явно «облизываются» на те или иные украинские области.
Все правильно – «с волками жить – по волчьи выть». Но даже «выть» получится лишь в случае, если ты действительно волк – а не мелкая шавка. В противном случае всегда получается, как с Польшей – сначала в 1938, а затем – и в 1939 году… 


Юрий НОСОВСКИЙ

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________