Спустили в трубу

__________________________________________



Британцы переплачивают миллиарды за воду, газ и электричество. Их обманывают десятилетиями



Кадр: фильм «На игле»

Британская система жилищно-коммунальных услуг, возможно, самая запутанная в мире. Поставлять электричество утром здесь может одна компания, а к вечеру уже совсем другая. Однако частный коммунальный рынок сыграл с подданными ее величества злую шутку — компании нагло манипулируют тарифами и регулярно обновляют условия поставок электричества, тепла и воды, что приводит к ежемесячным переплатам. По оценкам аналитиков, британцы теряют на тарифах ЖКХ примерно 22 миллиарда евро в год. Бардак на рынке ЖКХ привел к тому, что большинство граждан выступает за национализацию всей отрасли, а это поставит крест на наследии Маргарет Тэтчер. Дорогостоящее эхо правления «железной леди» — в материале «Ленты.ру».

Эксперимент провалился

ЖКХ в Великобритании уже более 40 лет находится в частных руках. Во время правления Маргарет Тэтчер коммунальное хозяйство приватизировали, как и 50 других отраслей, например, добычу полезных ископаемых, авиаперевозки и почтовые услуги. Тогда государственный сектор составлял около 10 процентов ВВП страны, однако его работу признали неэффективной и передали в частные руки. Теперь правительство подводит итоги этого эксперимента, и они оказались неутешительными. «Десятилетиями в экономической политике доминировала неолиберальная идеология, которая утверждает, что частный бизнес всегда найдет оптимальное решение любой проблемы. Этот эксперимент идет у нас уже 40 лет, и он провалился», — говорит Джон Макдоннелл, второй заместитель главы лейбористской партии Джереми Корбина. По его словам, приватизация привела только к снижению качества услуг и повышению затрат для потребителей.


Лейбористы несколько лет назад включили в свою программу национализацию ЖКХ в Великобритании. «Британия — это давняя демократия, но из-за того, что вся собственность сосредоточена в частных руках, решения, от которых зависит судьба экономики, часто принимаются в узком кругу элиты», — говорится в манифесте партии 2017 года. Далее заявлено, что правительство лейбористов намерено «вернуть основные коммунальные услуги обратно в государственную собственность, чтобы снизить цены, сделать эту сферу более ответственной, а экономику устойчивой». Кэт Хоббс, директор We Own It, организации, которая ведет кампанию за передачу в госсобственность основных отраслей, отмечает, что, хотя общественность уже давно жаждет реформ, политики неохотно говорили о национализации — Джереми Корбин стал первым, кто осмелился включить этот вопрос в политическую повестку.

Исследования подтверждают, что большинство избирателей на его стороне. Прошлогодний опрос, проведенный институтом Legatum, показал, что 83 процента респондентов выступили за ренационализацию водной отрасли (водопроводы и канализация), проданной Тэтчер в 1989 году, 77 процентов также выступают за возвращение государству энергетики. Согласно опросу, проведенному в 2017 году государственным порталом YouGov, большинство британцев считают, что из всех ранее приватизированных отраслей в частной собственности стоит оставить только банки, авиакомпании и телекоммуникации. Понять причины недовольства британцев нетрудно. После приватизации ЖКХ на рынок вышло множество новых игроков. На первых порах они активно демпинговали, пытаясь привлечь покупателей, что всех устраивало, но вскоре идиллия закончилась, часть компаний была поглощена, осталось только несколько крупных игроков, которые начали диктовать свои правила. Хотя у британцев по-прежнему есть выбор, можно даже пользоваться одновременно услугами разных компаний утром и вечером, это не сдерживает рост тарифов и систематическое завышение счетов.

Переплатили на миллиарды

Рынок структурирован следующим образом. Газ, электричество и отопление поставляет «большая шестерка» — British Gas, Npower, EDF Energy, E.On, Scottish Power, Scottish & Southern Energy. В сфере водоснабжения и водоотведения основные компании — London Water Services Ltd, Albion Water Ltd, Thames Water Utilities, United Utilities Water. Поставщиков газа и электричества можно менять и комбинировать, водоканалы же не выбирают — к каждому району прикреплена определенная компания, которая его обслуживает. Правительство провело расследование, посвященное деятельности «большой шестерки» с 2009 по 2013 год, которое показало, что клиенты постоянно получали завышенные счета за свет и газ. Контракты с поставщиками коммунальных ресурсов в стране заключаются на определенный срок, после истечения которых потребителям надо самим его расторгнуть, в противном случае договор продлевается автоматически, причем уже на менее выгодных условиях. Это явление получило название rollover. Для электроэнергии тарифы таким образом задирали на 29-36 процентов, а для газа — на 25-28 процентов.

Компании предлагают британцам различные тарифные планы, однако, чтобы не переплачивать, им надо прилагать постоянные усилия. Большинство граждан оказалось к этому не готово. По оценке проекта, анализирующего тарифы ЖКХ, Energy Helpline на 2016 год, британцы ежегодно переплачивали 18,7 миллиарда фунтов (21,8 миллиарда евро), это те деньги, которые они могли бы сохранить, если бы регулярно меняли тарифный план. В ходе анализа выяснилось, что чем лояльней клиент, тем больше он платит за ЖКХ. 15 процентов британцев не меняют поставщика коммунальных услуг 15 лет и больше, в итоге они переплачивают за электричество в среднем по три тысячи фунтов (3,5 тысячи евро, или 255,5 тысячи рублей) в год. Еще 1,9 миллиона домов не меняли коммунальную службу по десять лет, они платят дополнительные 2,5 тысячи фунтов (три тысячи евро, или 219 тысяч рублей), что в общей сложности составляет 4,7 миллиарда фунтов (5,5 миллиарда евро) ежегодно. Треть страны не меняло поставщиков более пяти лет. Те, кто не пересматривал контракт от пяти до десяти лет, переплачивают в год по полторы тысячи фунтов (1700 евро, или 124 тысячи рублей). «Если домохозяйства продолжают оставаться лояльными, у поставщиков нет стимула предлагать более дешевые предложения», — считает Марк Тодд, представитель Energy Helpline.

Вопросы вызывает и система тарифообразования. Потребителям предлагают два базовых варианта: твердый тариф и тариф с плавающей ставкой, в него в качестве переменной заложены расходы компании, которые могут меняться и влиять на конечный размер счета. Тариф с переменной ставкой обычно используется по умолчанию, также на него переводят потребителей, которые сами вовремя не разорвали договор, чтобы заключить новый. По данным Агентства по конкуренции и рынкам, 70 процентов потребителей в Великобритании пользуются переменными тарифами, которые являются завышенными. Ведомство отметило, что отрасль надо привести в порядок, чтобы больше людей смогли перейти на более выгодные тарифы.

Национальное бедствие

Задолженность населения за коммунальные услуги составляет уже 19 миллиардов фунтов (22 миллиарда евро). Как отметила благотворительная организация Citizens Advice, занимающаяся помощью британцам в трудном финансовом положении, сейчас пени по просроченным платежам растут быстрее, чем задолженность по потребительским кредитам. По оценкам организации, долги за воду, газ и электричество имеют более 690 тысяч человек. При этом задолженность постоянно растет на фоне высокой инфляции после голосования по Brexit, вялого роста зарплат и сокращения государственных пособий. По оценкам Citizens Advice, с 2010 года общая стоимость пеней выросла на 34 процента.

Благотворительная организация обвиняет власти в том, что они никак не пытаются контролировать рост долгов населения. «В отношении счетов домашних хозяйств царит атмосфера институционального безразличия. Правительство должно контролировать масштабы проблемы, точно измеряя уровень долга и публикуя данные на ежегодной основе», — заявил Джиллиан Гай, исполнительный директор Citizens Advice. Он также призвал к более жесткому регулированию работы судебных приставов. Долги по ЖКХ, как отметил Гай, негативно влияют на психическое здоровье граждан и провоцируют дальнейший рост займов. По оценке Гражданского совета, более трети должников не имеют постоянной работы и также каждый третий имеет ментальные проблемы.

Власть, похоже, услышала критику. О необходимости сдерживать тарифы премьер-министр Тереза Мэй впервые заявила в октябре 2017 года на конференции Консервативной партии. В июле 2018 года, чтобы решить проблему переплаты, приняли закон, ограничивающий цены. Тогда было заявлено, что потребители платят «большой шестерке» лишние 1,4 миллиарда фунтов (1,6 миллиарда евро) в год. «Слишком долго пожилые люди, трудолюбивые семьи и люди с низкими доходами платили по завышенным тарифам. Установление предельных значений защитит домохозяйства от несправедливого роста цен», — заявила Мэй.

Новые правила вступили в действие с конца 2018 года. Были установлены максимальные размеры для ста видов тарифов: 1221 фунт (1330 евро) в год для стандартного домохозяйства, оплачивающего потребление вперед по твердому тарифу, или 1137 фунтов (1427 евро) в год для домохозяйств, оплачивающих реально использованный объем. Базовые величины могут меняться в зависимости от реального объема потребления и места проживания. Однако уже в апреле 2019 года эти тарифы закончат свое действие, после чего снова будут пересматриваться каждые шесть месяцев.

Вернуть любой ценой

Сама по себе идея государственного контроля за ЖКХ устраивает большинство, главный аргумент противников национализации — расходы на выкуп компаний окажутся чрезмерными. Так, в докладе аналитического центра Фонда социального рынка, который проспонсировали водоснабжающие компании, заявлено, что государству придется следовать рыночным соглашениям и заплатить премию за поглощение акций, чтобы избежать обвала рынка ценных бумаг. В таком случае водопроводной индустрии придется выплатить премию в размере от 80 до 90 миллиардов фунтов (90-100 миллиардов евро).

Расчеты строились на том, что активы отрасли были оценены в 64 миллиарда фунтов (75 миллиардов евро), плюс еще необходимо будет доплатить премию в размере примерно 30 процентов за акцию. Поскольку сделка будет финансироваться правительством, активы обменяют на государственные ценные бумаги, это означает, что национализация приведет к росту госдолга. В свою очередь сторонники идеи национализации утверждают, что не стоит опасаться нагрузки на бюджет, поскольку все покроет прибыль компаний. «Когда вы берете в долг, чтобы купить актив, а этот актив приносит прибыль, все затраты по займам удастся быстро покрыть», — уверен представитель лейбористов Джон Макдоннелл.

Исследование, проведенное Дэвидом Холлом, профессором Международного исследовательского подразделения государственных служб при Гринвичском университете, показало, что расходы можно покрыть за счет структуризации долга и передачи дивидендов в бюджет. Например, задолженность водоканалов на момент исследования оценивалась в 42 миллиарда фунтов (50 миллиардов евро), при этом в период между 2007 и 2016 годами в среднем они выплачивали 3,2 миллиарда фунтов (3,7 миллиарда евро) дивидендов в год. Рефинансирование их собственного и заемного капитала за счет государственных займов позволит сократить эти расходы на 2,3 миллиарда фунтов (2,7 миллиарда евро) в год, исключив дивиденды и сократив расходы на обслуживание долга. Сторонники национализации также утверждают, что рыночные нормы и премии будут неуместны в случаях принудительного изъятия.

Юридическая фирма Linklaters, в частности, считает, что парламент может установить любой уровень компенсации, если получит от избирателей мандат для подобных действий. В качестве прецедента вспоминают прошедшую в 2009 году национализацию британского розничного банка Northern Rock, который обанкротился во время мирового финансового кризиса. Хотя акции банка все еще торговались на бирже, суд постановил, что акционеры не имеют права на компенсацию. В то же время некоторые юристы напоминают, что в ходе национализации правительство должно следовать правам на собственность, закрепленным в Европейской конвенции о правах человека и Хартии основных прав ЕС. Это означает, что инвесторы имеют право получить за отчужденные активы справедливую цену.

Загадочность тарифов ЖКХ в Великобритании может дать фору даже российским. О негативных последствиях приватизации говорят абсолютно все: лейбористская оппозиция в парламенте, эксперты и даже сама правящая партия в лице ее главы Терезы Мэй. Это хорошо для рядовых британцев, которых, вероятно, наконец защитят от наглых коммунальных компаний, а вот для последних, скорее всего, наступают суровые времена, о чем уже свидетельствуют падающие акции компаний, хотя еще год назад они считались прибыльным вложением собственных средств.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________