Конец османского господства на Кавказе

__________________________________________


Эпизод Русско-турецкой войны. Художник — В. Шукаев


 

26 апреля 1828 года началась русско-турецкая война, завершившаяся вхождением в состав России Черноморского побережья Кавказа и части Закавказья

Масштабность событий, которым посвящены многотомные издания,  не позволяет в небольшой статье коснуться всех политических. военных и социокультурных аспектов этой весьма сложной темы. Поэтому в данной работе сделана попытка остановиться на ряде специфических особенностей борьбы с численно превосходящим противником в крайне неблагоприятных с санитарной точки зрения регионах — на территории Румынии, Болгарии и Закавказья.

Как выглядело классическое полевое сражение в указанный период? В сражениях второй четверти XIX века продолжала господствовать линейная тактика. Так, при линейной системе построения пехота выстраивалась в длинные линии, позволявшие максимально использовать мощь ружейного огня. Это красиво выглядит в фильмах и на батальных полотнах, а реально стоять в полный рост, когда залпами ведется огонь и сферические пули выкашивают целые ряды, мог не каждый. Выход в таком случае был один — муштра, когда солдат выполнял все команды автоматически, какой бы ситуация ни была, а собственного офицера боялся больше, чем противника. При атаках кавалерии пехота срочно перестраивалась в прямоугольное каре, встречая противника ружейным огнем на средних дистанциях и штыками вплотную. В тоже время, каре — построение оборонительное и практически идеальная цель для артиллерии противника. По сути, успех сражения определялся умением полководца организовать грамотное взаимодействие собственной пехоты, кавалерии и артиллерии. Утрата командования или нарушение связи могло обернуться катастрофой. Естественно, все эти сложные манипуляции на поле боя были невозможны для турецких войск, только начинавших обретать черты регулярной армии. И если в полевом сражении турки не могли на равных противостоять русской армии даже при наличии заметного численного перевеса, то опорой Стамбула должна была стать система крепостей, осада которых неизбежно вела к огромным жертвам от болезней и лишений. Как будет показано ниже, главную опасность для наступающих русских войск представляла не полевая армия противника, а целый «букет» заболеваний, способных уничтожить десятки тысяч людей.

Одной из первых операций в мае-июне 1828 г. стало взятие Анапы. Поскольку основные силы Кавказского корпуса были сосредоточены в Закавказье, для взятия крепости был создан десантный отряд из состава 2— армии на Дунае. Общее руководство операцией возлагалось на князя А. С. Меншикова — человека, получившего еще при жизни множество противоположных оценок и как военного, и как дипломата. Русским войскам предстояла осада достаточно мощной для своего времени цитадели и отражение ударов черкесской конницы, периодически нападавшей на русский лагерь. В высадке десанта и поддержке его действий значительную роль сыграл Черноморский флот. Снабжение войск велось исключительно по морю. Борьба за Анапу отмечена и первым применением паровых судов русского флота. Так, при обстрелах крепости использовался пароход "Метеор". Мелководный рейд Анапы не позволял линейным кораблям вести эффективный обстрел, поэтому несколько тяжелых 36-фунтовых орудий были сняты с кораблей и установлены на берегу. После того как верки крепости были сбиты и дальнейшее сопротивление потеряло смысл, турки капитулировали. Большие потери при осаде Анапы русский десант понес от цинги, а это заболевание всегда в русской армии считалось «нежелательным», так как, прежде всего, свидетельствовало о плохом снабжении и питании войск, что бросало тень на командование. Поэтому если на чуму все можно было списать, то цингу старались по возможности не упоминать в документах и донесениях.

Еще одним театром военных действий стал бассейн Средиземного моря, где действовала эскадра Балтийского флота Помимо хорошо известного уничтожения турецко-египетского флота в Наваринской битве (еще до официального начала войны), на долю русских кораблей выпала 10-месячная блокада Дарданелл, которая впервые осуществлялась в зимний период. Среди героев борьбы в Средиземном море чаще вспоминают будущих адмиралов, П. С. Нахимова, В. А. Корнилова и В. И. Истомина, хотя ими явно список не исчерпывался. В боевых действиях на Средиземноморье участвовали Е. В. Путятин, И. Н. Бутаков, В. С. Завойко и многие другие.

Очень успешно развивались боевые действия в Закавказье, где небольшой по численности Кавказский корпус (не более 7-15 тыс. непосредственно на поле боя) наносил туркам одно поражение за другим, а турецкие крепости русские войска брали без долгих осад. Так пали Карс, Ахалцих, Ахалкалаки, а в кампанию 1829 г. и Эрзерум, взятие которого нашло отражение в произведении Александра Сергеевича Пушкина, бывшего свидетелем и участником этого события. Единственной кризисной ситуацией в Закавказье стала перспектива новой войны с Персией после убийства Грибоедова и разгрома русской миссии в Тегеране. Причем кровь тогда пролилась не только в столице Персии — был ряд военных столкновений в Талышском ханстве, которые быстро отрезвили Тегеран, и стороны пошли на компромисс.


Если борьба в Закавказье шла исключительно успешно, то на Дунайском театре военных действий русское наступление было остановлено у стен турецких крепостей. Большие потери и в целом недостаток войск, вынудили русское командование сосредоточить основные усилия под стенами Варны. После взятия крепости в октябре 1828 г. дальнейшее наступление было признано нецелесообразным и огромные массы войск в условиях осенней распутицы, бросая обозы, были вынуждены отходить на зимние квартиры. Из примерно 100-тысячной русской армии на Дунае к началу войны не более 3 тыс. чел погибли в сражениях, а 23 тыс умерли от болезней, еще более 40 тыс. оказались в госпиталях, где, по воспоминаниям В. И. Даля, «снежок порошил в окна и ветерок подувал». Часто упоминается о наличии чумы в кампании 1828 г. на Балканах, но документального подтверждения этому нет. Настоящая чума началась многим позже в августе-сентябре 1829 г., когда уже вовсю шли мирные переговоры. Чума болезнь на тот момент трудноизлечимая (23 тыс. погибших из 33 тыс. заболевших в 1829 г.) и в этом случае медикам разрешалось не оказывать помощи и не посещать больных, поэтому, по словам доктора Х Витта, «для врача здесь гораздо легче и удобнее объявить, что эта болезнь есть чума, нежели чем трудными исследованиями и доводами убедить в обратном».

Решающее и наиболее масштабное сражение войны развернулось 11 июня 1829 г. под Кулевчей.  Причем обе стороны не знали состава и численности войск противника и втягивались в бой последовательно.  Благодаря стойкости пехоты и хорошей подготовке артиллеристов, русские войска сумели внести перелом в ход битвы. После победы под Кулевчей путь через Балканы оказался открыт. В отличие от зимнего перехода в войне 1877-78 гг., в 1829 г. русские войска шли через прибрежные перевалы, опираясь на поддержку флота. Появление русской армии на Адрианопольском направлении повергло Стамбул в шок. Русские войска могли легко перерезать водопроводы огромного города, и взятие турецкой столицы было бы неизбежным. Однако, сопоставив все военные и политические издержки, в Петербурге решили отказаться от подобных крайних мер. И 14 сентября 1829 г. был подписан мирный договор.

По условиям Адрианопольского мира Турция передавала России Черноморское побережье Кавказа от устья Кубани (значительная часть вод реки впадала на тот момент в Черное, а не Азовское море) до укрепления Св. Николая. В Закавказье к России отходили Ахалцих и Ахалкалаки. Кроме того, в пользу Петербурга был решен вопрос о принадлежности островов в дельте Дуная, обеспечивающий контроль над речным судоходством.

Войну 1828-29 гг. сложно назвать кровопролитной для русской армии, тем не менее, по количеству потерь она сопоставима с 1812 г. или Крымской войной. Так, если потери убитыми и умершими от ран без учета милиционных частей не превышали 10 тыс. чел., то от болезней за всю войну погибло более 120 тыс. русских солдат и офицеров. Потери турецкой армии точно неизвестны и определить их фактически невозможно. Полковник А. Веригин в 40-е годы XIX века предположил, что турки потеряли убитыми 20 тыс. человек, а умершими от болезней вдвое больше. Этот расчет, затем перешедший в значительное число современных работ по истории и демографии, очень сомнителен, так как получается, что на одного убитого у турок было два умерших от болезней, в то время как у русской армии это соотношение 1 к 12. Скученность турецких войск в крепостях, еще более низкий уровень медицинского дела позволяет предположить, что умерших от болезней у противника было гораздо больше.

В память о русско-турецкой войне 1828-29 гг. была учреждена серебряная медаль, которой отмечались все русские солдаты и офицеры-участники кампании. Всего было более 100 тыс. награждений, а сама награда послужила прототипом другой медали — уже за войну 1877-78 гг. Из архитектурных памятников, посвященных войне, следует отметить Московские ворота в Петербурге. События, происходившие на Балканах и в Закавказье, нашли отражение в произведениях Пушкина, Бестужева-Марлинского и многих других авторов.


Юрий Старшов

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 12).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________