Андрей Бабицкий: Исламский большевизм в Европе

__________________________________________



Эксперты и политики, предрекающие неизбежную исламизацию Европы, в качестве основной причины указывают на миграцию мусульман в европейские страны и высокую рождаемость в их семьях. Между тем, количество приверженцев ислама пока держится в районе пяти процентов от всего населения Европы, а по мнению американских исследователей может в недалеком будущем возрасти до одиннадцати. Это немало, если иметь в виду то обстоятельство, что мусульмане достаточно агрессивны в навязывании собственных норм и ценностей европейскому обществу.


 

Однако куда опасней миграции мусульманская политическая доктрина, каковой, собственно, в первую очередь и является ислам. Назвать его религией в полном значении этого слова нет никаких оснований. Религиозное сознание рассматривает земной путь человека как короткий отрезок, дающий возможность осуществить миссию, возложенную на него Творцом, чтобы потом вновь воссоединиться с ним в небесных чертогах. Это духовная история человеческого существа, который преосуществляет косную материю, чтобы исполнить высокий замысел Господа о себе. Человек не укоренен в миру, он укоренен в горних высотах духа.

Мусульманская вера видит мироздание иначе, отдавая приоритет строительству совершенного царства на земле. Более того, даже загробный мир с его чувственными наслаждениями для праведников и шахидов и пышным убранством явно списывается с идеального земного устройства. На небе мусульманина, если он правильно прожил жизнь, ожидает нескончаемое торжество плоти.

Я бы сравнил ислам с идеологией, предлагающей рецепты совершенствования не души, но мироустроения. В этом смысле он все-таки скорее политическая доктрина, а не религия, хотя Коран состоит из двух частей, первая из которых, написанная раньше, несомненно является вероучением. Но поскольку в исламе действует принцип, согласно которому сказанное пророком Мухаммедом позднее является приоритетным по отношению к начальным Аятам и Сурам, то вторая часть священной книги становится целеуказующей для правоверных.

Ислам – вне всякого сомнения революционная доктрина, поскольку во многих Сурах говорится о том, что воздаяние неверных это смерть от руки мусульманина. И утвердить слово Аллаха на земле можно как проповедью, так и силой меча. К слову говоря, в первой части Корана пророк предписывает своим последователям веротерпимость.

Интересно, что в принципе Ислам, и, в частности, его радикальные версии – это базовый набор коммунистических идей. Идеалом является первая мусульманская община, созданная Пророком. Равенство и равное распределение благ. В ваххабитской общине, где я провел несколько дней в 2001 году, конфеты, хлеб и другая провизия обязательно делились поровну. Если конфет было нечетное число, то одна из них резалась на мелкие части по числу членов общины. Роскошь – это привилегия Неба, она даруется праведникам, а на земле царит простота и нестяжательство: халиф не должен быть богаче или лучше питаться, чем последний землепашец. Но, напомню, что менять мир к лучшему Коран вменяет силой меча. Жаэе в классификации джихадов – Большой и Малый – главная роль отводится насилию. Гибель на поле боя сразу одномоментно переносит шахида в рай, тогда как праведная жизнь, суммирующая миллионы правильных действий и решений, занимает не очень почетное второе место.

Западное общество жестко стратифицировано.  Социальные лифты в нем настолько маломобильны, что перейти из одного класса в другой могут только единицы.  Если ты сын слесаря, то твое будущее намертво связано с той средой, в которой, как в застенке, прозябают родители. Да, ценой невероятных усилий или везения можно перескочить выше, но это удел редких счастливцев, которые своей исключительностью подтверждают общее правило. Вне всяких сомнений, мусульманские анклавы на Западе отвергают такое общественное устройство, хотя в их странах оно едва ли было лучшим. Но свое кажется, хотя и печальным, но привычным, а в чужом всякая несправедливость саднит и не дает покоя.

Те мусульмане, которые постепенно адаптируются к условиям жизни в западных странах, получают доступ к образованию, становятся политическими активистами, конечно же, не будут переносить ислам в пространство политики без коррекции. Никто не станет призывать к насильственным действиям против буржуев, христиан и иудеев. Это уголовно наказуемое деяние. Революционный характер политической доктрины ислама будет накапливать себя концептуально очень и очень постепенно, ломая шаг за шагом грани невозможного. Но рано или поздно исламский большевизм обязательно расправит крылья и укажет миллионам европейцев, у которых нет ни малейшего шанса вырваться из клетки навязанной им по праву рождения социальной роли.

Нет сомнений, что идеологи новой революционной теории постараются максимально адаптировать к европейскому сознанию, чтобы не напугать его свирепостью радикальных изводов мусульманской веры. Как в свое время евреи, покинувшие черту оседлости, стали в Российской Империи передовым революционным отрядом, так и мусульманам предстоит мобилизовать и скоординировать потерявших горизонты личной судьбы европейцев. В эти сети попадутся миллионы. За инициацией, которая приоткроет дверь в прихожую, украшенную портретами Маркса, Троцкого, Мао, Ленина и Сталина, последует погружение в истинную веру. Причастившимся начальному большевизму будет совсем несложно пройти процедуру принятия ислама, который придаст первым романтическим порывам силу фанатического рвения.

Возможно, что картина, которую я нарисовал, является слишком алармистской и в представлении многих никак не соответствует европейским традициям. Но вообще-то, кровавое и повторенное несколько раз Liberté, Égalité, Fraternité было по историческим меркам вчера и именно с него большевики списали свою революцию. Мне кажется, что ислам во главе униженных и оскорбленных в Европе – это более, чем возможно.

Андрей Бабицкий, специально для News Front

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.6 (всего голосов: 9).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________