Бесплатная нефть: что теперь будет

__________________________________

 

 




Минус 40 долларов за баррель. Такой цены на нефть (если это можно назвать ценой) мир еще не видел. Стоит ли беспокоиться тем, кто продает нефть, и радоваться тем, кто её покупает — заправляет машину, асфальтирует дорогу или топит дом?


Не стоит. Отрицательная цена в Америке — лишь сбой в матрице, технический провал, финансовая авантюра, имеющие мало отношения к реальному миру. Никому пока не будут доплачивать за полный бак на заправке.

Обычная нефть — черная, вязкая, пахучая жидкость — по-прежнему в цене, пусть цена эта в исторической перспективе и выглядит смехотворной. Два главных мировых сорта нефти, к которым привязана цена большинства других, торгуются на том же уровне, что и пару дней назад. В Америке техасская нефть WTI с поставкой в июне стоит 22 доллара, а за баррель европейского сорта Brent дают $26.

А того, что стоило минус 40 долларов за баррель, уже нет. Минусовая цена относилась к фьючерсу — финансовому инструменту, обеспеченному нефтью, то есть к договору на поставки сырья в определенный срок.

Что случилось

Фьючерс был майский, он истек во вторник, 21 апреля. А поскольку нефть сейчас никому не нужна (о чем ниже), за день до истечения контракта инвесторы попытались избавиться от него любой ценой.

Любая цена оказалась отрицательной.

 

Чтобы не получить нефть на руки, они готовы были заплатить тем, кого контракт обязывал эту нефть поставить. В противном случае они должны были бы забрать нефть в Техасе и складировать ее в ближайшем хранилище в Кушинге. Как назло, оно оказалось заполненным под завязку.

Про это когда-нибудь снимут фильм вроде The Big Short («Игра на понижение» в российском прокате) с Кристианом Бэйлом. Герой той ленты задолго до мирового финансового кризиса поставил на крах рынка необеспеченных ипотечных кредитов. Звучит скучно, но в конце фильма он выводит маркером на доске цифру: +489% прибыли.

На этот раз кто-то поставил на то, что кто-то поставит против того, что нефть может стоить меньше 10 долларов за баррель.

Эти «кто-то» не дали покупателям майского контракта за условные 25 долларов за баррель перейти на июньский контракт за 22 доллара и заплатить штраф в три доллара за баррель. Они настаивали на том, что продавать контракт не будут, но готовы поставить нефть — реальные баррели, товар лицом.

На это никто не подписывался, люди покупали финансовый контракт, а не цистерны с вязкой жидкостью. В итоге владельцы майских фьючерсов согласились доплатить за то, чтобы избавиться от них, поскольку за вывоз и складирование нефти им пришлось бы заплатить намного больше.

Нефти слишком много

В любой другой ситуации владельцы истекших во вторник майских контрактов смогли бы получить физическую нефть, переработать ее в нефтепродукты и продать. Но это почти невозможно в условиях решительного падения спроса со стороны измученной коронавирусом экономики.

 

«Черный понедельник» на американском нефтяном рынке случился в момент, когда мировой спрос на нефть обрушился вслед за экономической активностью в мире. Примерно на 30%.

Ответом на это стало неуклюжее сокращение поставок со стороны России и стран ОПЕК примерно на 10% мирового предложения сырья.

Сокращение это последует только в мае. Но даже тогда окажется, что примерно 20% нефти на рынке — лишние. Чтобы избежать затоваривания, нефть нужно складировать. Но с этим проблемы.

Нефтехранилища на планете заполнены примерно на три четверти. А свободная четверть — около 1 млрд баррелей — примерно в 10 раз превышает мировой спрос на нефть, который до кризиса составлял около 100 млн баррелей в сутки.

Из-за пандемии коронавируса мировой спрос на нефть, как ожидается, упадет на 30%. То есть трейдерам, нефтеперерабатывающим заводам и госрезервам придется куда-то складировать 30 млн баррелей в день. Резервуаров им хватит на месяц, максимум на полтора.

И спрос на эти хранилища феноменальный. Цены будущих поставок на рынке сейчас выше текущих, поэтому трейдеры придерживают нефть в расчете на ее подорожание в будущем. Хранилища быстро заполняются: не только на суше, но и на море.

Нефтехранилища на ключевых рынках вроде Сингапура и США подорожали вдвое. И если на суше хранится примерно три миллиарда баррелей нефти, из-за падения цен трейдеры стали складировать нефть и на море — в танкерах, которые обычно используются для ее перевозки.

Буквально за пару недель объем нефти в никуда не идущих танкерах удвоился до 160 млн баррелей, подсчитало агентство Рейтер.

Больше полусотни супертанкеров каждый грузоподъемностью до 2 млн баррелей стоят на якоре. В мире их всего 770, и каждый третий в итоге может остаться на рейде загруженным под завязку до лучших времен, полагают трейдеры.

 

Такого мир не знал со времен обвала экономики в финансовый кризис 2009 года. Но даже тогда в море болталось всего 100 млн неприкаянных баррелей нефти.

Придется ли России доплачивать покупателям ее нефти?

Как все это скажется на России — одном из трех ведущих поставщиков нефти на мировой рынок наряду с Саудовской Аравией и США?

Цены российской Urals привязаны к североморской Brent, а не к техасской WTI. Никаких отрицательных значений на этом рынке до сих пор не наблюдалось.

Но и текущие цены далеки от совершенства.

По данным Рейтер, партии Urals с поставкой в начале мая продаются с дисконтом в 3 доллара к так называемому датированному Brent — спотовым ценам на конкретную дату, о которых рынок узнает, только если трейдеры поделятся этой информацией с агентствами.

На текущий момент цена российской нефти примерно вдвое ниже той, что заложена в бюджет — 42,4 доллара за баррель. Согласно бюджетному правилу, когда цена поднимается выше — валюта накапливается в стабфонде на черный день. Если меньше — стабфонд тратят на текущие расходы.

Дальнейшую динамику этой цены определит баланс спроса и предложения, а не сиюминутная ситуация на одном из рынков фьючерсных контрактов, как это случилось в «черный понедельник». А баланс этот определится только тогда, когда мир выйдет из коронакризиса.

Алексей Калмыков


https://news.mail.ru/economics/41473028/?frommail=10


Также в тему...

Трагедия на 60,640 контрактов CLJ0 на Московской бирже.

Вкратце...На Мосбирже торгуется инструмент CLJ0, цена исполнения которого привязана к цене исполнения контракта на NYMEX. Проблема в том, что торговые условия (прежде всего - время торгов) на ММВБ и NYMEX отличаются. В результате, торги были остановлены в момент достижения цены контракта на ММВБ в +$8.84. Подчеркну: тем, кто купил контракты по этой цене на ММВБ, продать их было уже невозможно!

Цена исполнения контракта на Мосбирже соответствует условиям контракта - цене закрытия CME и составляет -$37.63 за баррель. Размер одного контракта - 10 баррелей. Соответственно, потери с одного контракта составили $(37,63+8.84)*10=$464.70

На конец торгов 21 апреля открытый интерес в длинную среди физлиц составил 29020 контрактов на 752 человека, то есть всего потери физиков - 13,5 миллионов долларов, или почти 18 тыс долларов на нос в среднем!

Вот как это выглядит для одного из участников:

Я купил 200 контрактов по 9$… за 15 минут до планки… ГО составило примерно 450т₽....
… меня исполнят по -37,63......!!
Мой убыток равен 7 миллионам.
… я труп
Счёт был 1 805 000₽
… закрытие 8.84
… убыток 8.84+37.63=45.21$ на контракт
… завтра будет чистый минус порядка 5.2 млн.....
По сути за 30 мин трейда....
Не знаю как быть… мир схлопнулся за час....
Наверно проще покончить с собой...

 

...По опасности торговля деривативами на бирже примерно равна ковырянию отвёрткой в трансформаторной будке.

Под напряжением в 10 кВ...


https://aftershock.news/?q=node/858233


 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

 

 

___________________