МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»

__________________________________

 

МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»


Схрон, где был обнаружен и ликвидирован Н. Арсенич

Главной составляющей борьбы с бандеровщиной была ликвидация опытной и опасной структуры Службы безопасности ОУН.

Систему безопасности украинские националисты начали создавать ещё при Коновальце, после ликвидации которого соответствующие функции перешли Краевой экзекутиве ОУН. Инициатором создания СБ был ныне забытый Мирослав Тураш.

После раскола ОУН, когда, кроме выявления агентов дефензивы и ОГПУ, надо было нейтрализовывать мельниковцев, безопасностью занялся сам Бандера.

Тогда была создана так называемая семёрка, состоящая из опытных и жестоких людей из ближнего окружения, проверенных во время Варшавского и Львовского процессов (суды по обвинению нацистов в убийстве премьер-министра Б. Перацкого и посла СССР Майкова).

Перед службой стояли задачи: охрана проводников ОУН, противодействие вражеской агентуре, разведка, контрразведка, диверсии, конспирация.

СБ ОУН возглавил изощрённый и хитрый бандеровец Мыкола Лебедь (Чорт), умудрявшийся сотрудничать с абвером (комендант разведшколы в Закопанах) и одновременно быть разыскиваемым гестапо.

Американцы из корпуса контрразведки CIC (Counter Intelligence Corps) чьим холопом стал Лебедь после войны, называли его «хорошо известным садистом и немецким пособником».

Не случайно в итоге он предал и Бандеру.


МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»
 


Мыкола Лебедь – первый шеф СБ ОУН в начале карьеры и в эмиграции

Лебедь заложил в основы работы СБ жестокость, недоверие и маниакальную подозрительность даже к деятелям националистического подполья. Ближайшими помощниками Лебедя были Евген Врецьона, Иван Равлык и Мыкола Арсенич, последний и станет главным кровавым инквизитором бандеровцев.


МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»
 


Упырь Мыкола Арсенич – глава СБ ОУН

Арестованный МГБ командир УПА*-Запад Александр Луцкий заявил на допросе: «Считаю, что Бандера назначил Арсенича на эту должность не случайно, а потому что, наблюдая за ним не один год, я и другие активные деятели ОУН убедились в том, что Арсенич националист до фанатизма, исключительно непримирим к врагам ОУН и предателям».

Личность Арсенича до сих пор полна загадок.

До войны его арестовывали поляки, но он благополучно «отмазывался», второй раз из львовских «Бригидок» его освободили Советы, не подозревая, что выпустили на свободу маньяка и людоеда.

Он возглавил СБ весной 1941 года, после окончания краковской школы абвера.

Врагами теперь были русские, поляки и евреи (их зверским погромом во Львове отметилась СБ с новым шефом).

Арсенич создал организацию внутри организации, со временем интегрированную и в УПА*.

Территориально СБ делилась по районам, структурно референтура состояла из двух отделов – информационного (разведка и контрразведка) и исполнительного (нападения, ликвидации, «суды» и пытки). При каждой референтуре был свой ООН (отдел особого назначения), вооружённая группа, подчинённая только референту, по сути – спецназ.

Самого Арсенича охраняла так называемая двадцатка.

Референты имели право проверять любого, вплоть до командиров территориальных округов УПА*.

Особой заслугой Арсенича, имевшего десяток псевдонимов, стало создание совершенной системы конспирации и осведомителей.

Он разрабатывал методику выработки стойкости к возможной вербовке со стороны МГБ, хотя она, как показало время, давала сбои – и завербовывались, и стучали.

Арсенич лично принимал участие в казнях и пытках, среди которых известно «цурковання» – затягивание вокруг головы кожаного ремня, вплоть до деформации черепа.

Первые два года войны СБ занималась карательными операциями против поляков, евреев и партизан, попутно очищая ряды от мельниковцев.

Так в Житомире эсбэки убили одного из авторитетных теоретиков украинского интегрального национализма Мыколу Сциборского, а после прессинга СБ Тараса Боровца, у которого лишили жизни супругу, под контроль УПА* перешла «Полесская Сечь».


МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»
 


Боевка Левка ведет допрос, май 1949 года

 

С продвижением Красной армии на запад СБ сосредоточилась на противостоянии Советам.

Так началась война спецслужб.

Пик активности бандеровского гестапо пришёлся на 1944-1946 годы, причём в это время эсбисты уничтожили почти 4000 своих бойцов, заподозренных в симпатиях к Советам, в их числе – первый начштаба УПА* Васыль Ивахив (Юрко Сонар).

Особенно жёстко чистил свои ряды глава СБ УПА*-Север Василий Макар (Сероманец).

Его патологическая подозрительность и жестокость дошли до того, что внутри УПА* пошли разговоры, мол, больше убивают своих, чем немцев и большевиков. Ещё одним параноидальным эсбистом был Мыкола Козак (Смок), лично придумавший пыточный агрегат «станок».

МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»


Копия допроса с описанием бандеровских пыток

Зверства СБ фиксировались по всей Западной Украине.

Крайне бесчеловечно пытали и казнили местных жителей, сотрудничавших с советской властью, особенно женщин. Нередко жертв распиливали пилой, рубили топорами, сажали на кол.

Сегодня украинские националисты вспоминают лишь «зверства НКВД», но во Львове долго помнили, как в 1948 году на территории университета были найдены 17 разрубленных на куски тел местных жителей. Так расправлялась с лояльными к властям одна из референтур СБ.

Потому для советской власти ликвидации в первую очередь подлежали именно эсбисты.

Палача Сероманца пристрелил патруль 20-й бригады внутренних войск НКВД 23 апреля 1944 года в Березновском районе на Ровенщине.

В мае 1944 года был выкурен из схрона и арестован комендант СБ Ровенского района Алексей Кирилюк (Дуб). Он был расстрелян в Ровно в январе 1945 года вместе с членами его боёвки.

В феврале 1946 года в с. Луки во время операции был ликвидирован комендант СБ Дрогобычской области Богдан Луцкий (Перун).

Степан Янишевский (Далёкий) на пост командира боёвки СБ Волыни пришел с должности начальника украинской полиции в Виннице и к 1946 году был уже краевым проводником УПА* Северо-Запада.

Он попал в плен в августе 1948 года в результате действий опергруппы МГБ, действующей под видом бандеровцев. Янишевский дал массу показаний, но это не спасло его от военного трибунала Прикарпатского ВО.

Бандеровец был расстрелян в Ровно в 1950 году.


МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»
 


Степан Янишевский (Далекий) после задержания

Советские оперативники долго выходили на след ещё одного палача СБ – Романа Ковальчука (Тимоша), опытного бандита, «лыцаря» Бронзового креста УПА*.

23 сентября 1949 года он был окружён в схроне в с. Шешоры и убит.

Мыколу Козака (Смок) застрелили по время рейда 8 февраля 1949 года в селе Петушков Млиновского района Ровненской области.

Главного кровопийцу Арсенича искали долго, уж очень осторожен был.

Но по наводке одного из пленённых «несгибаемых борцов» МГБ стало известно место расположения схрона.

23 января 1947 года возле с. Жуков Бережанского района Тернопольщины Арсенич и его телохранители были окружены и уничтожены.

По красивой современной легенде националистов, эсбисты взрывали себя гранатами, а Арсенич пристрелив свою жену Анну Гунько, застрелился сам.

Последним командиром СБ ОУН был Ярослав Дяков (Мирон) – тоже известный упырь. Правда, его руководство было недолгим.

Дякова убили 19 ноября 1948 года в с. Шпильчина под Перемышлем.

30 ноября 1949 года опергруппа майора Дидушенко на склоне хребта Банькив обнаружила схрон и ликвидировала группу бандитов во главе с окружным референтом СБ Буковины Василием Паращуком (Макар).


МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»
 


Ликвидированные референты окружных СБ Василий Паращук и Дмытро Билинчук

Длительность уничтожения боёвок и референтов СБ объясняется качеством их подготовки и действительно серьёзной системой конспирации, базирующейся часто на родственных связях.

Потому даже после формального расформирования референтур эсбистов продолжали искать и уничтожать до середины 50-х годов.

В мае 1952 года по наводке был арестован Дмытро Билинчук (Туча) – командир сотни УПА* имени Богдана Хмельницкого, референт СБ Косовского провода ОУН, бандит с длинным кровавым следом и широкими связями в сохранившемся подполье.

Билинчука расстреляли в Лукьяновской тюрьме 8 апреля 1953 года вместе куренным Юлианом Матвеевым (Недобитый).

В начале 50-х годов активной оставалась боёвка СБ Коломыйского провода Ивана Дыйчука (Карпатский), совершавшая дерзкие нападения и диверсии.

14 июня 1952 года вблизи села Ясинь Раховского района Закарпатской области Дыйчук был выкурен из схрона и убит.

Одним из самых дерзких бандитов считался комендант СБ Надворнянского районного «провода» Лука Грынищак (Довбуш) – личный враг всего отдела 2-Н УМГБ по Станиславской области.

Помимо диверсий и убийств, он нападал на больницы, убивая раненых красноармейцев, был арестован, но отбит и бежал.


МГБ против СБ ОУН: конец «ангелов с удавками»
 


Лука Грынищак (Довбуш)

Грынищака-Довбуша окружила разведывательно-поисковая группа майора Ганженко и лейтенанта Жижина в с. Стрымба 15 мая 1954 года.

На допросе он дал показания, по которым был найден бункер, где скрывался командир последней крупной бандеровской банды – войскового округа IV «Говерла» УПА-Запад Мыкола Твердохлеб; он был ликвидирован при штурме.

В феврале 1956 года в Станиславе прошел открытый процесс, на котором Грынищак был приговорен к расстрелу.

Приговор привели в исполнение 13 сентября в Киеве.

Некоторых эсбистов находили гораздо позже.

В 1965 году в Караганде был опознан и арестован Мыкола Мацевич, один из командиров СБ в Рожнятинском районе Ивано-Франковщины.

Его судили и расстреляли.

Среди немногих, увы, уцелевших референтов СБ стоит вспомнить Дмытра Купяка по кличке Клей, участника массовых казней поляков, сбежавшего в Канаду. Неоднократные требования МИД СССР о его выдаче оказались тщетными.

Виталий Захарчук

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).

реклама 18+

 

 

 

___________________