Вышла из доверия: элита великой страны полностью дискредитирована. Петр Акопов

__________________________________

 


Мужчина проезжает мимо Эйфелевой башни в Париже  - РИА Новости, 1920, 29.10.2020


© AFP 2020 / Philippe Lopez


Протестные настроения растут с каждым годом — наступает тотальное разочарование в правящей элите. Почти 80 процентов граждан не поддержит ее кандидатов на следующих президентских выборах — они или не пойдут голосовать, или опустят в избирательную урну пустой бюллетень, или же проголосуют за антисистемного кандидата. При этом действующий президент, выигравший прошлые выборы с очень большим отрывом от соперника, уже в начале своего первого срока успел разочаровать большинство сограждан — и все равно на общем фоне у него есть неплохие шансы на переизбрание (если, конечно, скандальный компромат не заставит его отказаться от выдвижения). Но недовольство элитой — это лишь следствие общего кризиса: большинство смотрит в будущее с растущей тревогой, опасаясь, что скоро их страна изменится до неузнаваемости.

Нет, это не Украина — это Франция. Да, таковы французские реалии — опрос общественного мнения, на который ссылается "Фигаро", показал, что люди разочаровались в выборах. Рост числа недовольных элитами продолжается уже давно — но если накануне прошлых выборов, 2017 года, таких было 60 процентов, то сейчас уже 79!

Четыре пятых французов не хочет голосовать за системных политиков — большая часть из них просто не пойдет на выборы президента, а другие будут голосовать за антисистемных кандидатов, то есть за условно правую Марин Ле Пен или условно левого Жан-Люка Меланшона (есть еще и другие известные контрэлитные кандидаты, но их популярность существенно меньше).

Ле Пен уже несколько лет является самым популярным политиком Франции — вот и в этом опросе за нее готовы проголосовать 18 процентов. Это больше, чем за президента Макрона: у него лишь 16 процентов. На третьем месте идет Меланшон с восемью процентами. Вот такая конфигурация — и это за полтора года до президентских выборов, то есть менее чем за год до начала предвыборной кампании.

Искусственно вылепленный Макрон в окружении двух идеологически мотивированных политиков — и что, он снова победит? Да, конечно, говорят опросы: во втором туре, куда он снова выйдет с Марин Ле Пен, за него готовы проголосовать 31 процент опрошенных, в то время как несистемную бунтарку поддержат всего 25.

То есть все схвачено? Нет, потому что разрыв между ними становится все меньше. В 2017-м Макрон — специально сконструированный как "новый, не принадлежащий к элитам политик" — во втором туре обошел Ле Пен практически вдвое. Сейчас — за полтора года до выборов — он утратил значительную часть своего преимущества. То есть выстроенная французскими элитами система сохранения себя у власти уже не просто дает сбой — она начинает разрушаться.

Суть этой системы — в маргинализации и блокировании несистемных политиков. Их объявляют радикалами (националистами-фашистами, как ту же Ле Пен) и сплачиваются против их кандидатов на выборах всех уровней.

Радикальных взглядов хватает во Франции и справа и слева (вплоть до троцкистов, набиравших немало голосов), но откуда-то они же берутся. Разве не из-за банкротства и вырождения системных игроков, правящей элиты? Конечно. Но даже катастрофически теряя популярность, система умудряется протаскивать своих кандидатов. Действуя по принципу "разделяй и властвуй", демонизируя антисистемные силы, продавая залежалый "системный" товар под видом нового, революционного (как это было с Макроном). Но все это с каждым разом работает все хуже — и "своих" кандидатов подбирать нелегко (жулик Саркози, амеба Олланд, сюрприз Макрон), и противника демонизировать получается все сложнее.

Ну какая из Ле Пен фашистка? Она патриот и больший голлист, чем все остальные французские политики вместе взятые — что во внутренней политике, что во внешней. А ведь нынешняя Пятая республика основана де Голлем — и именно генерал остается образцом французского президента.

При этом де Голль, возглавивший Францию после того, как ее освободили союзники, вскоре был выдавлен из власти — точно такой же системной элитой, которая хотела управлять страной так же, как и до катастрофического поражения от Германии. То есть в том числе и без сильных и независимых личностей типа де Голля. Управлять, впрочем, у них получалось все хуже и хуже — и все кончились кризисом 1958 года, после которого де Голль вернулся к власти и была учреждена Пятая республика.

Хотя у Марин Ле Пен нет таких заслуг перед Францией, как у де Голля в сороковых, сейчас она столь же неприемлема для элиты, как и де Голль до 1958 года. Ее не пускают во власть — но как долго это будет удаваться? С каждыми выборами ее поддержка растет — а возраст позволяет ей участвовать еще не в одном голосовании. Маргинализировать Ле Пен с каждым разом удается все хуже и хуже, а ее шансы стать президентом республики — все выше. Потому что системные политики демонстрируют свою неспособность вытащить страну из того кризиса, который сами создали — как бы ни пытались они перехватывать у несистемных повестку и лозунги, как бы ни старались притворяться народными и настоящими. То, что французы не доверяют элите, — проблема элиты, а не французов. Кто-то один должен проиграть.

Петр Акопов

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.9 (всего голосов: 15).

Категории:

реклама 18+

 

 

 

___________________