Как русофобия Грузию довела до нищеты

___________________



Валерий Панов

 
«Кто в беде покинул друга, сам узнает горечь бед»
Как русофобия довела до нищеты одну из богатейших в СССР республику

Грузия отметила 100-летие «советской оккупации». 25 февраля печаль охватила официальный Тбилиси. Именно в этот день Красная армия вошла в столицу. Решающее сражение произошло недалеко от села Каджори и Табахмела, что рядом со столицей. В бой были брошены полтысячи мальчишек из Тифлисского юнкерского училища. Согласно современной исторической версии, все они полегли на поле брани с большевиками. В результате страшного поражения погибло якобы «молодое демократическое грузинское государство»...

Так завершилось вооруженное противостояние молодой Советской России и Грузинской демократической республики (ГДР). При этом у ГДР была армия, насчитывающая около 100 тыс. чел., равно как и большевистская. Но «демократическое правительство», которое создали и финансировали иностранные государства, за три года правления стало настолько ненавистно народу, что воевать за него никто не пошел. А само правительство во время «сражения» уже катилось в Кутаиси, откуда бежало в Париж. Да и серьезных боев не произошло. Реально погибло девять человек. Больше проблем с установлением советской власти в Грузии не было.

Эта правда настолько неудобна для современных грузинских политиков, что о ней предпочитают даже не вспоминать. История с «молодой грузинской демократией», кстати, почти слово в слово повторяет украинскую версию «сражения под Крутами» (недалеко от Киева). Там тоже якобы «большевистские орды» (силой в пехотный полк!) разгромили брошенных на защиту столицы студентов и юнкеров. В этот день киевские политики на предполагаемом месте «сражения» тоже плачут об утраченной «незалежности» и подобно грузинским клянут Россию.

К месту «эпической битвы» под Тбилиси тоже выдвинулись политики с венками и цветами. И, как водится у либералов-лицемеров, здесь были и фальшивые слезы, и причитания, и проклятия в адрес России. Итогом такой политики стало формирование русофобских настроений, которые ныне преобладают в обществе.

 

 

Пять лет тому назад угнездившийся в Грузии Национальный демократический институт, созданный правительством США (NDI), провел опрос о том, какое влияние оказывает Россия на страну. Подавляющее большинство респондентов (76%) ответили — отрицательное, 12% — положительное, остальные 12% не определились.

Источником угрозы считают Россию 67% грузин. Такая вот «благодарность» по отношению к нам бывших «братьев». Давно бы пора к этому привыкнуть, да как-то не получается.

Был в советские времена анекдот. Приходит в ресторан грузин, садится, кладет на стол чемоданчик. Официант просит убрать его. Грузин возмущается: мол, кошелек на пол ставить не будет. Все смеялись, а потом я поехал в Тбилиси. Зашел как-то днем в небольшое кафе, стилизованное под старину и с бочкой вина посередине помещения. Обратил внимание, что посетители, рассчитываясь, кладут на нее деньги, не меньше «червонца». Сумма моего заказа потянула рублей на пять, и, отдав буфетчику 10 рублей, я стал ждать сдачи. Напрасно. Пришлось напомнить об этом. Чем привел толстенького дядьку за прилавком в ярость. Он подошел ко мне, бросил передо мной на стол мою же «красненькую» и презрительно произнес: «Это в вашей Москве дэньги, у нас — это мелочь. Забирай! Сдачи не надо!». Ушел я из этого, в общем, приличного заведения, как оплеванный. Наверняка был не первым и не последним в такой унизительной роли.

Американский писатель Джон Стейнбек, совершивший путешествие в СССР в 1947 г. вспоминал: «Где бы мы ни были — в России, в Москве, на Украине, в Сталинграде, — магическое слово "Грузия" возникало постоянно. И говорили они об этом месте на Кавказе у Чёрного моря просто как о втором рае. Мы стали верить, что большинство русских надеются, что если они проживут всю жизнь в честности и добродетели, то когда умрут, попадут не в рай, а в Грузию». При этом замалчивалось, что ее состоятельность целиком зависела от ресурсов РСФСР. Еще со сталинских времен уровень совокупного стоимостного потребления товаров и услуг на душу населения был в четыре — пять раз выше, чем производства. Такого не могла позволить себе ни одна республика. В РСФСР, к примеру, потребление не дотягивало до уровня производства в 30%.

 

Подсчеты ряда экономических ведомств СССР начала-середины 1980-х показывают, что, начиная с 1960-х гг., в республику ежегодно закачивались многие миллиарды, а то и десятки миллиардов рублей. Немногим меньше были дотации в 1930-е и во второй половине 1950-х.

Но если учесть еще и льготы для «избранных», предусматривавшие в том числе оставление в бюджетах экономических субъектов минимум 60% их валютной и рублевой прибыли, получается, что страшная «советская оккупация» принесла Грузии дотаций на сумму более 500 млрд долл. Прежде всего — за счет РСФСР и в ущерб РСФСР. Современная Россия имеет все основания выставить Тбилиси счет, минимум, на такую сумму. Но Грузия ничего с нас не требовала за «оккупацию», не будем предъявлять никаких требований Грузии и мы. Пока не будем.

Вместе с тем стоит напомнить, что почти 25 тыс. грузинских предприятий, созданных в советский период и работавших на российском, украинском, восточноевропейском оборудовании, наращивали экспорт в разные страны. Между тем, уже в начале 1960-х Тбилиси добился от Москвы самостоятельности в региональном распределении союзных дотаций. В результате Абхазия и Южная Осетия получали лишь 5%-7% поступавших из центра средств. В отличие от Аджарии, которой перепадало не меньше 15%. При этом теневой сектор экономики давал с середины 1960-х минимум треть реального ВВП Грузинской ССР. «Цеховики» наладили и поддерживали надежные связи со своими опекунами в местных и общесоюзных структурах. Практически коррупция в республике была негласно узаконена. Такое положение в Грузинской ССР всех устраивало, особенно партийную номенклатуру, которая постоянно выбивала новые ассигнования из Москвы. Если вкратце, основным аргументом было: «Без денег нам будет тяжело удерживать националистов с их требованиями автономии».

Кроме высокого уровня жизни Грузия имела и политические привилегии. Она была единственной республикой, где, например, русский язык не имел официального статуса. И все опасения руководства страны насчет усиления центробежных тенденций в Грузинской ССР надежно страховали теневой сектор от выкорчевывания силами союзных КГБ и МВД.

 

Не надо забывать, что в суровые времена «вековой советской оккупации» три десятилетия Союзом руководил Иосиф Сталин (Джугашвили), многие другие выходцы из Грузии играли заметную роль в политической, экономической, культурной жизни всего Советского Союза, а Грузия считалась самой приоритетной среди советских республик.

По оценкам директора Института стратегии управления (Тбилиси) Петра Мамрадзе (2016 г.), в «составе бывшего СССР Грузия была самой богатой республикой. Люди помнят, что они жили лучше всех в СССР и все у них было гарантировано. После Сталина 6%-8% благодатной грузинской земли были в частных руках. Но на этих землях крестьяне, которые формально были колхозниками, получали около 70% от общего урожая республики. И все это можно было беспрепятственно вывезти на рынки в Москву, Ленинград, другие города РСФСР. Эта многолетняя деятельность была настолько доходной, что торговцы, их семьи и родственники могли каждый год покупать «Москвич» и «Жигули», а то и «Волгу». Позволю себе добавить к сказанному почтенным профессором: а еще грузины могли себе позволить иметь по машине на каждого члена семьи.

Пришлось мне как-то по заданию редакции побывать на грузинско-турецкой границе. Наша застава находилась на горе, их несколько ниже. Деревню, где располагались турецкие пограничники, было видно как на ладони. Поражало ее убожество: везде пыль, грязь, какие-то «мазанки», а в центре был виден привязанный к иссохшему дереву старый козел (или коза), который периодически кричал дурным голосом.

А с нашей стороны был чаеводческий совхоз. Шикарные двухэтажные дома — не дома, а особняки, сады, где ветки мандариновых деревьев гнулись от обилия плодов, и дворы с несколькими автомобилями последней марки. До границы пришлось ехать несколько часов, и везде наблюдалось такое же изобилие. Обратный путь пролегал по другой дороге, где тоже поражала неприкрытая роскошь. Оставалось только порадоваться за трудолюбивых хозяев. (Интересно бы сейчас сравнить те деревни с турецкими!) Наивные русские, глядя на хоромы грузин, не понимали, в чем дело. Сытые, вальяжные грузины им объясняли, что они очень трудолюбивы, а русские не умеют работать и только пьянствуют. Русские терпеливо сносили эти оскорбления... Как и сейчас.

Сегодня по-прежнему граждане Грузии, бывшие граждане СССР, отказываются воспринимать любые положительные новости из России как правопреемницы СССР. Те, кто верил в лозунги типа «Россия грабит Грузию» и яростно кричал «Чемодан, вокзал, Россия», теперь на собственной шкуре ощутили последствия своих тогдашних убеждений. Тем не менее в Грузии господствует вера в то, что Россия «грабила» Грузию. Очевидно, если бы «имперская» Россия действительно «грабила» Грузию, то после объявления независимости в 1991 г. жизненный уровень грузин должен был бы автоматически повыситься ровно в той мере, насколько «имперская» Россия перестала «грабить» Грузию. Но жизненный уровень не повысился и вряд ли в ближайшем будущем повысится, и не русские едут на заработки в Грузию, а наоборот. Но грузины под влиянием ожесточенной антироссийской пропаганды верят в то, что в Российской Федерации их богатству завидуют, а ежегодно приезжающие в Грузию десятками тысяч богатые и щедрые по местным меркам российские туристы — редчайшие исключения из общего правила. Однако от денег русских туристов не отказываются. Надо бы нашим любителям грузинской экзотики подумать над тем, не изменить ли им вектор своих путешествий… Но не будем о грустном.

 

Вспомним, как Э. Шеварднадзе называл Грузию «оазисом в составе СССР», который построила для грузин советская власть. Закономерно, что к концу восьмидесятых грузины полностью потеряли чувство реальности. Они искренне поверили в то, что богатство и процветание Грузии есть дело рук самих грузин.

Что их зеленые помидоры, не очень хорошие чаи и вина в самом деле стоят столько, сколько за них платят «эти русские». Что грузинские курорты — это мечта всего человечества. И что отделение Грузии от России откроет ей немыслимые горизонты. Помню, как где-то в начале «перестройки» приехал в Тбилиси. Вышел из вагона, слышу объявление: «Граждане, прибывшие из Советского Союза…». Спросил встречавших меня коллег, как это понимать. «Ну, — говорят, — ты же приехал в ФРГ». И не дожидаясь моих очередных вопросов, пояснили: «Ты прибыл в федеративную республику Грузию — ФРГ сокращенно». Это было задолго до известных событий в Тбилиси в 1989 г., но уже тогда стало понятно, что СССР наступает конец.

Для России конец Советского Союза стал началом ее возрождения. Отказ «братьев» от родства» в 1990-х гг. пошел России только на пользу. Сбросив с себя навязанные ей «партийные» обязанности содержать (кормить) «братские народы», Россия успешно строит независимую от международной конъюнктуры, в том числе – санкций, экономику и науку.

 

Грузия рухнула вместе с СССР. ВВП страны уже в 1990 гг. упал на 14.8%. В то время спад произошел во многих республиках, но в Грузии он стал самым большим.

В 1992 г. опять сложилась похожая ситуация — самый крупный спад — на 44.9%. За годы независимости ВВП страны сократился на 70% (больше чем в какой-либо из бывших союзных республик). Следуя рекомендациям МВФ и других подобных «доброхотов» вроде Всемирного банка, Грузия своими руками разрушала свою же экономику. Сторонники прозападного курса Грузии утверждали, например, что сельское хозяйство нерентабельно, а овощи дешевле завозить из-за границы. Итог тридцатилетнего пути в Европу — Грузия превратилась в потребляющую страну, которая ничего производить не может. Сегодня 80% продовольствия составляет импорт.

По совету того же МВФ  Грузия, например, сделала ставку на туризм, а также на денежные переводы своих граждан из-за рубежа. Села опустели — вместо работы на земле грузины поехали работать на стройках Европы и Азии. Министр экономики Натия Турнава заявила, что приветствовала бы переименование министерства экономики в министерство туризма. Но из-за пандемии и туризм, который давал пятую часть ВВП, и переводы денег мигрантами обнулились. По мнению лидера Демократического движения «Единая Грузия» Нино Бурджанадзе, ставка на туризм была сделана неправильно. Она отметила также, что ситуация в Грузии действительно очень тяжелая, так как и до пандемии 2/3 населения жили на грани бедности, люди  в конце месяца брали кредиты, так как не могли дотянуть до зарплаты. Сейчас, подчеркнула Бурджанадзе, большинство людей оказались безработными. По мнению других грузинских политиков и аналитиков, Грузия де-факто превратилась в колонию Запада.

Впрочем, ничего нового здесь нет, таким путем дошли до членства в ЕС все страны бывшего социалистического содружества, экономику которых в значительной мере дотировал СССР (деньгами, товарами, услугами), и бывшие союзные республики. В результате переориентации Грузии с России на Запад были разрушены связи, созданные за те же сто лет «советской оккупации», а точнее – за двести с лишним лет пребывания Грузии в составе российской империи/СССР. В системе экономико-политических взаимоотношений России с окраинами, а потом с советскими республиками Грузия была составной частью единого огромного механизма.

Вполне очевидно, что выживание Грузии, в первую очередь, зависит от того, какими будут ее отношения с Россией. Но поскольку государство проводит жесткую антироссийскую политику, то Тбилиси вряд ли стоит рассчитывать на то, что не менее жесткую позицию будет занимать и Москва. Я не случайно сказал «не менее жесткую»: в отличие от Запада не в традициях России избивать слабого, тем более — добивать поверженного противника. Притом что Грузия в своем отношении к России позиционирует себя не только противником, но и даже врагом, как заявляла летом 2019 г. президент Саломе Зурабишвили. Понятно, что страна идет по восточноевропейскому варианту интеграции с Западом, когда местная элита финансируется напрямую от Запада и ей, по сути, безразлично, что происходит со страной. А это, как свидетельствует опыт всех бывших «братьев», — тупиковый путь.

Если бы Грузия была нейтральной, то есть отказалась от вступления в НАТО, то ситуация изменилась бы к лучшему. Грузия, в частности, стала бы восприниматься как более безопасное направление для международного транзита, также расширила бы географию экономического сотрудничества благодаря Северу. Это привлекло бы не только политически мотивированные инвестиции из Британии, США, Турции и Азербайджана, но и куда более широкий круг инвесторов. Но рассчитывать на то, что Грузия признает ошибочность своего курса, отойдет от политики конфронтации с Россией и преклонения перед Западом, пока не приходится.

В декабре минувшего года парламент Грузии единогласно принял резолюцию, в которой объявил членство в НАТО и ЕС безальтернативным приоритетом внешней политики. В документе с истинно грузинским размахом и без лишней скромности отмечается, что интеграция в НАТО является залогом будущей безопасности государства и мира (не меньше!). А немногим ранее премьер-министр Г. Гахария (18 февраля ушел в отставку) в «надцатый» раз заявил, что Грузия достойна стать членом НАТО. Думаю, с ним можно согласиться. Страна проводит столь же агрессивную внешнюю политику, как и ее заокеанский хозяин. Напомним, в августе 2008 г. Грузия напала на Южную Осетию. В результате конфликта Южная Осетия и Абхазия провозгласили независимость. Однако Тбилиси по-прежнему считает республику своей, заявляя об «оккупации» Россией 20% грузинской территории. И очень надеется на НАТО. Как говорится, флаг в руки. Тем более что на выручку ей пришла натовская страна.

 

Щедрое предложение поступило из ФРГ. Берлин готов принять грузинских граждан в качестве гастарбайтеров для сезонных работ в сельском хозяйстве. Масса грузин пожелала покинуть родину ради такой возможности. 

Германии требуется пока всего 20 тыс. В первый день зарегистрировались на поездку более 53 тыс. чел. Это цифра наглядно показывает бедственное положение населения. А потом, возможно, получится не только с Германией. Власти работают по созданию аналогичной схемы с Израилем и Францией, а также с Болгарией. Грузин фактически начинают продавать в рабство. Министр труда и здравоохранения Екатерина Тикарадзе это подтвердила. А начиналась трудовая миграция граждан Грузии с потока в Россию в начале 1990-х. До сих пор нет точной статистики, сколько грузин приехало к нам искать лучшей доли. Говорят даже о миллионе (население Грузии официально составляет 3,7 млн чел.). И напрашиваются вполне определенные исторические сравнения.

Российский военный историк генерал-майор Ростислав Фадеев в книге «60 лет Кавказской войны» писал, что мусульмане (персы. — В.П.), воодушевленные новым учением шиитства, «систематически вырезали население целых областей». Об одной из битв 1795 г. историк пишет: тогда персы, преодолев реку Кура, превосходя грузинские войска, разбили их в Крцанисской битве, затем захватили и уничтожили Тбилиси. И сообщает такие подробности: «На Курском мосту в Тифлисе персияне заставляли православных плевать в чудотворный образ Богородицы и свергали непокорных (а непокорными были все) с моста в Куру, скоро запруженную телами; или как две тысячи молельщиков Давидо-Гареджийской пустыни были по очереди подводимы под топор во время совершения заутрени на Светлое воскресенье».

 

После этих тяжелых событий 17 ноября 1800 г. грузинский царь Георгий XII обратился к императору Павлу I с «прошением на коленях», в котором умолял принять свой народ в «вечное подданство».

Уже новый император Александр I, несмотря на многочисленные просьбы грузинской аристократии, сомневался в необходимости вхождения Грузии в состав империи. Для того чтобы принять окончательное решение, он отправил туда генерала Карла Кнорринга. После поездки генерал доложил императору, что Картли-Кахетия обречена, если она останется независимой. Кнорринг также утверждал, что население догадывается о своей участи и буквально умоляет его содействовать принятию в российское подданство. После доклада Кнорринга император Александр в 1801 г. принял решение подтвердить указ Павла I и «взять на себя бремя управления царства Грузинского».

А спустя несколько десятков лет, в 30-е годы XIX века, был раскрыт заговор грузинских аристократов из Петербурга и Москвы, желавших восстановить грузинскую монархию и отделиться от России. Несмотря на тяжесть обвинений, император проявил демонстративную гуманность и ограничился только высылкой участников в провинцию на несколько лет. Но чтобы окончательно успокоить регион, было решено уравнять грузинское дворянство с российским.

Такая щедрость привела к тому, что грузинская аристократия перестала проявлять недовольство. Но в процентном соотношении численность дворян в Грузии оказалась значительно выше, чем дворян в России: на 83,9 млн великороссов, малороссов и белорусов приходилось порядка 600 тыс. дворян, тогда как на 823 тыс. грузин их было около 60 тыс. Одних только княжеских родов в маленькой Грузии насчитывалось более сотни, что было больше, чем в огромной России (не считая польских князей). Сегодня очевидно: процесс пошел в обратную сторону — не в князи идут грузины… Куда? А вспомните русскую поговорку, и все станет понятно. Но если лет двадцать тому назад, тем более тридцать, вся эта грузинская история еще могла волновать русского человека, то сегодня небезразлично в ней только одно — судьба народа: как бы там ни было, а немало бед мы пережили вместе. Шота Руставели, напомню грузинам особо, писал: «Кто в беде покинул друга, сам узнает горечь бед».


Валерий Панов, Специально для «Столетия»
Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 28).

___________________

____________________________

__________________