ЦЕЛЬ ПОХОДА БАТЫЯ

__________________________________________

из книги :
Константин Александрович Пензев
Русский Царь Батый                                                                                                          


     


Изучая поход Батыя 1237–1238 гг., спрашиваешь себя: почему моголы не взяли Новгород? Считается, что помешала весна, распутица, болота и все такое прочее. «До Новгорода было примерно 300 километров, т. е. 15–20 дневных переходов, а в начале марта еще не могла начаться такая распутица, которая бы сделала дороги непроходимыми для татарской конницы. Татарское войско продолжало двигаться на запад, но, дойдя до определенного места, „Игнача креста… за 100 верст (108 километров) до Новагорода", повернуло на юг. Новгород был пощажен» (Дж. Феннел. «Кризис средневековой Руси 1200–1304», http://www.a‑nevskiy.narod.ru).
Но почему они должны его были брать? «… Новгород был вторым по величине городом на Руси после Киева. Через него проходили торговые пути, ведущие с севера, от Балтики (по Неве, Ладожскому озеру и Волхову), на юг, к Черному морю (по Ловати и волоком до Днепра), и пути с востока на запад, соединявшие Новгород с Волгой (по Полу и озеру Селигер, а также по Мете и волоком до реки Тверды).
Расположенный на пересечении торговых путей, Новгород был крупнейшим центром торговли с югом, востоком и западом, но особенно с западом» (Дж. Феннел. «Кризис средневековой Руси 1200–1304»). Т. е. если уж и стоило что завоевать в походе 1237–1238 гг., так это Новгород. Рязань и рядом не стояла. Сколько добра можно было награбить по тем временам, умом не охватишь. Это же не Козельск какой – то, это, практически, один большой сундук с добром.
Но не пошли татары брать Новгород, дошли до «Игнач‑креста» и то ли устыдились своего злодейского замысла, то ли грязь стала на копыта налипать в большом количестве – развернулись и ушли. Совсем не похоже на татар. Татары отличались, во‑первых, редкой целеустремленностью (всегда преследовали и добивали врага), во‑вторых, редкой настойчивость и упорством.
Уж если что порешили, то всенепременно это претворяли в жизнь.
А тут видна какая – то раздвоенность, нерешительность некоторая, вроде: «А стоит ли?» Конечно, стоит – такая добыча! Но не пошли… Все это тем более странно, что на следующий год татары не предприняли повторную попытку. Получается, что дошли они до какого – то, весьма приметного места и тут… так и хочется написать, ну и напишу, что же делать, так вот… и тут их кто‑то встретил и сказал: «А не надо, татары, идти на Новгород. Вопрос улажен и снят с повестки дня».
Что – то подобное «новгородскому чуду» произошло в европейской истории XX века, когда Гитлер отказался добивать у Дюнкерка английский экспедиционный корпус. Видать, тоже, то ли устыдился, то ли погода помешала. В общем, не стал. Так потом в западной исторической литературе и писали – «чудо у Дюнкерка». Мы эти чудеса знаем. Называются они «тайная дипломатия».
Нелишне напомнить, что новгородским князем в 1236–1251 гг. был Александр Невский. Надо признать, что некоторые западные исторические писатели, вроде того же Пайпса, очень плохо относятся к этому князю. По их мнению, он проводил «не ту» политику. Русский князь бил западное воинство вместо того, чтобы способствовать колонизации и католизации русских земель. Видимо, это не соответствовало «американским национальным интересам в средневековье». Конечно, если бы Александр Невский проводил ту же политику, что и Ельцин, американцы были бы им безмерно довольны.
Дж. Феннел пишет: «Александр не сделал ничего, чтобы поддержать… дух сопротивления Золотой орде. Требуется беспредельная щедрость сердца, чтобы назвать его политику самоотверженной» («Кризис средневековой Руси 1200–1304»). Странные какие‑то у Феннела понятия. Казалось бы, чего так Феннел переживает? Что ему до наших, сугубо внутренних, дел? Это во‑первых. А во‑вторых, зачем нам, собственно, требовалось сопротивляться Орде? Феннел, совершенно бездоказательно, считает, что мы должны были Орде сопротивляться. С какого‑такого перепугу?
То, что никто не может внятно рассказать о масштабах разрушений, причиненных Батыем, весьма показательно, и Феннел, как никто другой, весьма в этом хорошо осведомлен: «Каковы были непосредственные результаты татарского нашествия? Как это часто бывало в ранней русской истории, письменные источники содержат поразительно мало сведений, позволяющих сделать какое‑либо обоснованное заключение о реальном ущербе, политическом, культурном или экономическом, нанесенном татарами. Нет никаких указаний на численность потерь среди дружинников или гражданского населения, мы не знаем, сколько было захвачено в плен. Летописцы, путешественники и историки того времени упорно отказываются привести хотя бы преувеличенные цифры: они либо хранят молчание, как в случае с Киевом, либо пугают своих читателей беспомощными гиперболами („Черньци и черници, старыя, и попы, и слепыя, и хромыя, и слукыя, и трудоватыя (и горбатых, и больных)…, и люди все иссекоша" (Дж. Феннел „Кризис средневековой Руси 1200–1304").
Я же считаю, что каких‑либо значительных разрушительных последствий Батыево «нашествие» не имело и не могло иметь. Хотя бы по той причине, что большинство населения жило в селах, деревнях и выселках, которые не оказывали вооруженного сопротивления, так как не имели никакой возможности его оказать да и не испытывали никакого желания его оказывать, а потому и не подверглись разрушениям. Город, который выполнял требования Батыя о предоставлении десятины и вообще не отказывался подчиниться налогообложению, получал от татарского начальства титул «гобалык» (что по сегодняшним понятиям означает «исправный налогоплательщик») и продолжал жить своей жизнью. Еще раз хочу напомнить о разнице между налогообложением в 10 % и завоеванием. Это таки большая разница.
При завоевании у побежденных экспроприируется все. Налоги же собирают для пользы самих налогоплательщиков: охраны общественного порядка, внешних границ, содержания общественно полезных учреждений, например, почтовой службы. Какова была польза от «татарского» налогообложения? А такова, что на Русь не смел никто и сунуться. Пытались, конечно, но успокаивались быстро. Да, татарская армия не являлась полностью и исключительно русской. И что? Советская армия также чуть ли не на 50 % состояла из среднеазиатских бойцов. Но никто же не говорил, что Средняя Азия покорила РСФСР.
Но вернемся к вопросу о Новгороде. Он стоял, как уже говорилось выше, на пересечении двух великих торговых путей: «из варяг в греки» (Балтика – Черное море), и маршрут, который «средневековые русские источники называют „Сарацинским путем" – сеть рек и волоков, соединяющую Балтийское море с Черным через Волгу» (Р. Пайпс. «Россия при старом режиме»). Основной территориальный вопрос российской истории в XIII веке (да и последующих трех столетий) – это, безусловно, вопрос о контроле над землями Великого Новгорода. Именно на него было направлено, с одной стороны, острие западной агрессии, а с другой – основной вектор политики Владимиро‑Суздальской Руси (а затем и Москвы).
Посмотрим теперь на главные направления боевых действий Батыя. В 1236 году он сражается в районе средней Волги (ставит под контроль Булгарию, марийцев, мордву и прочие местные племена). Дж. Феннел считает, что «единственным противником суздальцев была мордва, населявшая территорию между Волгой и низовьями Оки к востоку от Мурома и Рязани» («Кризис средневековой Руси 1200–1304»).
Затем Батый совершил поход на нижнюю Волгу, где начинает боевые действия против половцев, контролировавших на тот момент степи между Волгой и Доном, гонит их «облавой» к Дону, в результате чего половцы хана Котяна отходят за Дон и оказываются впоследствии аж в Венгрии. Чем же это Батыю так помешали половцы?
А вот чем: «Половецкая кочевая стихия отрезала Русь от черноморских портов, нарушила торговлю с Востоком и Византией. Как показывают исследования М. В. Фехнер, торговые отношения Руси с Востоком, достаточно оживленные в X–XI ее., приостановились в XII столетии (из инвентаря деревенских погребений этого времени исчезли обычные раньше бусы восточного происхождения).
Губительные последствия имело господство половцев в южных степях и для торговли Руси с Востоком по Балтийско‑Волжскому пути. Половецкие орды перерезали древние торговые пути от Киевской земли к Черному морю: «Греческий» (в Византию), «Соляной» (через Лукоморье к соляным озерам), «Залозный» (к Азовскому морю и Тмутаракани). Киевский князь Мстислав, обращаясь к другим русским князьям, с горечью отмечал в 1170 г.: «Уже у нас и Гречьскии путь переступаюче, и Солоныи, и Залозный». Известно, что движение торговых караванов по Залозному пути почти полностью прекратилось уже в конце XI в. Имеются данные даже о том, что половцы пытались нарушить соляную торговлю Киевской земли с Галицией. Нарушение кочевниками древних торговых путей Руси неблагоприятно сказывалось на экономике страны» (В. В. Каргалов, «Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси»).
В 1237–1238 годах основным районом действий Батыя является район верхней Волги, а именно – Владимиро‑Суздальское княжество. Таким образом, Батый вполне осмысленно и разумно действует, подчиняя единому руководству весь торговый путь по Волге, а не просто гуляет «обгоном» по Руси и разоряет все направо и налево.
Но почему же тогда Батый не взял Новгород, не установил тем самым полный контроль над Волжским торговым путем? Тем более оставалось пройти каких‑то 100 верст. Получается, что Батый не выполнил свою задачу. К чему тогда были все усилия?
Осмелюсь заявить, что Батый не пошел на Новгород только потому, что его военной силы уже не понадобилось. Во‑первых, торговля – дело тонкое. Заявиться в Новгород и всех перебить – дело нехитрое. Но кто будет потом торговать? А во‑вторых, Новгород на тот момент был под молодым князем Александром Невским. Правда, не знаю, насколько он был в действительности молод (в справочной литературе рядом с датой рождения – 1221 год – всегда указывается знак «?», то есть – «а Бог его знает»), но смел и умен был уже достаточно для того, чтобы в 1240 году разгромить шведское вторжение. Была у Александра и надежная поддержка: отец, Ярослав Всеволодович, брат Великого князя владимирского Юрия Всеволодовича. «Ярослав Всеволодович (1191–1246), сын Всеволода Большое Гнездо. Княжил в Переяславле, Галиче, Рязани, несколько раз приглашался и изгонялся новгородцами; участник междоусобных войн, потерпел поражение в Липицкой битве (1216). В 1236–1238 княжил в Киеве, с 1238 Великий князь владимирский». Интересная трудовая биография у князя Ярослава…
Когда Юрий Всеволодович неожиданно погиб на реке Сить в битве с татарами, великое княжение перешло к Ярославу. Сильно ли горевал Ярослав по брату своему убиенному? Не знаю. Некоторые источники сообщают, что между братьями были серьезные разногласия. В любом случае, при изучении русской истории того периода следует обращать внимание на действия небольшого, но очень дружного коллектива, а именно – хана Батыя и князей Ярослава и Александра. То, что их действия были согласованы, не вызывает ни малейшего сомнения у человека, который хоть сколько – то интересуется историей.
Кстати, где находился Ярослав во время батыевского «нашествия»? Гумилев пишет, что Ярослав Всеволодович в это время «Совершил победоносный поход на Литву» («Древняя Русь и Великая степь»). Действительно, пусть и не. в 1238–1239 гг., но уже, как сказано в летописи, «в лето 6747 (1239). Великий князь Ярослав Всеволодович повеле принести тело брата своего, великого князя Юрия из Ростова в Володимер. Того же лета князь великий Ярослав ходи на Литву ратиею, смольнян бороня. В то же лето Ярослав выступил в поход из Смоленска против литвы, и победил литву, а князя их взял в плен. Тогда было смятение большое по всей земле, и сами люди не знали, кто куда бежит. В то же лето татары взяли Чернигов».
И это в то время, когда, судя по утверждениям историков, вся Владимиро‑Суздальская Русь лежала в руинах после «Батыева погрома» и остро нуждалась в присутствии нового Великого князя в разрушенной столице – Владимире. Да и откуда у наголову разгромленного княжества уже через год появились силы для того, чтобы воевать сильную крепость Смоленск и Великое княжество Литовское?
А вот если между Ярославом и Батыем были определенные договоренности, то чего там делать, во Владимиро‑Суздальском княжестве? Батый уладит все вопросы. Батый и уладил, расчистив Ярославу путь к владимирскому престолу. Смерть племянника Великого князя Юрия, Василька Константиновича, не была запланирована. Ему предложили войти в состав новой администрации, но Василек, очевидно, был не в курсе «большой русский политик» и отказался. И, увы, он безвременно погиб.
Если вы думаете, что я кого – то осуждаю, то это не так. Главное было не пустить «немцев» на Русь. И если при этом кто‑то из князей безвременно погиб, ну что же…
Но вернемся к целям, которые ставили перед собой организаторы «Батыевой рати». Как написано выше, кроме «Сарацинского пути», имелся еще и «путь из варяг в греки», а Киев контролировал этот путь. «Наиболее опасным участком пути была полоса гранитных порогов на расстоянии 23–65 верст к югу от Киева. По словам императора Константина VII Багрянородного, варяги выучились пробиваться по реке через первые три порога, но перед четвертым принуждены были выгружать товар и обходить порог пешком. Лодки частью перетаскивались волоком, частью переносились на себе. Одни варяги помогали нести товар, другие сторожили челядь, третьи высматривали неприятеля и отражали его нападения. Караван оказывался в относительной безопасности только после прохода последнего порога, когда люди и товар могли снова погрузиться в ладьи. Отсюда очевидно значение Киева и ясно, отчего его избрали столицей варяжского торгового предприятия в России» (Ричард Пайпс. «Россия при старом режиме»).
М. Н. Покровский в «Истории России с древнейших времен» и Б. Д. Греков в книге «Киевская Русь» считают, что крестовые походы, открывшие дорогу на восток, привели к утрате экономического значения «пути из варяг в греки». Возможно. Также вполне возможно, что именно это обстоятельство привело к упадку Киевскую Русь, а вовсе не «монгольское нашествие». Но это ничего, собственно, не меняло. Если уж корпорация Батыя, Ярослава и Александра взялась за организацию торговой монополии с Западом, то Киев следовало взять под контроль, что Батый и сделал в 1239–40 гг.
Основной вопрос любого расследования, от исторического до уголовного (очень часто первое мало чем отличается от второго), – кому выгодно? К сожалению, мир устроен так, что скидывать со счетов экономические и политические интересы различных сил невозможно. «Старые пути из Булгар, русских княжеств, Крыма и Нижнего Поволжья на Хорезм (а оттуда в Среднюю Азию, Монголию и Китай) стали предметом большого внимания ханов Золотой Орды…. Никогда до этого времени торговля Азии с юго– восточной Европой, а через нее и с западной не достигала таких размеров, как в эпоху Золотой Орды» (Б. Д. Греков, А. Ю. Якубовский, «Золотая Орда и ее падение»), Ричард Пайпс утверждает в книге «Россия при старом режиме»: «Именно во время монгольского господства русские купцы впервые стали пробираться до 'Каспийского и Черного морей и заводить торговлю с персами и турками, и именно в этот период в северо‑восточных княжествах начали развиваться элементарные торговые навыки».
В книге Н. К. Арзютова «Золотая Орда» золотоордынское государство характеризуется как «держава купцов». «Настоящим главой государства было купечество, торговая буржуазия. Купцом же являлся, говоря по существу, сам хан. Вся военная политика сводилась к тому, чтобы удержать в своих руках такие торговые магистрали, как с севера на юг – Волгу, и с запада на восток – сухопутный».
Налоги, собираемые с крестьянского населения Руси, безусловно, являлись значительными. Но кто их собирал? Русские князья. Нельзя сказать, что золотоордынские ханы были особенно довольны подобным положением дел, но что, собственно, им еще оставалось? Хан Берке пытался отдать сбор налогов на Руси неким «бесерменским» откупщикам. Закончилась эта попытка провалом/Как по команде, Ростов, Суздаль, Владимир, Ярославль и другие города в 1262 году разом восстали и перебили откупщиков. И что им за это хан сделал? Да ничего не сделал. Историки сообщают, что Александр Невский ездил в Орду и там умолил хана смилостивиться и не трогать буйное население. Вроде бы хан смилостивился. А Александру по выезде из Орды стало худо, он слег и вскоре помер. Возможно.
А возможно, что Александр в Орде топал ногами и жутко ругался, обзывая хана Берке «ослом» и «распоясавшимся солдафоном». Чего Берке не смог вынести и напоил втихую Александра отравой. Возможно такое? Более чем возможно. В общем, налоги на Руси продолжали собирать русские князья, а не какие‑то ушлые «бесермены».
Основные доходы золотоордынские ханы имели за счет отчислений от торговли по Волге. «Поход свой Тохтамыш начал с того, что отправил передовой отряд татарского войска в Болгары, где и приказал не только перебить русских купцов, но и захватить с товарами все их суда, полагая, что это будет большая добыча. Между прочим, факт этот интересен еще и тем, что в руках русских, а не ордынских купцов была волжская торговля и торговое судоходство» (Б. Д. Греков, А. Ю. Якубовский, «Золотая Орда и ее падение»). Думаю, что словами Грекова и Якубовского о принадлежности волжской торговли «русским рукам» пренебрегать не стоит. Кстати, почему взбеленился? Может, купцы не заплатили налоги, или заплатили, но не тому?                


  


источник :        http://rusich.moy.su/publ/cel_pokhoda_batyja/17-1-0-424   

Рейтинг: 
Средняя оценка: 3 (всего голосов: 2).

Категории:

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________