Этот город — самый лучший город на Земле?

__________________________________________

 

Философ Юрий Тюрин — о способах поддержания туристической активности в Западной Европе

Этот город — самый лучший город на Земле?

Юрий Тюрин. Фото из личного архива

В преддверии европейского туристического сезона Копенгаген объявлен лучшим для жизни городом мира. Ведущие западные СМИ по обе стороны Атлантики сообщили об этом без всяких критических комментариев, как о бесспорном факте. Успех Бильдербергской встречи и «Евровидения», прошедших недавно в этом европейском городе, как можно предположить, не прошли незамеченными для составителей данного рейтинга.

Влиятельный британский журнал «Монокль», который принял решение короновать Копенгаген второй год подряд, объясняет свой рейтинг городов мира, в котором и победила столица Дании, целым каскадом факторов и причин.

Структура аргументов  журнала, в лучших традициях британских ученых, имеет вид строгой научности. Там же, где трудновато с логическими аргументами, в ход идет убедительный видеоряд. В рейтинге много параметров: тут и уровень культуры города  (скорее в смысле «культурности и вежливости», поскольку с ролью Копенгагена в мировой культуре ситуация очевидна), и оценка архитектуры, и городской транспорт с инфраструктурой, и успехи образования и здравоохранения, и даже уровень пресловутой толерантности. В общем, какой критерий ни возьми — всё точно измеримо в британских ярдах и фунтах: почти так же, как и с другими известными рейтингами — от лучшего университета мира и до лучшей песни на «Евровидении».

Разделяя восхищение жителей Копенгагена этой неправдоподобной победой их скромного города и будучи сам много лет  жителем столицы Дании, могу лишь констатировать, что момент времени для вытаскивания карты из рукава выбран правильный: туристический сезон на носу, а конкурс «Евровидения», прошедший недавно в Копенгагене, принес не только победу женщине с черной бородой, но и убытки столице Дании в размере более $20 млн. Теперь в «лучший в мире город для жизни», жемчужину Скандинавии, инвестиции должны потечь рекой.

Вескими причинами для того, чтобы назвать Копенгаген лучшим для жизни городом мира, стало большое число зданий в этом городе, победивших на разных международных архитектурных конкурсах, а также — ресторан «Нома», который много раз был назван лучшим рестораном мира. 

Но в рейтинге «Монокля» среди лучших 25 городов, независимо от их размера и расположения, нет ни одного города  за пределами англосаксонского мира, ЕС и Японии (кроме кочующих из рейтинга в рейтинг западных бизнес-центров Сингапура и Гонконга, поставленных на 16-е и 13-е места соответственно ). Всё это давно знакомые карты в колоде.

Читателям и зрителям дают понять: сколько бы в том же континентальном Китае или, скажем, в городах арабского мира ни строили «городов для миллионеров», подводных отелей и новейших небоскребов, сколько бы там ни инвестировали в городские проекты, ирригацию, транспорт и т.д., лучших городов мира там нет и быть не может. То же самое касается и других стран вне пределов известного «золотого» списка — от Аргентины и Бразилии и до Восточной Европы. Кракову никогда не сравниться с Брисбейном, а Праге — с Портлендом, что по толерантности, что по культуре, что по архитектуре.

И в этом рейтинге, «само собой разумеется», не упоминается ни один из городов России. 

Рейтинг лучших городов мира, конечно, не обязан учитывать  климат региона, где находится тот или иной город, особенно если сами составители рейтинга живут в климате, который для жителя России больше всего похож на оранжерейный. Когда я впервые приехал в Копенгаген, меня удивила одна вещь в местных многоэтажных домах, а именно толщина их стен. Окна домов в Копенгагене находятся не в нишах, как в России, а на одном уровне с внешними стенами: большинство домов имеют стены толщиной только в  один кирпич. Пятиэтажки копенгагенского качества я встречал в России только в приморских районах Сочи. Это неудивительно: ведь зимой температура в столице Дании почти никогда не опускается ниже минус 5 градусов, а летом она не поднимается выше 20 тепла.

Дешевизна городского бытия позволяет инвестировать  в другое: клумбы цветут круглый год, на улице сервируют кофе глясе, и каблучки в декабре стучат по чистым каменным мостовым...

Годовой перепад температур в Копенгагене примерно 25 градусов, а в Москве — в два раза больше. Это определяет разный уровень технологий городского строительства, офисов и жилых домов, также и отопления, и глубины закрытия городских коммуникаций, и условий для функционирования городского транспорта, и открытых уличных кафе, и в целом городской жизни. Жизнь города можно сравнить с часами: швейцарские часы, которые выдерживают и мороз, и погружение в воду, и падение на асфальт — а их тайваньская копия, несмотря на внешнее сходство, сразу ломается от любого из этих испытаний. И поэтому цена оригинала и подделки отличается в десятки раз.

Можно только предположить, что случится с Копенгагеном, его зданиями и его жителями, если температура зимой однажды опустится ниже минус 20 градусов. А случится примерно то же, что случится с Москвой и москвичами, если мороз гипотетически ударит за минус 80 или еще ниже. Город просто перестанет функционировать, люди погибнут. Но минус 20 для москвичей при хорошей погоде — повод  для прогулки в лес и последующего чаепития. Да и жара в 40 градусов, которая нередко наблюдается в русских городах летом, вряд ли позволит датчанам успешно функционировать в их домах и офисах. 

Поэтому почти любая московская хрущевка в техническом смысле — это именно швейцарские часы по сравнению с любым особняком Копенгагена. И городская жизнь, которая возрождается в Москве каждой весной, но на самом деле не умирает на улицах города даже в 30-градусные морозы,— ничего подобного нет, вероятно, нигде в мире. А ведь в России, помимо Москвы, есть еще такие города, как Якутск, Салехард, Оймякон — с многоэтажными домами, больницами и школами.

Асфальт на улицах Новосибирска, который не плавится в 40-градусную жару и не трескается, превращаясь в груду осколков, в 40-градусный мороз, и асфальт на улицах оранжерейного Копенгагена — это два разных материала. Они отличаются друг от друга так же, как  отличается обшивка космического корабля от алюминиевой лодки для деревенской рыбалки. Водопровод, функционирующий в городах русской зимой и водопровод, «построенный еще рабами Рима», — это два разных уровня цивилизации.  Бригада мастеров, выезжающая в новогоднюю ночь на ремонт прорвавшейся в 100 км от города теплотрассы где-нибудь в Братске, выдает красный диплом и уровню образования, и уровню здравоохранения, и уровню бытовой человеческой культуры в этом городе.

Можно ли сделать лучше и благополучнее жизнь для людей в городах России? Можно и нужно! Но нужно помнить и другое. Золотая медаль всемирных победителей, которую  следует выдать городам России, заслужена самом фактом физического существования этих городов.

Однако неужели уровень и возможности образования в Москве уступают возможностям и уровню в новозеландском Окленде? И неужели театры и музеи, да и рестораны Санкт-Петербурга нельзя поставить рядом с театрами и музеями Портленда, родины известной марки цемента? Или так решили те, кому это просто выгодно?

Думается, России нужно активнее включаться в составление всевозможных международных рейтингов со своими собственными критериями — в целях воссоздания объективности и более того — установления истины.

И нам надо создавать собственные мировые рейтинги, согласно уважаемым именно у нас критериям — это  дело должно стать в России новой хорошей традицией.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 10).
Источник: 

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

---------------------------