Украина. За место на европейской паперти предстоит побороться

__________________________________________

Виталий ШИЛЕНКО



С тех пор как благодаря аналитикам МВФ стало известно, что Украине для предотвращения дефолта срочно нужны уже не 17 млрд. долларов, как предусматривалось предыдущей программой кредитования со стороны фонда, а целых 32 миллиарда, все только и говорят о необходимости проведения международной конференции по оказанию финансовой помощи Киеву.

Инвесторы вместо доноров

Вот и на первом заседании Совета ассоциации Украина-ЕС в Брюсселе снова пошла речь о конференции. По словам еврокомиссара по европейской политике соседства и переговорам по расширению Йоханнеса Хана, конференция может состояться только в первом квартале следующего года. Когда именно, пока неизвестно.

В условиях, когда в МВФ стали сомневаться в целесообразности выделения дополнительных кредитов для Украины и притормозили выполнение старой программы, а ЕС тоже не торопится, затягивание сроков опасно.

Так, руководство МВФ рассчитывало выделить Украине сдвоенный кредитный транш в размере 2,8 млрд. долларов в декабре, однако стало ясно, что эти деньги будут перечислены Киеву не раньше января 2015 года. Во-первых, он не выполнил условий этого международного института по реформированию социально-экономической системы страны. А во-вторых, и это самое главное – выяснилось, что правительству Украины срочно требуется 15 млрд. долларов сверх одобренного фондом кредита в 17 млрд. для предотвращения краха национальной финансовой системы и экономики.

Что касается Евросоюза, то здесь не уверены в том, что деньги, выделяемые на помощь, тратятся по назначению. Чешский президент Милош Земан недавно заявил, что финансовая поддержка незалежной – это бессмысленная трата денег. Они «проваливаются», как в бездонную бочку.

Однако будь власть в Киеве даже «самых честных правил», все равно никто в ЕС не горел бы желанием давать Украине деньги.

Экономика Европы до сих пор балансирует на грани стагнации и рецессии. Поэтому Брюссель «физически» не может помогать Украине так же, как он помогал в разгар кризиса Греции, Испании, Ирландии или Португалии. Но даже тогда все происходило с немалыми проволочками, поскольку далеко не все более состоятельные «братья и сестры» по ЕС были готовы отдать деньги своих налогоплательщиков. А теперь, когда речь идет о стране, которую никто в Евросоюз принимать не собирается, и подавно.

Вот почему вдруг «выяснилось», что о донорской конференции раньше говорилось «по ошибке». Тот же Йоханнес Хан заявил, что о донорской помощи Киев может забыть, потому что речь идет именно об инвестициях. Другими словами, Европа может скупить украинские земли и предприятия, а не давать деньги в руки, «которые ничего не крали».

Здесь поясним, что, в отличие от инвестиционной деятельности, миссия доноров заключается в предоставлении безвозвратной финансовой, технической помощи. Донорская конференция предполагает сбор денежных средств и иных материальных ресурсов, которые государство не может обеспечить самостоятельно и которые являются необходимыми для реализации определенного проекта или своей деятельности в целом.

Сначала стулья

В Брюсселе премьер Арсений Яценюк буквально криком кричал: «Финансовая помощь нам нужна «на вчера». Мы сделали все возможное. Но мы не можем справиться с ситуацией только фискальными инструментами». Иначе говоря, Арсений Петрович признал, что налоговая база исчерпана полностью. Труд больше ничего не в состоянии заплатить, а капитал спрятался за границей.

Однако комиссар Йоханнес Хан жестко заявил, что выделение финансовой помощи Киеву возможно только по результатам оценки качества проводимых реформ. «Мы готовы и хотим предоставить Украине беспрецедентный уровень финансовой поддержки, но мне кажется понятным, что условием такой поддержки является проведение реформ, ведь без них Украина не сможет выйти на устойчивое развитие», - считает комиссар.

Россия готова помочь

На фоне глубокого недоверия к Киеву со стороны МВФ и Евросоюза довольно неожиданно для многих, особенно для Киева, 15 декабря прозвучало заявление заместителя главы МИД России Григория Карасина. «Я думаю, что если такая донорская конференция состоится в надлежащих политических условиях, конечно, Россия могла бы принять в ней участие», – сказал Карасин.

Заметим, что Григорий Карасин, уже после того как в Европе все встало на свои места в вопросе, о какой конференции идет речь, инвестиционной или донорской, высказался именно за донорскую. Это притом, что Россия сама испытывает значительные экономические трудности, вызванные искусственно устроенным обвалом цен на нефть и вызванным этим падение курса рубля.

На самом деле никакой неожиданности в готовности России прийти на помощь в очень сложный для Украины момент нет, да и быть не может. Действительно, как отметил на днях глава правительства РФ Дмитрий Медведев, ныне «умонастроения части украинской элиты вполне отражаются в планах по строительству «стен» различной конфигурации между Киевом и Москвой. Высоких и пониже, с электрическим током или с колючей проволокой, со рвом или окопом».

Однако в России никогда не забывали и не забывают общность культур, веры, тысячелетней истории народов двух стран. Поэтому, как говорит Дмитрий Медведев, «мы в России переживаем эти события (государственный переворот и то, что последовало за ним) как свою боль. Помогаем даже тем, кто эту помощь принимает с усмешкой, продолжая жить под лозунгом “Украина – не Россия”».

Утраченные возможности

Конечно, если бы в свое время Виктор Янкович и его правительство не пытались усидеть на двух стульях, а сразу же избрали курс на вступление в Таможенный союз, ситуация сейчас выглядела бы совершенно иначе. На этот счет существуют совместные расчеты Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук и Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины.

Они показывали, что вхождение Украины в ТС (с 1 января 2015 года Евразийский экономический союз) и технологическое сближение между странами обещало смену структуры экономики в пользу отраслей с более высоким уровнем переработки. Доля машиностроительного производства в валовом выпуске продукции увеличилась бы с 6% до 9%. В условиях технологической интеграции и развития кооперативных связей экономический эффект до 2030 года мог составить 6 – 7% ВВП.

Суммарный накопленный эффект от создания ТС и присоединения к нему Украины до 2030 года мог достигнуть для четырех стран 1,1 трлн. долларов (в ценах 2010 года). Если говорить об отдельных странах, эффект составил бы около 14% ВВП Белоруссии, 6% ВВП Украины, 3,5% ВВП Казахстана и 2% ВВП России.

Ученые Оксфордского университета (Великобритания), в свою очередь, подсчитали, что позитивный эффект от вступления Украины в Таможенный союз составил бы 6,3% роста ВВП Украины за 10 лет.

Когда речь идет об интеграции, всегда следует помнить о ресурсной базе ее участников. В России проживает 3% мирового населения, но сосредоточено на ее территории 35% планетарных ресурсов и больше 50% стратегического сырья. По их суммарной оценке каждый россиянин в 3-5 раз богаче американца и в 10-15 раз – любого европейца.

По оценке ныне уже покойного академика Д.С. Львова, научно-производственный и интеллектуальный потенциал России (в душевом выражении) примерно в 2,5 раза превосходит аналогичный показатель в США, в 6,5 раза – в Германии, в 18 раз – в Японии.

В материально-техническом, интеллектуальном и духовном аспектах Россия – едва ли не единственная страна мира, самодостаточная для интенсивного социально-экономического развития. Соответственно, условия для такого развития получила бы и Украина.

Однако в результате государственного переворота Украина получила совершенно иное – место на европейской паперти. Да и за него еще надо побороться. С теми же Молдавией и Грузией за то, кому и сколько евроцентов подадут.

* * *

Но и в этой ситуации Россия, как видно, согласна прийти на помощь. А что касается дальнейшего развития двух стран, здесь, как замечает Дмитрий Медведев, «сотрудничество будет исключительно, можно сказать, «европейским», рациональным и прагматичным. Россия намерена строго следовать своим национальным интересам». Тем не менее «шанс выстроить по-настоящему деловые, взаимовыгодные отношения» сохраняется.

Насколько такого рода отношения возможны, это, что вполне очевидно, зависит в первую очередь от Киева. Пока американские транспортники «оккупируют» аэропорты Днепропетровска и Запорожья, а минский переговорный процесс тормозится, рассчитывать на прорыв в отношениях между Украиной и Россией сложно.

 

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 3.6 (всего голосов: 7).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________