Доказательства родства славян Северо-Восточной Руси и прибалтийских славян

__________________________________________

С.В. Трусов


  Часть 2.

Подтверждением многочисленных ссылок «Гази-Барадж тарихы» на переселение славян из Западной Прибалтики в Северо-Восточную Русь являются особенности языка новгородцев и псковичей. Лингвисты давно подметили, что данный язык родственен языкам балтийских поморов и полабских славян. Например, знаменитое новгородское «цоканье» (целовеце, цетыре, цудно и т.п.) находит аналогию только в Западной Прибалтике.

Известный лингвист Н.М.Петровский, собравший немало доказательств лингвистической близости новгородцев и западных славян Прибалтики писал: «Только новгородцы и балтийские славяне называли "невод" неведом, а заднюю часть сельского дома не "клетью", а "кланцей" (лунебургские славяне). В древних новгородских письменных источниках известен ряд западнославянских письменных элементов в отличие от русского эквивалента, данного в скобках: сторовый (здоровый), нелза (нельзя), древяны (древляны), личные имена - Ян (Иван), Матей (Матвей), Домаш (Фома), уменьшительные на -ята, -хно: Петрята, Гюрята, Смехно, Прохно, Жирохно. У вятичей и словен и у западных славян термин "жупа" - населенные пункты на землях этих славян типа Жупаново»(1). Последователи Петровского приводят обширнейшую  лингвистическую базу, доказывающую непосредственную взаимосвязь яыка западнославянских прибалтийских славян с языком русских новгородчины, псковщины и т.д.(2).  Академик В.Л. Янин, пожалуй, лучший знаток новгородских древностей отмечает, что данные словоупотребления не встречаются на юге и распространены только у балтийских славян и новгородцев (3).

Культура славян Северо-Восточной Руси тоже гораздо ближе к балтийским поморам, чем к южным славянам. Например, круглая форма новгородского детинца, стиль башен и т.д. полностью совпадает с манерой строительства крепостей именно западными славянами. Она совершенно не известна на Днепре и в других районах славянских поселений(4). Знаменитые т.н. «молоточки Тора», находимые в Старой Ладоге и под Смоленском (Гнездово), обычный атрибут культурных слоев раскапываемых славянских крепостей Полабья и Балтийского Поморья. А между тем, именно эти «молоточки» являются главным археологическим доказательством якобы скандинавского происхождения Рюрика. Да, действительно, в Скандинавии находят подобные молоточки. Но молоточки Северо-Восточной Руси отличаются от скандинавских и при этом являются полной аналогией тех, что находят немецкие археологи, например, в городе  Хидензее на острове Рюген.

Рис. 1. Подвеска "молоточек Тора". Земляное городище, раскопки 2002 г. Железо. X в. Старая Ладога

Молоточки использовались в качестве подвесок-амулетов не только на Руси и в Скандинавии, но и по всей Северной и Восточной Европе.  Нет никаких оснований связывать их исключительно с религией скандинавов. Известный специалист по истории средневековой культуры В.П.Даркевич вполне доходчиво обосновал связь молоточков с культом Перуна и языческого Бога-Громовника(5). Директор института археологии РАН Н.А.Макаров стоит на том, что «громовые молоточки» являются символом принадлежности воинскому сословию (6). Так как я считаю, что у западных славян была военно-религиозная система государственного устройства, то оба этих мнения только подтверждают мою гипотезу.

В то время, когда наши археологи причисляют к «доказательствам скандинавского присутствия на русской земле» все найденные на территории России «молоточки Тора», шведские археологи Т.Арне и П.Паульсен объясняют появление в Скандинавии определенных типов подобных подвесок контактами с восточноевропейскими землями, в том числе с Русью (7).

 

Рис. 2. Подвеска «Знак Рюриковичей» с «громовым молоточком» на обратной стороне. Прикамье (8)

 

Сходство керамики, верований и антропологические данные также подтверждают прямое родство балтийских славян с жителями Северо-Восточной Руси. Академик Седов В.В. пишет: «...Узколицые суббрахикефалы Новгородской земли обнаруживают ближайшие аналогии среди краниологических материалов балтийских славян. Так, черепа ободритов... также суббрахикефальны (черепной указатель 76,6; у новгородских словен - 77,2) и узколицы (скуловой диаметр 132,2; у новгородских словен - 132.1) Весьма близки они и по другим показателям... Все эти данные свидетельствуют о том, что славяне, осевшие в Ильменском регионе, имеют не днепровское, а западное происхождение»(9). А вот черепа скандинавского типа в Новгороде, в Гнездово, в Старой Ладоге и в других городах, якобы основанных скандинавами, отсутствуют.

Странно, а куда же они подевались? Ведь по современным популярным представлениям именно «скандинавы Рюрика» заселили всю северо-восточную Русь и Белоруссию. Хоть один череп они могли на память о себе оставить?

Древняя керамика, обнаруженная в Великом Новгороде, относится к фельдбергской культуре, центр которой находился на Одере.

 

Рис. 3. Распространение фельдбергской керамики (10)

 

Согласно Йоахиму Херрманну, фельдбергская керамика - это “типичное произведение велетских племен”. Из ареала велетов (волынцев) фельдбергская керамика в небольшом количестве поступала в соседние области ободритов. По подсчетам П.Доната, на территории  современной Германии выявлено 268 памятников с находками керамики фельдбергского типа, около 85% их приходится на волынскую территорию. Этим исследователем составлена и общая карта распространения этой керамики. Все раскопанные археологами поселения с преобладанием этой посуды находятся в ареале велетов (волынцев). Находки фельдбергской керамики в Новгороде доказывают присутствие  в Северо-Восточной Руси западных славян. Велеты жили в нижнем течении Одера. Известны и другие варианты написания их имени – вильцы, волинцы.  В официальной истории Польши «велеты» фигурируют как «волыняне».

Польские ученые приводят много примеров упоминания этого племени средневековыми авторами. По их мнению, наиболее древнее свидетельство зафиксировано Баварским географом (840г.) - Velunzani. Баварский автор пишет, что у волинчан (волинцев)    70 городов (11).

В Пскове, Старой Ладоге, в городке на Ловати и в др. местах также обнаружены «керамические комплексы» балтийских славян.

Культ Святовита, распространенный в Руяне, отметился во многих уголках Восточной Европы. Например, при археологических раскопках в Старой Рязани была найдена маленькая бронзовая фигурка Святовита. Каменные кумиры Святовита о четырех лицах, смотрящих на все стороны света, обнаружены на Украине – один в селе Иванковицы, другой – в реке Збруч. Кроме того, известно, что в конце первого тысячелетия славянские культы в Восточной Европе подверглись значительным изменениям, которые можно объяснить только влиянием балтийских славян.

Владимир Святославович (Красное Солнышко), вернувшись из-за моря с варяжской дружиной, сел на престол в Киеве и ввел там культ Перуна, хорошо известный в Южной Балтике, но совершенно незнакомый в Скандинавии. А ведь современные интерпретаторы вполне серьёзно подробно нам повествуют о бегстве Владимира к норвежскому королю и о наборе именно там варяжской дружины, хотя летописи говорят лишь о бегстве Владимира «за море».Так куда убегал за помощью Владимир, проиграв войну за престол своему брату Ярополку? Если бы он бегал к норвежцам, в Киеве ставили бы идолы Тору, а не Перуну. То, что культ Перуна был распространен именно у балтийских славян – есть множество доказательств.  Так, в их языке (например, в лужицком, до сих пор существующем на территории Германии), четверг  назывался «Перуновым днём»(12).  В лужицком языке до сих пор четверг так и называется - Перендан (Перунов день)(13). Имя Перуна зафиксировано в ряду славянских слов, которые в 15-ом веке использовали жители острова Рюген (Руян),  говорившие уже в целом по-немецки, но еще помнившие многие славянские слова, такие как "мать", "вода", "млеко", "рыба", "хмара", "тата", "земя", "живот", "Перун"(14).  Об идолах Перуна в Пскове и Новгороде дружно сообщают русские летописи и многие другие источники. Так Новгородская первая летопись младшего извода сообщает, что в лЂто 6497 (989): «И приидѣ Новугороду Акимъ архиепископъ Коръсунянинъ, и требища раздруши, и Перуна посече, и повеле волочи Волховомъ, поверзавше оужи, волочаху по калу, бьюще жезьлиемъ; и заповѣда никомуже нигдѣже не приати. Идѣ пидьблянинъ рано на реку, хотя горонци вести в гсродъ; оли Перунъ приплы ко берви, /л.57об./ и отрину и шесътомъ: «ты, рече, Перушиче, досыть еси гшлъ и елъ, а нынѣ поплови прочь»; и плы съ свѣта окошное»(15). Заметьте, религия новгородцев и псковитян имеет прямую аналогию с религией балтийских славян, а нам упорно твердят о скандинавах, создавших Русское государство.

Говоря о волинских корнях славян Северо-Восточной Руси, нельзя замыкаться только территорией города Волин.

Вся территория вокруг, на огромных просторах от Эльбы (Лабы) до Вислы была заселена родственными народами. Между тем волинцы входили в состав мощного западнославянского племенного союза ругов-рутенов-руян. Все побережье вокруг Одера и ближайшие балтийские острова населяли руги (раны, руяны, руны, русены, рутены). Адам Бременский пишет: «Остров рунов Ройне лежит рядом с городом Юмне, так что у них общий король». «Деяния епископов гамбургской церкви»(16). Здесь: Ройне - остров Руян (Рюген); Юмне или Юлин - так называли город Волин германцы. О том, что у руян есть король, пишет и Баварский географ (приблизительно 840г): «Зеруяне (Zeriuani), у которых одних есть королевство и от которых все племена славян, как они утверждают, происходят и ведут свой род».

Поэтому, говоря о прародине славян, заселивших Северо-Восточную Русь, нельзя обойти стороной удивительную славянскую цивилизацию острова Руян (Буян в русской мифологии). Об этом острове и живущих на нем ругах-руянах рассказывают многие католические хронисты 9-12 веков и арабские путешественники того времени. Описание острова Рюген в изложении западных хронистов, как я уже отмечал выше, полностью совпадает с описание острова Артания в арабских летописях. Особо заметим, что западные писатели того времени упорно называют королями правителей только двух славянских государственных образований: Киевской Руси и острова Рюген (с прилегающими материковыми территориями). Владык же Польши, Чехии и т.д. они называли не иначе, как князьями. При этом и жители этого острова, и жители Киевской Руси именуются у западных хронистов ругами, рутенами или руссами. Князь Ярослав Мудрый во всех западных хрониках называется не иначе, как королем «ругнорум» (Ругии). Королевой «ругнорум» зовется и его дочь Анна, вышедшая замуж за короля Франции.

О руссах (ругах) я расскажу подробно в восьмой главе. А сейчас, вернемся на остров Рюген. Руяне, по описанию Адама Бременского, Гельмольта фон Базау и др. были необыкновенным народом. На острове не было пашен. Все жители жили торговлей и войной. Причем воевали они в пользу местного знаменитого славянского капища в Арконе. Значительную часть своих трофеев воины были обязаны передавать в пользу храмов этого культового города. Сюда несколько раз в году, прибывали толпы паломников не только с Рюгена (Руяна) но и с континентальных территорий, заселенных  славянами. Главный праздник был в сентябре, когда верховный жрец гадал на урожай следующего года, на исход военных походов и т.д. Сентябрь во многих славянских языках, например, в украинском, называется «руяном». Это название имеет дохристианское происхождение и связано с древними религиозными праздниками славян. Скорее всего, отсюда и название острова.

Возможно, что само славянское название сентября – руян, связано с красным цветом, который во многих славянских языках, например, в сербском так и называется - «руян». Такое название месяца можно объяснить тем, что в сентябре листья деревьев краснеют и желтеют. По свидетельству средневековых католических писателей, все жрецы Арконы облачались в красные мантии из пурпура. Известно, что флаги древних славян были красного и белого цветов.

Писатели 9-12 веков подробно описывают языческие обряды Арконы. Например, «гадание белого коня». Белый конь с нестриженой гривой, бережно выращенный жрецами, перешагивал через копья. От того, какой ногой, через какое по порядку копье он переступал, зависело предсказание волхвов. Точно такой же обряд позже был зафиксирован этнографами среди поморов Белого моря, новгородцев и псковичей. Там девушки таким способом гадали на жениха.

Воины Руяна воспитывались с детства при храмах.

Адам Бременский пишет об этом острове: «Его населяет могучее склавское племя ранов, [или рунов]. По закону без учета их мнения не принимается ни одно решение по общественным делам. Их так боятся по той причине, что с этим племенем водят близкую дружбу боги, а вернее, бесы, поклонению которым они преданы более, чем прочие. Оба острова переполнены пиратами и безжалостными разбойниками, которые не щадят никого из проезжающих. Ибо всех, кого другие пираты обычно продают, эти убивают»(17).

И далее он, рассказывая о морских разбоях славян, свидетельствует: «Один из (этих) островов зовется Фембре (Фемарн). Он лежит против области вагров, так что его можно видеть из Альдинбурга (Старогорода)... Другой остров (Руян) расположен напротив вильцев. Им владеют ране, храбрейшее славянское племя».

Ране или руяне – это жители острова Рюген. Вильцами (велетами), католические миссионеры и летописцы называли славянские племена, живущие в устье Одера и известные нам как волинцы (лютичи). Поэтому можно смело констатировать, что этноним «вильцы» также является производным от имени города Волин. Вернее, это один  из вариантов произношения этого названия. Известно, что город Вильнюс до 1939 года назывался Вильно. Это название дано столице Литвы не случайно. Дело в том, что город построили выходцы из Волина. «Гази-Барадж тарихы» называет литовцев, значительно усилившихся в начале 13 века, не иначе как артанцами. Т.е. западные славяне с острова Артан (Руян, Рюген) и примыкающего к острову Поморью, подчиненного Руяну (вспомним, что Адам Бременский говорил о том, что у жителей Руяна и Волина общий король) колонизировали не только территорию Северо-Восточной Руси и Белоруссии, но и Юго-Восточной Прибалтики. Самые древние города, возникшие на территории Литвы, Эстонии и Латвии являются славянскими (Колывань - Ревель - Таллин, город вендов Виндава - Вентспилс, Юрьев – Тарту, Ковно – Каунас, Митава - Елгава и т.д.)

И еще, на территории России, как известно, текут две реки с названием Двина (Северная и Западная). В  устье Западной Двины стоит Рига. А в устье Северной Двины с древних пор селились поморы, этнически связанные с новгородцами. Как связать эти два названия рек, находящихся друг от друга на огромном расстоянии? Какой народ мог дать им эти названия? Может это случайное совпадение? Но в таком случае при случайном совпадении никто бы в древности не стал бы давать этим названиям сопутствующие прилагательные «западная» и «северная». Значит однозначно название дано одним народом. Естественно, что кто дал эти названия, тот и идентифицировал их по сторонам света. Другими словами название это славянское. Только когда оно появилось? Конечно, добавить географические прилагательные этим двум рекам могли жители средневековой Новгородской республики, которые посещали по своим делам обе Двины. Но я считаю, что данные реки были названы так несколько раньше (до возникновения средневековой Новгородской республики). А именно в момент переселения предков новгородцев из западных районов Прибалтики.  И здесь мы вновь сталкиваемся с Волинцами. Дело в том, что одно из трех русел Одера (то, что огибает остров Волин с востока), до сих пор носит название Дзивна. Также называется морской залив в устье данного русла Одера. Название Дзивна (Дзвн) и Двина (Двн) имеют явную аналогию, так как звонкое западнобалтийское «з» при соприкосновении с носителями восточнославянских языков легко выпадает из слова. Другими словами, западнославянские переселенцы из варяжского города Волин на новых местах своего расселения давали окружающим их объектам свои любимые знакомые названия. А это значит, что в переводе на современный русский язык река Двина называется не иначе как «Дивная». Залив, на берегу которого стоял город Волин в «Житие Оттона» назван «озером Дивенским» (18).

 

 

Рис. 4. Устье Одера

 

Про переселение западных славян на Северную Двину есть сведения в «Гази-Барадж тарихы», где говорится, что воевода Святогора Вадим Храбрый нанимал в начале 9 века кулбаков и варягов и селил их в разных местах. В частности на Кара-Туне (так булгары называли Северную Двину). Кулбаки жили в Поморье к востоку от Одера.

Интересно также название соседнего с Волином острова, дошедшее до нашего времени - Ужедом (нем. Uzedom). Оно не требует перевода. Так и представляется варяжский купец, жадно вглядывающийся в морские просторы. Увидев очертания родных мест, он восклицает: «Уже дом!» За то, что это не просто созвучие какого-нибудь немецкого слова (остров Волин принадлежит теперь Польше, а большая часть Ужедома Германии) говорит польский вариант названия данного острова – «Uznam», что переводится как «Узнаю».

Поэтому, переселение западных славян в восточную Прибалтику во времена легендарного Рюрика не было каким-то уникальным явлением. Даже современные  карты  Прибалтики наглядно доказывают, что вся территория восточнее Польши была колонизирована славянами. К примеру, топоним «Venden» в разных вариантах встречается на старых картах многократно. Упомяну для примера известную крепость Венден (ныне латвийский город Цесис), у которой 21 октября 1578 г. произошло сражение между   русским войском под командованием князя И.Ю. Голицына и польско-шведской армией под командованием гетмана Сапеги и генерала Бое. (Ливонская война, 1558—1583). А также реку Венту и населенный пункт Вендов (Виндава, совр. Вентспилс).

Взглянем на карту конца 16 века. Даже не смотря на несколько веков германо-шведо-датского владычества, на карте Ливонии можно встретить несколько явно славянских названий. Таких как Вольмер (Вольмир), Руен (Руян) и т.д.

 

Рис.5. Фрагмент карты «Великое княжество Литовское, Ливония, Московия».

Кёльн 1589г

 

Кстати, к подтверждению массовой миграции западных славян можно отнести и сообщения летописей о первом князе Полоцка Роговолоде. Он, как и Рюрик, согласно летописям, прибыл «из-за моря». Его имя и имя его дочери Рогнеды, напрямую связано с религией ругов Руяна. Священный рог, ежегодно торжественно наполняемый жрецами «священным вином» почитался там наряду с идолами. Обладатель такого рога, по их поверьям, считался наисчастливейшим человеком.

Из всего вышесказанного и из информации, вынесенной в  статью о Вильнюсе, можно сделать вывод, что Восточную Прибалтику с давних пор колонизировали западные балтийские славяне, которых франки, датчане, скандинавы, финны  и немцы, называли обобщенным именем – «венды». Самое активное участие в данной колонизации принимали племена волынцев (вильцев). Они, в частности, построили на новых территориях города Вильно, Волин (булг. Балын, совр. Суздаль) и Галич (Новгород), дали названия рекам Вилия и Двина.

Под именем вильцы данный народ фигурирует во многих германских источниках с древних времен (еще один вариант велеты). Так, Лев Прозоров в своей книге «Святослав» пишет: «В записанной в XIII веке в Швеции «Тидрек саге» повествуется о подвигах и завоеваниях «конунга Вилькина, славного победами и храбростью». Сей Вилькин – вождь и прародитель вилькинов. Так сага зовет вендский народ, известный по другим источникам, как вильцы, велетабы, велеты, вельты, а нашим летописям известный как лютичи. Так вот, Вилькин этот «силами и опустошением овладел… Свитьодом (Швецией – Л.П.) и Гуталандом (островом Готланд – Л. П.), и всем царством шведского конунга, Сканией (Сконе, южный берег Швеции – Л.П.) Скаландом, Ютландом (Данией – Л.П.), Виндландом (землей вендов – Л. П.), и всеми царствами, какие к тому принадлежат»(19).  Гильфердинг в «Истории балтийских славян»  собрал целую подборку сообщений западных летописцев о владениях волынцев-велетов далеко за пределами своей прибалтийской родины. Вот несколько примеров, приведенных Гильфердингом: «Важно свидетельство знаменитого англо-саксонского писателя (начала VIII в.) Беды Преподобного, который говорит, что (около 700 года) мажордом Пипин назначил св. Виллиброрду местом для епископского престола новообращенной им страны фризов, "свою славную крепость, которая называется у тех народов древним именем Вильтабург, т. е. городом вильтов, а на языке галлов Trajectum (Утрехт)". Кроме того, есть Голландская летопись, которая очень часто упоминает о поселениях славян вильтов (т. е. велетов) между фризами и нижними саксами в северной Голландии и Гельдрии, и о постройке около Утрехта (Ultrajectum, Trajectum) славянской крепости Вильтенбург... Голландские славяне обитают там с самых древних времен и, хоть воинственны, но живут в ладу с окружающими фризами и саксами: эти три народа избирают себе общих вождей, и славянский город Вильтенбург является у них как бы столицей… Он сообщает нам определенно только два-три события, и то самых бесцветных, именно, что король франкский Дагоберт (в начале VII в.) покорил фризов и славян-вильтов, разрушил Вильтенбург и укрепил город Trajectum (Утрехт); что Пипин Геристальский, полностью подчинив своей власти Славонию (т. е. фризскую) и Голландию, превратил их в область, которая получила название восточной Франции; что св. Виллиброрд (тот самый, о котором приведено выше свидетельство преподобного Беды), освятил церковь "у древнего Славенбурга, что теперь Vloerdingen"; наконец, он уверяет, будто бы св. Бонифаций, знаменитый проповедник христианства в западной Германии, послал (в 702 г.) 30 священников и дьяконов в Славию (т. е. землю славян во Фризии) обращать язычников, и потом сам пришел туда, убедил некоторых, но вскоре погиб с товарищами мученической смертью от тамошнего народа...»(20) . Гильфердинг приводит славянские названия, сохранившиеся в его время (19 век) на карте Голландии: «Таковы: местечко Вильтенбург, близ Утрехта, Вильта, Видениц (т. е. Воденец), Камен, Свята и другие» (21).

Хочу заметить, впрочем, сильно не настаивая, смысловую близость названий велетов (волинцев – свободных людей) и фризов (free – свободный). На то, что имя  фризов было германским дублированием имени «волинцы» подталкивают и некоторые косвенные события. Так в «Житии Стефана Сурожского» упомянут русский князь Бравлин, захвативший Крым в конце 8 века. Имя князя, возможно, происходит от местечка Браваллы, при котором произошла большая битва между данами, норвежцами, вендами и фризами. Фризы оказались в числе потерпевших поражение, и многие из них покинули свою страну, переселяясь на восток. Оставшиеся на родине были ассимилированы соседними саксами и данами.

Гельфердинг отмечает, что велеты имели свои колонии в Дании и даже на Туманном Альбионе: «Утрехтский летописец повествует, что в века глубокой древности славяне-вильты, изгнанные из Англии, прибыли в Голландию и там основались. Этот рассказ, кажется, намекает на связь велетов голландских с английскими, хотя, очевидно, велеты перешли не из Англии в Голландию, а наоборот. Тот же писатель говорит, что с англами и саксами, которых Генгист и Горса привели в Британию, были также славяне. Это известие довольно вероятно, по соседству западных славянских ветвей с англами и саксами, но нельзя сказать, до какой степени оно достоверно. Во всяком случае, о значительном поселении славян велетского племени на юго-запад от Бристольского канала, свидетельствуют имена, как-то: страна Вильтс, в старину Wiltsoeten, т. е. селение вильтов, город Вильтон, графство Вильтшир и т. д. Впрочем, эти вильты, как и голландские, не имели своей собственной истории: рано утратив славянскую народность, они во всем разделяли судьбу англо-саксонского племени» (22).

А вообще, вельты (волынцы) были  зафиксированы в Прибалтике  еще греческим географом Птолемеем, жившем во 2 веке нашей эры. Он относит это племя к сарматам, о чем повествует в своем «Руководстве по географии»: «21. Восточнее вышеназванных племен живут: ниже венедов - галинды (галиданы), судины и ставаны до аланов; ниже их игиллионы, затем костобоки и трансмонтаны (загоры) до Певкинских гор.
22. Затем побережье океана у Венедского залива занимают вельты, выше их - осени, затем самые северные - карбоны, восточнее их - каресты и салы (ниже этих - гелоны, иппоподы и меланхлэны); ниже их - агафирсы (агатирсы), затем аорсы и пагириты; ниже их - савары (савры, саубры, сауры) и боруски до Рипейских гор» (23).

Вновь вернемся на Руян (Рюген). Сейчас можно с полной уверенностью говорить о том, что походы воинов Руяна совершались не только на близлежащие земли, но и «за тридевять земель». Так, по арабским хроникам давно был известен поход руссов на Севилью в 844 году. Современная наука называет этот набег «норманнским», величая руссов «неизвестным науке норманнским племенем». Но в семидесятые годы 20 века на Рюгене, в районе современного города Ральсвик был найден клад из более чем 2 тысяч арабских монет, среди которых было большое количество монет арабской Испании(24).

 

Рис. 6. Клады, найденные в землях балтийских славян. Торговые пути

 

Младшая монета этого клада датируется 842 годом. А это значит, что именно на Руян воины, напавшие на Севилью, отвезли свою добычу. Никаких норманнов на Руяне никогда и в помине не было. Аркона была главным культовым местом всех западных славян. А воины Арконы для того и воспитывались, чтобы защищать святыню от иноземцев. И ..., зарабатывать средства на его содержание.

«Зарабатывали» они средства на содержания храмов Арконы не только тем, что совершали дальние походы на иноземцев, но и тем, что грабили различные славянские племена. Их они обкладывали данью и полюдьем. Поэтому, возможно, за буйный нрав обитателей Руяна славяне, страдающие от грабежа и неволи, саркастически называли остров Буяном.

Остров по сведениям средневековых писателей был густо заселен. О том, что на данном острове живут руги, нам сообщил еще Корнелий Тацит (ок. 56 — ок. 117 н. э.)(25), который писал, что они отличаются от других племён круглыми щитами, короткими мечами и покорностью царям. Вспомним в связи с этим реконструкцию готского воина, участвовавшего в разгроме Русколани.

Продолжение следует.

Примечание: при цитировании ссылка на автора и сайт обязательны.

 источник:skolo.ru/history-peoples/38-galichane-istoriya-tainstvennogo-horosho-izvestnogo-naroda-chast-2.html


Литература:

1. Н.М.Петровский. О новгородских словенах//Известия отделения русского языка и словесности. Пг., 1922.

2. В.Б. Вилинбахов. Балтийские славяне и Русь. "Slavia occidentals", т. 22, 1962, стр. 253-276.

3. В.Л. Янин, М.Х. Алешковский. Происхождение Новгорода (к постановке проблемы) // История СССР, № 2. М.-Л., 1971., С.50.

4. М.X. Алешковский. Новгородский детинец 1044 - 1430 гг // "Архитектурное наследство", № 12. М., 1962., С. 15.

5. В.П. Даркевич. Топор как символ Перуна в древнерусском язычестве // СА. 1961. № 4. C.91-102.

6. Н. А. Макаров Древнерусские амулеты-топорики // РА. 1992. № 2. С. 41-56. 

7. Arne Т.J. Sverigesförbindelsermed Östernundervikingatiden // Fоmvannen, 1911. S.58-59; Paulsen Р. Axt und Kreuz in Nord und Osteuropa. Воnn, 1956. S.197.

8. Предметы 9-11 вв. языческой части Рождественского могильника, Прикамье (по данным статьи: Крыласов Н. Б., Бочаров И. В., Бочарова И. В. Некрополь Рождественнского археологического комплекса. // Охранные археологические исследования на Урале. Вып. 1. Екатеринбург, 1997., С. 101-124.

9. Седов В.В.,  Славяне  в раннем средневековье, -М.: Институт Археологии РАН, 1995. 

10. Йоахим Херрман. Общественные основы культуры  и  искусства славянских племен. //  Славяне  и  скандинавы: Пер. с немецкого/ Общ. ред. Е. А. Мельниковой. - М.: Прогресс, 1986., С. 352. HerrmannJ. Siedlung, WirtschaftundgesellschaftlicheVerhältnissederslawischenStä

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 2).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________